• USD 27
  • EUR 32.7
  • GBP 38.1
Спецпроекты

Починить, а не выбросить. Когда смартфоны начнут работать по 10 лет

Купленная сегодня бытовая техника или электронный гаджет вряд ли прослужит долго. Отремонтировать самому не получится, а ремонт в мастерской будет сравним с ценой нового устройства. Но вскоре все может измениться

Сегодня никто особо и не скрывает, что производители электронных устройств намеренно сокращают срок службы своих изделий
Сегодня никто особо и не скрывает, что производители электронных устройств намеренно сокращают срок службы своих изделий / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Некоторые читатели "ДС", возможно, помнят, как ремонтировали сломавшийся телевизор 30 лет назад. При помощи отвертки, паяльника и схемы, которая прилагалась к инструкции. Это занимало время, но стоило очень дешево (если сам паять умел и отличал резистор от конденсатора). 20 лет назад ремонтировали уже при помощи отвертки и тихого, доброго слова в адрес производителя — менять доводилось всю плату целиком, а стоили они недешево.

15 лет назад в случае поломки заменялся сразу целый блок: минутное дело, но по семейному бюджету било очень сильно. А когда автор этих строк пять лет назад случайно разбил ЖК-панель своего нового телевизора, вызванный мастер грустно посмотрел и сказал: "Я, конечно, могу заменить. Но вам быстрее и дешевле будет купить новый телевизор".

Однако теперь, похоже, маятник может качнуться в другую сторону. На волне "зеленого курса" и борьбы с глобальным потеплением — то есть против засилья "одноразовых вещей", — на Западе набирает силу движение "право на починку". Причем очень быстро: во Франции и ряде штатов США уже принимаются законы, которые прямо обязывают производителей потребительской техники делать так, чтобы ее мог отремонтировать более-менее квалифицированный владелец. Ну или хотя бы чтобы ремонт был возможен в обычной мастерской за углом, а не в авторизованном сервисе.

Именно так выглядит одна из граней борьбы за спасение планеты: ответственное потребление, которое означает не только отказ от пластика или авиаперелетов, но и длительное использование вещей.

Обреченный устареть

Сначала об этом говорили конспирологи, потом заговорили экономисты. Ведь быстро стало понятно, что термины "запланированное устаревание" и "неремонтопригодность" отражают реальное положение дел. Действительно, речь идет о настоящей бизнес-стратегии: на самом деле никто не мешает производителям выпускать различные изделия (хотя бы некоторые) со сроком службы в несколько десятков лет. Вот только компаниям это не выгодно, потому что чем дольше прослужит вещь — тем позже потребитель купит новую.

Отсюда простое, но неприятное для конечного потребителя решение: ресурс вещи должен быть искусственно ограничен. Конечно, скажем, к мебели или посуде это не относится, а вот смартфоны, кофеварки, лампочки или автомобили дольше определенного срока, как правило, не живут.

Реклама на dsnews.ua

О том, что изготовители искусственно сокращают ресурс своей продукции, одним из первых рассказал Джайлз Слейд, автор книги "Сделано, чтобы сломаться". В ней, в частности, была история печально известного "Картеля Фебус" (Phoebus cartel): в 1920-х руководители ведущих мировых компаний, производящих лампы накаливания, — немецкой Osram, британской Associated Electrical Industries, голландской Philips и американской General Electric — договорились искусственно сократить срок службы своих изделий до 1000 часов.

Все это вскрылось лишь через несколько десятилетий, в 1955 г., когда госорганы и журналисты начали проводить свои расследования. "Этот картель — самый очевидный случай запланированного устаревания, потому что были найдены документальные доказательства", — писал Джайлз Слейд.

Сегодня никто особо и не скрывает, что производители электронных устройств, автомобилей и другой техники намеренно сокращают срок службы своих изделий, чтобы вынудить потребителя покупать все новые и новые образцы. Сами корпорации даже придумали стройную систему оправданий — дескать, запланированное устаревание требуется, чтобы бизнес мог реагировать на постоянно меняющийся спрос. И вообще, это лишь часть общей культуры потребления. А бизнес просто реагирует на вкусы покупателей.

Отсюда и происходит то, что в корпоративной культуре скрывают за эвфемизмом "регулирование ресурса" — это когда определенные детали специально делают менее долговечными, из-за чего они отказывают раньше, тем самым делая изделие в целом неработоспособным.

А вот тут уже вступает в силу второй "демон" — неремонтопригодность. Отказавшая деталь зашита в целый блок, который можно поменять только целиком. И сделать это можно только в мастерской, получившей лицензию у производителя, купив этот самый блок у этого же производителя. Иначе — потеря гарантии, а то и судебное преследование.

В результате стоимость ремонта начинает быть сопоставимой с ценой самого устройства. То есть потребителю выгоднее купить новый гаджет или, скажем, бытовую технику — что производителю и требовалось.

