• USD 40.4
  • EUR 43.5
  • GBP 51.6
Спецпроекты

В мире об экономике. Конфискация российских активов, супербатарея для электрокаров и 3D-печать микрорайонов

Пять тем, которые мы не могли пропустить

Замороженные активы центробанка России, быстрозарядная LFP-батарея Shenxing и напечатанный дом BioHome3D
Замороженные активы центробанка России, быстрозарядная LFP-батарея Shenxing и напечатанный дом BioHome3D
Реклама на dsnews.ua

У каждой страны своя информационная атмосфера. И в местных новостных лентах неизбежно теряются события, идеи, лайфхаки со всего мира, которые могли бы заинтересовать читателей делового СМИ. Мы снова выбрали несколько зарубежных публикаций последних дней и приводим их в пересказах на одной странице — самую суть.

Конфискация российских активов: как обратить международное право на пользу Украине

Деньги для Украины снова на первых страницах мировых медиа. Волну дискуссий подняло заявление Еврокомиссии о возможной передаче на потребности нашей страны прибыли с 15 февраля 2022 г. от замороженных российских активов (по оценкам, речь идет о 2,5-3 млрд евро в год). Впоследствии на встрече министров финансов Группы семи обсуждали в качестве основного варианта создание кредита для Украины на $50 млрд под залог имеющейся и будущей прибыли от замороженных активов российского цетробанка. Напомним, что в западном мире "обездвижили" российских активов примерно на $300 млрд, из которых в Европе хранится около $210 млрд евро ($228 млрд).

Несмотря на то, что такие намерения рассматриваются на Западе как перспектива беспрецедентных шагов в сфере международных финансов и международного права (так оно и есть), в Украине преимущественно критически относятся к вариантам, не предусматривающим конфискацию самих замороженных активов. Это понятно, потому что суммы отличаются на порядки: несколько миллиардов долларов в год, $50 млрд или все $300 млрд. С точки зрения справедливости и с учетом ущерба, нанесенного Украине российским агрессором, только третий вариант можно считать приемлемым. Но есть еще экономические и правовые преграды. С финансовой точки зрения, все просто: конфискация активов в евро (либо номинированных в евро) или в долларе (либо номинированных в долларе) и т.д. означает потенциальный подрыв доверия к самой валюте, которая по определению является обязательством соответствующих центробанков (ЕЦБ, ФРС и т.п.), а собственно этого, ослабления доллара и других западных валют, и добивается Кремль.

Гораздо больше путаницы вокруг замороженных активов России в международном праве. В отличие от других аспектов темы, этот вопрос не так широко освещался в украинском медиаполе. Поэтому мы остановимся именно на нем. К сожалению, любая конфискация российских активов будет "потенциально нарушать иммунитеты и запрет на незаконную экспроприацию", констатирует доцент права в Queens' College (Кембридж), научный сотрудник Центра международного права им. Лаутерпахта Федерика Паддеу в майском блоге на Just Security. Для этого более перспективным представляется механизм контрмер. Это концепция в международном праве, позволяющая государству (например США или странам ЕС) прибегнуть к действиям, обычно считающимся незаконными (например конфисковать активы РФ), в ответ на предыдущие правонарушения другого государства (например агрессивную войну РФ против Украины). В общих очертаниях это похоже на "наш" вариант. Но и здесь есть несколько ключевых вопросов, вокруг которых ведутся споры в правительствах и экспертных кругах.

Во-первых, к контрмерам может прибегать пострадавшее государство (Украина), имеют ли на это право другие — открытый вопрос. Во-вторых, контрмеры задумывались как инструмент влияния на нарушителя с целью пресечения незаконных действий (например военного вторжения), а значит, должны быть и "кнут" (мера), и "пряник" (ее отмена или ослабление). Если же конфисковать у России все замороженные активы, то где же "пряник"? И третье требование тесно связано со вторым: контрмеры должны быть обратимыми. Если же конфисковать активы — кто их вернет, если вдруг меры сработают?

Что касается первого вопроса, то союзники Украины теоретически (но не бесспорно) могли бы признать себя пострадавшими на том основании, что финансировали нашу армию и экономику. Еще два приведенных требования к режиму контрмер в нашем случае удовлетворить труднее, поэтому автор блога говорит, что конфискация российских активов в пользу Украины будет означать отход от сложившейся практики. "Очень неудовлетворительным, мягко говоря, является то, что международное право не содержит эффективного механизма возмещения ущерба Украине, который бы не опирался в определенной степени на согласие агрессора (то ли на выплату, то ли на какие-либо принудительные действия со стороны СБ ООН). Возможность того, что огромный ущерб, нанесенный Украине и ее народу, может остаться некомпенсированным, очень трудно представить на уровне эмоций. Итак, нынешняя ситуация должна привести к более широким размышлениям об объеме допустимых контрмер в современном международном праве", — пишет Федерика Паддеу.

