• USD 26.2
  • EUR 30.5
  • GBP 36.1
Спецпроекты

Скандал с рейтингом Doing Business. Как правительству работать без священной коровы

Рейтинги не всегда отражают настоящее положение дел в стране в целом и в инвестклимате в частности. На что же ориентироваться Украине после закрытия самого любимого всеми последними правительствами отчета?

Depositphotos
Реклама на dsnews.ua

Даже там подтасовывают

Оглушительная новость уходящей недели: Всемирный банк (ВБ) больше не будет публиковать рейтинг легкости ведения бизнеса Doing Business, по которому уже много лет украинские власти, эксперты и предприниматели пытались сориентироваться, улучшается ли у нас условия для бизнеса или нет.

Как говорится в сообщении ВБ, распространенном 16 сентября, причина закрытия этого рейтинга — подрыв доверия к нему.

Как выяснилось в ходе независимого расследования, проведенного по заказу самого Всемирного банка, бывшая его глава Кристалина Георгиева, которая сейчас управляет МВФ, давила на персонал, чтобы повысить показатели Китая в отчете Doing Business-2018, который был опубликован в октябре 2017 г. В нем позиция Китая повысилась на 7 пунктов — до 78-го места по сравнению с предыдущим годом.

Всемирный банк сообщил, что будет работать над новым подходом для оценки делового и инвестиционного климата, но когда появится очередной рейтинг и будет ли он публичным, не уточнил.

Напомним, что рейтинг Doing Business был разработан в 2003 г. и впервые обнародован в 2006 г. Он составляется на основе изменений законов и других нормативных документов, которые касаются различных этапов работы бизнеса. Внутри него отдельно определялись места по десяти параметрам: насколько легко отрыть бизнес, зарегистрировать его, подключиться к энергоснабжению, насколько доступны кредиты, легко ли платить налоги, как защищены права инвесторов и др. — вплоть до того, сколько центов с вложенного доллара инвестор сможет вернуть, если проинвестированное им предприятие обанкротится.

Doing Business: где наше место

Реклама на dsnews.ua

Украина в рейтинге Doing Business в последние годы росла, и это составляло предмет гордости власти. Если в 2006 г. наша страна была на 132-м месте, а в 2010 г. — на 142-м, то в отчете за 2014-й (в котором оценивались усилия по улучшению климата за 2012 и 2013 гг.) она поднялась до 112-го места. Еще через два года мы поднялись до 83-го места, а по итогам самого последнего отчета — Doing Business-2020 — Украина финишировала на 64 месте.

Примечательно, что место в этом рейтинге стало чем-то вроде священной коровы для любой украинской власти, и задачи подняться по строкам списка стран, наиболее благоприятных для бизнеса, прописывались в программных документах правительств, а среди аргументов принять некоторые законы часто звучало — "это повысит рейтинг Украины в Doing Business".

Исключением не стала и нынешняя власть — в ноябре 2019 г., через несколько месяцев после своего избрания, президент Владимир Зеленский поручал составить план мероприятий, которые нужно выполнить для повышения места Украины в этом рейтинге (вскоре тогдашний глава Минэкономики Тимофей Милованов даже представил подробный отчет). А нынешний премьер-министр Денис Шмыгаль заявлял, что цель Украины — попасть в ТОП-30 стран Doing Business. Кстати, его предшественники — Владимир Гройсман и Арсений Яценюк тоже ставили себе задачи по восхождению к вершине рейтинга, а лидером по оптимизму среди вывших должностных лиц был Алексей Гончарук в 2019 г., еще до своего премьерства, он "предвосхитил" появление нашей страны в ТОП-10 Doing Business в 2021 г.

Однако в свете заангажированности рейтинга сомнения в его достоверности, которые возникали и ранее, еще более укрепились. В частности, экономический эксперт Алексей Кущ указывал на очевидные несоответствия в нем еще до скандала с подтасовкой результатов по Китаю. Например, Афганистан опережал Украину по показателям легкости подключения к электросетям и по вопросам банкротства. Или еще один пример — Грузия: по легкости ведения бизнеса она после президентства Михеила Саакашвили стала занимать ведущие места, намного выше Китая, но в мире не появилось произведенных в Грузии смартфонов или электромобилей. "Грузия как была до Саакашвили страной, экспортирующей вино и "Боржоми", так и осталась. Значительная часть ее экономики как формировалась за счет туризма, так и формируется до сих пор. 30% ВВП как формировались за счет трансфертов трудовых мигрантов, так это и остается. И из страны как выезжали люди, так и выезжают до сих пор", — отметил в эксперт в комментарии "ДС".

