• USD 28.3
  • EUR 32.9
  • GBP 36
Спецпроекты

Концепция поменялась. Почему энергомост "Украина - ЕС" уже не нужен ни Украине, ни ЕС

В Минэнерго решили, что, образно говоря, нет смысла строить мост, если есть возможность свести вместе правый и левый берега реки

Shutterstock
Реклама на dsnews.ua

11 сентября стало известно, что Министерство энергетики планирует отказаться от реализации проекта «Энергетический мост». Об этом на пресс-конференции заявила и. о. министра энергетики Ольга Буславец. По ее словам, вместо него теперь приоритет – полная техническая синхронизация с европейскими энергосистемами в рамках утвержденного для этого плана. В этой ситуации, считает Буславец, воплощение в жизнь отдельного проекта «Энергетический мост» становится просто ненужным.

Попутно и. о. министра напомнила, что ранее данный проект рассматривался как источник финансирования строительства энергоблоков №3 и №4 Хмельницкой АЭС. Однако теперь министерство ищет другие пути инвестирования, которые позволят расширить мощности ХАЭС.

Напомним кратко предысторию. В 2015 г. концерны «Энергоатом», «Укрэнерго» и Polenergia International подписали Меморандум по реализации проекта «Энергетический мост Украина – Европейский Союз». Он получил высокую оценку во время презентации в Европарламенте, а также в Атлантическом совете США. «Энергетический мост» опирался на проект ЕБРР по модернизации украинских сетей передачи электроэнергии для ее дальнейшей синхронизации с европейской энергосистемой ENTSO-E.

Интеграция объединенной энергосистемы (ОЭС) Украины в европейскую энергосистему предусмотрена Законом «О рынке электроэнергии», которым вводятся нормы Третьего энергопакета, а также прописана в проекте «Энергостратегии Украины-2035». Украина рассчитывала, подключившись к сетям Евросоюза и его рынку электроэнергии, стать экспортером в ЕС. Предполагалось, что энергомост обеспечит поставки электричества с Хмельницкой АЭС в Польшу по имеющимся линиям электропередач.

В рамках проекта энергоблок №2 Хмельницкой АЭС должен был быть выведен из ОЭС Украины и подключен через Бурштынский энергоостров для поставки электроэнергии на экспорт в страны ЕС (это 1000 МВт). Непосредственным каналом передачи энергии должна была служить 450-км ЛЭП напряжением 750 кВ, которая связывает Хмельницкую АЭС с подстанцией (ПС) Виделка возле города Жешув в Польше.

При этом получаемые от экспорта в Европу деньги планировалось использовать для достройки блоков №3 и 4 Хмельницкой АЭС (которая оценивается сегодня в сумму около $3,5 млрд). В октябре 2017 г. премьер-министр Владимир Гройсман заявлял, что Украина может возобновить достройку этих двух блоков уже в 2021 г. И, кстати, недавно переговоры об этом в Киеве провели представители американской корпорации Westinghouse.

Однако внутри украинской энергетической отрасли не было единства относительно проекта энергомоста. Например, «Укрэнерго» выступало против него, а «Энергоатом», естественно, за. Последний еще год назад публиковал заявления, доказывая, что «Энергетический мост «Украина – ЕС» в полной мере коррелируется с намерениями Украины синхронизировать свою объединенную энергосистему с европейской. В свою очередь, «Укрэнерго» лоббировало менее масштабный проект строительства для той же цели — вставок постоянного тока. Но и одно, и другое выглядело как временное решение в интересах одной из госкорпораций. Все более очевидным становилось, что надо сразу решать главную задачу: полной синхронизации украинской ОЭС с европейской ENTSO-E. Произойти это должно в 2023 г.

Реклама на dsnews.ua

Но в мае нынешнего года Министерство энергетики возглавила Ольга Буславец, которая с ходу заявила, что «Энергомост Украина — ЕС» как отдельный проект уже не имеет смысла, поскольку есть общие планы по интеграции украинской энергосистемы в европейскую за несколько лет. «Когда он только нарабатывался (проект энергомоста. – «ДС»), я не видела смысла в отдельном проекте при наличии планов по общей синхронизации с европейской системой. Целесообразнее направить все усилия именно на общую интеграцию, а не отвлекаться на какие-то отдельные проекты и давать отдельные условия», – сказала она.

Иначе говоря, нет никакого смысла финансировать отдельный проект, потому что достаточно иных точек, через которые энергосистемы Украины и ЕС будут в итоге соединены. Сейчас Украина соединена со Словакией, Венгрией, Польшей и Румынией тремя линиями электропередач с напряжением 750 кВ, еще тремя ЛЭП на 400 кВ и одной веткой в 220 кВ. Еще потребуется скорректировать работу автоматической системы регулирования частоты и мощности ОЭС. Сейчас она регулирует лишь перетоки между Украиной и странами СНГ. Европейские технические нормы должны быть внедрены для обеспечения поддержания частоты и нагрузки на систему. А строить энергомост – это делать (и финансировать) дважды одну и ту же работу.