Что интересно, в капиталистической экономике это всех устраивало: ровно до тех пор, пока на сцену не вышла новая влиятельная сила — "зеленые", рьяно взявшиеся спасать планету от людей. Они быстро объяснили взволнованному глобальным потеплением обществу, что менять смартфон каждый год, а пылесос — каждые два года, — это безответственное потребление, так как эти вещи способны еще работать и работать, а неоправданный выпуск новых вместо них — только загрязняет окружающую среду.

Новая эра ремонтируемых вещей

Под давлением "зеленых" с одной стороны и недовольных потребителей — с другой, бренды задумываются об отказе от концепций запланированного устаревания и неремонтопригодности.

Это прежде всего заслуга активистов, выступающих за право на ремонт, которые смогли доказать в судах с привлечением экспертов, что многие производители бытовой электроники, мебели и медицинской техники намеренно монополизировали рынок послепродажного обслуживания своих продуктов ради получения дохода от ремонтов и планового обслуживания, а также для увеличения продаж новых продуктов.

Также было доказано, что многие компании сознательно делают недоступными запасные части или инструкции, необходимые для самостоятельного ремонта их продуктов. Либо даже проектируют компоненты таким образом, чтобы их было сложно разобрать для ремонта и они были несовместимы с неавторизованными запасными частями.

Издание Wall Street Journal по этому поводу цитирует сооснователя лондонской некоммерческой организации Restart Project Уго Валлаури: по его словам, благодаря контролю над ремонтом компании могут подталкивать клиентов к выбрасыванию электроники, работу которой вполне можно было возобновить..

Законы и маркетинг

Еще более важно, что в последние годы движение за право на ремонт, набравшее вес по всему миру, привлекло внимание законодателей в результате совместной кампании разных групп потребителей и активистов по защите окружающей среды.

В результате законы о праве на ремонт были предложены в ряде штатов США — от Арканзаса до Вашингтона. За пределами Штатов пока лидирует Франция: там правительство начало требовать от производителей определенных электронных устройств оценивать ремонтопригодность своих продуктов по шкале от 0 до 10. Чем ближе оценка продукта к 10, тем легче его ремонтировать. Apple, например, присвоила своему iPhone 12 Pro Max индекс "6".

Ожидая все более массовое принятие законов о праве на ремонт и усиления государственного регулирования производители сами начинают делать запасные части и инструкции, необходимые для ремонта их продуктов, доступными для всех желающих. Некоторые компании — такие, как производитель электроники HTC, — уже начали даже делать на этом себе рекламу, рассказывая, что они предоставляют клиентам больше возможностей для ремонта неисправных изделий, а также заботятся об устойчивом развитии.

Другой пример — IKEA, которая раньше продавала клиентам запасные части (гайки, болты и винты) в магазинах, а в 2020 г. позволила заказывать их бесплатно через интернет. Сейчас компания ищет способы продавать запасные части, такие как подлокотники, подушки и передние панели ящиков, чтобы не вынуждать клиентов менять мебель целиком.

В апреле нынешнего года в ЕС вступили в силу дополнительные положения общеевропейской Ecodesign Directive, которая устанавливает экологические требования к электроприборам. Теперь производители должны начать вносить такие изменения в конструкции приборов, чтобы их ключевые узлы можно было легко заменить без профессиональной помощи. А заодно — обеспечивать доступ к запасным частям всем желающим и предоставлять техническую информацию независимым ремонтным мастерским. К каждому бытовому прибору будет прилагаться подробная инструкция по сборке и разборке его ключевых узлов, причем с помощью простых домашних инструментов: отвертки, плоскогубцев или гаечного ключа.

Не все так радужно

Скептики говорят, что крупные технологические компании не будут продвигать устройства, пригодные для ремонта, поскольку это разрушительно для их бизнес-моделей. С другой стороны, некоторые IT-производители вынуждены ослаблять жесткую политику в отношении ремонта под давлением потребителей, не дожидаясь, пока этого потребует закон или постановление правительства.

В 2019-м Apple после ряда скандалов начала поставлять некоторым независимым ремонтным предприятиям в США запчасти, инструменты, обучение, руководства по обслуживанию и диагностику для послегарантийного ремонта iPhone. А два месяца назад компания объявила, что включит компьютеры iMac в программу независимого ремонта и расширит ее до более чем 200 стран. Ну а следующие "яблочные продукты" изначально будут более ремонтопригодны. Но пока за попытку отремонтировать iPhone у мастера в соседнем доме вы гарантированно лишитесь гарантии.

Тем не менее, противники "права на ремонт" и запрета на запланированное устаревание указывают, что вообще-то быстрый товарооборот стимулирует экономический рост и создает рабочие места. А необходимость постоянно выпускать новые гаджеты, чтобы вытянуть побольше денег из потребителей, дескать служит двигателем инноваций.

Но сейчас явно не их время. Так что следующий ваш смартфон, вполне возможно, прослужит дольше, чем нынешний.

    Реклама на dsnews.ua