Возникают сомнения и в достоверности места Украины в рейтинге: после принятия пакета документов, которые упрощают разрешения в сфере строительства, позиция Украины в этой части улучшилась. Но непрозрачный рынок строительства — сохранился, и чужой компании попасть на столичные площадки все так же невозможно, как и ранее, отметил Алексей Кущ.

И наоборот — низкое место в рейтинге еще не означает, что инвестиции в какую-либо сферу не идут. Например, после того, как Украине установила высокий тариф на "зеленую" энергетику и гарантировала его выплату, к нам выстроилась очередь из инвесторов, желающих вложить деньги даже несмотря на низкие показатели в Doing Business по легкости подключения к электросетям, коррупцию, неэффективную судебную систему и слабую защиту прав собственности. "Потому что инвестора интересуют темпы капитализации бизнеса, и если они превышают риски, то инвестор придет", — пояснил Алексей Кущ.

Рейтинг изначально задумывался как некий приз, который получает страна за успехи, он является следствием высоких темпов развития. "А у нас решили, что высокие темпы развития обеспечиваются высоким местом в рейтинге. У нас считали, что если Украина попадет в ТОП-10 стран по легкости ведения бизнеса, то к нам пойдут инвестиции и мы начнем развиваться. Хотя все с точностью до наоборот", — отметил Кущ.

Кому теперь доверять?

К рейтингу Doing Business и без злоупотреблений было много претензий. Одна из них — низкая оперативность: при составлении проходит несколько этапов сбора информации и опросов, поэтому в результате на выходе мы имеем ситуацию по состоянию на прошлый и позапрошлый годы, отметил Анатолий Амелин, соучредитель Украинского института будущего, директор программы "Экономика".

Кроме того, как указал старший экономист Центра экономической стратегии Дмитрий Горюнов, некоторые государства научились "взламывать" рейтинг, в котором многие параметры считаются не в целом, а относительно конкретных ситуаций. Например, регистрация недвижимости — это регистрация склада в столице (или в случае с большими странами — по крупным городам). "И некоторые страны начали улучшать эти узкие ситуации, не трогая систему в целом", — пояснил он.

Нужен ли в таком случае рейтинг стран по легкости ведения бизнеса, если в предыдущем накопилось столько ошибок? Эксперты считают, что — да. "Хотя методика Doing Business устарела, но более быстрая и эффективная модель сравнения стран по качеству ведения бизнеса, по возможностям для инвесторов — точно нужна", — полагает Анатолий Амелин.

Инвесторам нужны первоначальные простые сигналы, поскольку никто не будет вручную сравнивать все детали экономического регулирования между десятками или даже сотнями стран. "Чтобы в принципе обратить внимание на страну, нужна какая-то простая для восприятия сравнительная информация. Нишу такой информации и занимают подобные рейтинги", — считает Дмитрий Горюнов.

Пока Doing Business проходит перезагрузку, ориентироваться можно на Индекс экономической свободы (Index of Economic Freedom, который составляется The Heritage Foundation) и Global Competitiveness Report (World Economic Forum). "Все они в каком-то смысле конкуренты, потому что так или иначе описывают, легко ли вести бизнес в стране. Даже отдельные компоненты пересекаются. Например, у Индекса экономической свободы есть компоненты по защите прав собственности, налоговой нагрузке, регулирование рынка труда (которое, кстати, убрали из DB) и свобода во внешней торговле", — отметил Горюнов.

Кроме того, Украина может и сама, без международных рейтингов, оценивать свободу для ведения бизнеса, используя показатели капитальных инвестиций и прямых иностранных инвестиций. Если они растут, то инвесторы в страну идут.

Впрочем, у нас остается основополагающий вопрос: ставить ли лошадь… то есть священную корову какого-либо рейтинга перед экономикой? Все-таки попытка зациклить KPI для властей всех уровней на конкретных пунктах исследования — не лучшая идя. Потому, как мы выяснили, сама по себе позиция в рейтинге ничего не гарантирует, а страны могут его "взломать". Да и наступать на те же грабли не хочется. Вероятно, правительству лучше разрабатывать стратегические ориентиры исходя из глубокого понимания структуры экономики и потребностей экономических агентов — а не слепо следовать некому шаблону для показательных улучшений.

    Реклама на dsnews.ua