«Основной целью проекта энергомоста действительно было найти средства за счет долгосрочного контракта поставок на экспорт электроэнергии в Польшу для достройки энергоблоков Хмельницкой АЭС. Со стороны Украины им занимались НАЭК «Энергоатом» и НЕК «Укрэнерго», потому что, во-первых, нужно было присоединить один блок ХАЭС к Бурштынскому энергоострову, а хозяин Бурштынского энергоострова, как известно, Ринат Ахметов. Кроме всего прочего, я считаю, что Всеволод Ковальчук, который возглавлял тогда «Укрэнерго», играл на ахметовской стороне все время. Поэтому проект этот тормозился», – рассказала «ДС» медиадиректор ассоциации «Украинский ядерный форум» Ольга Кошарная.

Здесь стоит напомнить: сейчас экспортный потенциал Украины составляет 550 МВт, которые обеспечиваются исключительно тепловой генерацией Бурштынской ТЭС («ДТЭК Западэнерго»). Территория и инфраструктура вокруг нее поэтому и называется Бурштынским энергоостровом – ведь он единственный в Украине работает в режиме общей энергосистемы Европы. Понятно, что в случае постройки энергомоста статус-кво был бы нарушен: электроэнергия с ХАЭС также смогла бы уйти в Европу по двум межгосударственным магистральным линиям электропередач мощностью 750 кВ (ЛЭП): одна – на Польшу, другая – на Венгрию.

«То есть сопротивлялся Ахметов, сопротивлялось «Укэнерго», хотя они участники проекта, а самое главное – за все это время не было официально получено мнение польского правительства, — продолжает Ольга Кошарная. — И только в этом году в апреле пришло официальное письмо на Минэнерго. Петр Наимский, который в правительстве Польши отвечает за энергетику, в письме однозначно написал, что энергомост не входит в энергетическую стратегию Польши, что они не видят себя в этом проекте и что у них не планируется реконструкция, модернизация под этот проект подстанций в Жешуве и линий электропередач для того, чтобы обеспечить эту передачу».

Отсюда, по словам эксперта, и вытекает позиция Ольги Буславец, – и она вполне соответствует реалиям сегодняшнего дня. Другой вопрос – где после отказа от проекта брать деньги на достройку двух блоков ХАЭС. И. о. министра говорит, что будут искать другие источники финансирования. Вот только, по мнению Ольги Кошарной, на это «Энергоатому», который сам в долгах, как в шелках, никто кредит не даст. Этот проект невозможен без кооперации с Польшей.

«Я как эксперт по атомной энергетике хочу сказать, что достройка сейчас в этих условиях «хмельницких» энергоблоков со старыми реакторными технологиями большой мощности в том регионе не имеет никакого смысла. Время упущено, потому что у нас и так, знаете, в этом году атомные блоки стоят, потому что у них базовая нагрузка, ночной провал потребления, и они не могут участвовать в маневрировании суточном как тепловые станции, гидроэлектростанции, – сказала Кошарная. – Поэтому даже по техническим соображениям нет смысла строить устаревший блок, где невозможно уже внедрить такие системы безопасности, которые даже наш регулирующий орган по ядерной и радиационной безопасности принял для новых атомных реакторов с учетом урока Фукусимы. Прежде всего это пассивные системы, которые некуда будет встроить в уже существующие конструкции, ловушка расплава и т. д., это все уже невозможно сделать».

Понятно, что лоббирование проекта «Энергетический мост» сейчас, скорее всего, продолжится – ведь в нем заинтересованы крупные зарубежные компании. В консорциум, созданный для реализации проекта, входят Westinghouse (США), французская государственная компания EDF (87% принадлежит французскому правительству, крупнейшая энергокомпания Европы), польская Polenergia International (развивает морскую ветровую энергию, торгует газом и электроэнергией в Центральной Европе), венгерская MVM (национальная энергетическая компания, 100% госсобственности). Как видим, в проекте задействована и польская компания, но в данном случае ее интересы (освоение бюджета на строительство энергомоста), похоже, не укладываются в канву стратегических интересов Варшавы в сфере энергетики.

Наверняка мы в ближайшее время увидим и услышим еще много доводов как в пользу строительства энергомоста, так и против данного проекта. Впрочем, если можно обойтись без лишних затрат и получить в результате примерно тот же эффект, то, наверное, так и стоит поступить.

    Реклама на dsnews.ua