Реклама на dsnews.ua

Что же можно сделать западным правительствам? По мнению ученой, у государств есть хорошую возможность добавить больше мер реагирования именно на случаи агрессии. Она приводит примеры из других отраслей международного права, в которых обособляется отношение к агрессорам (например, согласно праву международных договоров, соглашения, заключенные путем агрессии, признаются незаконными). Следовательно, к способам реагирования можно было бы добавить так называемые "компенсационные" контрмеры, призванные обеспечить возмещение ущерба, причиненного агрессором, за счет его зарубежных активов. И, конечно, это должно быть коллективное решение как можно более широкого круга государств, готовых жить согласно прецедентам, которые они создадут.

Супербатарея для электрокаров усилит китайский автопром.

В прошлых выпусках мы освещали стремительную экспансию китайского автопрома на европейский рынок электрокаров, глобальные преимущества Китая в этой области и способы западных правительств и автопроизводителей противостоять конкуренции. Один из выводов — мировая экспансия китайских электрокаров и аккумуляторов только начинается. И очередное подтверждение этому поступило в новом отчете Международного энергетического агентства (МЭА) Global Critical Minerals Outlook 2024.

Как видно на диаграмме ниже, Китай уже производит две трети электромобилей в мире (последний столбик) и в целом доминирует на большинстве уровней в глобальной цепочке поставок аккумуляторов для электрокаров — от переработки материалов до элементов питания.

Географическое распределение глобальной цепочки поставок аккумуляторов для электромобилей в 2023 г.

Самое интересное, что к общей (предполагаемой) статистике добавляется суперинновация из Поднебесной. Согласно отчету МЭА, китайская компания CATL разработала первую быстрозарядную LFP-батарею Shenxing. Это литий-железо-фосфатный аккумулятор, заряжаемый за 10 мин, который способен обеспечивать 400 км пробега! Это достигается благодаря новому электролиту, модернизированным анодам и другим инновациям. И главное: новая батарея будет использоваться в электромобилях уже в текущем году.

Понятно, что это прорыв. Китайцы, похоже, смогут устранить едва ли не самое большое препятствие для роста рынка электрокаров — длительную зарядку и относительно небольшой запас хода по сравнению с авто на других типах двигателей. К тому же ожидается, что автомобили с новыми китайскими батареями будут стоить дешевле, чем большинство современных электрокаров.

Потому в западных СМИ окрестили эту новинку "революционной" технологией в автомобильных аккумуляторах. Бодаться с китайцами на рынке электрокаров станет еще труднее.

Биржевой урок: как упали "победители Соvid"

Все любят прогнозы, но финансовому миру иногда стоит оглядываться назад. Мы хорошо помним огромную волну роста компаний, удачно раскрутивших свои продукты, предназначенные для решения проблем всего человечества во время пандемии Соvid-19. Пожалуй, самый популярный пример на нашей территории — видеомессенджер Zoom, без которого не проходили деловые встречи. Воспользовались ситуацией и добились глобального успеха и другие фирмы, предоставлявшие дистанционные сервисы, например Peloton (домашний фитнес), Etsy (интернет-магазин, активно торговавший масками), DocuSign (договора в электронном виде), а также производители вакцин, такие как Moderna.

А теперь вопрос: давно ли вы пользовались Zoom? Иными словами, где эти компании сегодня? Графики ниже показывают, на сколько процентов с начала 2020 г. (точка отсчета) взлетели и к весне 2024 г. приземлились цены на акции соответствующих компаний. Например, Moderna потеряла более 1700% в цене акций (по сравнению с пиком в 2021 г.) из-за снижения спроса на ее вакцины и бустеры. И это еще неплохой результат, потому что акции многих других "победителей Covid" сейчас, через четыре года, стоят меньше, чем в намедни скоростного взлета.

Впрочем, это общая статистика. А вот объяснение поближе к кошельку. Если бы вы 11 марта 2020 г. (день официального провозглашения пандемии) инвестировали $1000 в акции Moderna, то на пике ее рыночной стоимости могли бы продать свой актив за $20 тыс., а продержав бумаги по сей день — почти за $6 тыс. Разница в разы, но тоже неплохой заработок. Однако если бы вы приобрели и до сих пор хранили акции Zoom, Peloton или DocuSign, то были бы уже в глубоком минусе.

Как часто бывает, завышенные ожидания (в начале пандемии) не выдержали столкновения с реальностью, когда нормальная жизнь, по крайней мере частично, вернулась. И о таком (вероятном) развитии событий инвесторам следует помнить всегда, особенно в период стремительного роста бирж, как сейчас.

Высокие технологии в строительстве

В эпоху, казалось бы? тотальной цифровизации, одна из самых больших отраслей остается преимущественно аналоговой в своем основном процессе. Это строительство. Несмотря на то, что оцифровываются почти все этапы до и после стройплощадки (от идентификации участков и проектирования до прогнозирования будущей стоимости и передачи в эксплуатацию), собственно строительство сооружений происходит преимущественно "ручным" способом. Рабочий со стройплощадки 1920-х не растерялся бы и на современном проекте. Тем интереснее узнать о технологических инновациях в этой области.

BBC пишет о нескольких технологиях, претендующих на трансформационную роль в строительстве. Пожалуй, самая яркая из них — это 3D-печать, предполагающая экструзию бетона или других материалов для возведения стен. Университет штата Мэн работает над одним из таких проектов, используя самый большой в мире 3D-принтер. Из смеси древесных волокон и смолы на растительной основе принтер сформировал дом BioHome3D площадью 55 кв. м, который уже хорошо пережил две зимы. Теперь исследователи занимаются печатанием микрорайона из девяти таких домов. Однако у этой технологии есть немало недостатков — высокая цена, чрезвычайно толстые стены, жесткие требования к участку — поэтому он остается скорее демонстрационным проектом.

Среди других технологий, которые могут сделать процессы на стройплощадке более эффективными, называют модульное строительство (оно, кстати, значительно популярнее и применяется в Украине — вспомним о модульных городках для переселенцев). Речь идет об изготовлении частей здания на заводе, транспортировке их на строительную площадку и монтировке на месте. Среди его преимуществ — более высокий контроль качества на производстве, но есть и минусы, которые не дают масштабироваться. К примеру, заказ компонентов на заводе означает необходимость четко придерживаться плана, но в длительных проектах застройщики хотели бы иметь возможность вносить изменения, чтобы отвечать меняющимся потребностям рынка. Чтобы придать большей гибкости застройщикам, появляются еще более необычные идеи. Так, бристольская компания Automated Architecture (AUAR) будет предлагать крупным строительным фирмам лицензировать роботизированные микрозаводы для строительства деревянных домов до шести этажей.

Впрочем, все эти предложения пока не показали потенциала охватить отрасль, так что повышение производительности в строительстве происходит преимущественно за счет оцифровки других этапов до и после стройплощадки.

Проклятие серебряных медалистов: что делать мужчинам на "средних" должностях

В современном мире очевидно переосмысление гендерных и профессиональных ролей мужчин и женщин. И хотя до сих пор существует разрыв в зарплатах в пользу первых, а в топмендежменте и финансовой сфере у мужчин больше шансов на успех, на менее высоких карьерных ступенях ситуация несколько меняется. По крайней мере в психологическом аспекте.

The Thelegraph пишет о выводах исследований, показывающих, что мужчины больше, чем женщины, чувствуют себя несчастными на "средних должностях". А вероятные причины этого — устойчивые представления о том, что именно мужчина должен быть главным кормильцем в семье и склонность сравнивать свой профессиональный статус с более успешными представителями. Последнее может быть связано с так называемым эффектом серебряного медалиста.

Исследователи заметили, что именно профессиональные середнячки мужского пола — от менеджеров магазинов до бухгалтеров — сильно озабочены своим статусом на работе. Это в общем не касается тех, кто работает на должностях с низким или высоким статусом. Как и серебряные медалисты, мужчины на "средних работах", сравнивают себя с теми, кто добился наивысшего успеха, тогда как бронзовые медалисты более счастливы, потому что рассматривают альтернативу вообще не получить медаль (читай: работу). Предполагается, что на женщин эффект серебряного призера не так влияет, ведь они видят в игре на высоких должностях преимущественно мужчин и исторически имели меньшие ожидания от профессиональной жизни.

Как улучшить ситуацию? Ученые утверждают, что профессиональная мобильность является ключом к удовлетворенности жизнью для мужчин, застрявших "посередине" на карьерной лестнице. Самое важное, что спускаться вниз по шкале профессионального статуса не обязательно плохо. Исследования показывают, что некоторые мужчины могут чувствовать себя счастливее, проводя больше времени со своими детьми, если выбирают более гибкую по графику или менее престижную работу. Другие могут переквалифицироваться и попробовать профессию, лучше отвечающую их стилю жизни. "Женщинам всегда напоминали, что невозможно "иметь все". Сейчас мужчины тоже начинают это осознавать", — заключает автор колонки, редактор издания по темам занятости Люси Бертон.

    Реклама на dsnews.ua