Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Вопрос на 12 млрд евро. Стоит ли Украине бояться призрака «водного Чернобыля»

Понедельник, 8 Апреля 2019, 11:00
Неизвестно, как долго еще оставались бы без решения проблемы украинских рек, и прежде всего Днепра. Но европейский проект Е40 привлек внимание к сохранению водных артерий Украины. Теперь слово за общественным мнением
Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

"Деловая столица" продолжает серию публикаций в рамках дискуссионной панели "Водный путь Е40. Зачем поднимать радиоактивный ил со дна Припяти и везти его в Киев?", которая состоится в Киеве 9 апреля. Ее цель - найти баланс между экономическими выгодами и экологическими рисками в ходе реализации данного проекта.

Итак, есть европейский проект речного пути от Балтийского до Черного моря по рекам Польши, Беларуси и Украины, известный под кодовым названием Е40. Европейский Союз готов выделить 12 млрд евро на все необходимые работы - где канал прокопать, где шлюзы построить, а в основном углубить дно.

Экономическая выгода Е40 вроде бы очевидна: инвестиции в инфраструктуру, развитие речного транспорта, рост объема и удешевление грузоперевозок. Но прежде чем приступать к реализации проекта, хотелось бы отыскать баланс между экономическими выгодами и экологическими рисками. Этих рисков тоже много - достаточно вспомнить, например, радиоактивный ил на дне Припяти и Днепра (дноуглубительные работы неизбежно поднимут осевшие радиоактивные частицы в питьевую воду). Или проблема зарастания водохранилищ водяным орехом, который никак не удается исключить из Красной книги.

С другой стороны, мы пока основываемся на предположениях. Мы не знаем точно, каковы будут экологические последствия дноуглубительных работ, - соответствующих исследований не проводилось. Нужно исследовать донные отложения в Припяти и Днепре, чтобы понять, существует ли на самом деле пласт радиоактивного ила, опасен ли он и насколько. Это вопросы, на которые нужно получить ответы, и тогда решать, что делать с речным путем "Из варяг в греки".

Однако проблема Е40 имеет и куда более масштабное измерение. Это проблема сразу всех украинских рек - как больших судоходных (которые быстро перестают быть таковыми), так и мелких, когда-то просто питавших поля, а теперь массово пересыхающих. Решить эту проблему сложно прежде всего из-за неработающего вследствие запутанности законодательства, регулирующего использование рек.

"Чтобы законодательство начало работать, нужно принять закон "О внутренних водных путях". А для этого найти консенсус между проектом закона, который предлагает руководство компании "Нибулон", и проектом, который разработало Министерство инфраструктуры. Но этот вопрос подвешен уже несколько лет, - говорит глава общественной организации "Чистий Дніпро" Дмитрий Надеев. - У нас есть Бассейновое управление водных ресурсов среднего Днепра, такое же Бассейновое управление водных ресурсов нижнего Днепра, аналогичные структуры по другим крупным рекам - это подразделения Государственного агентства водных ресурсов, которое находится в подчинении Кабмина через министра экологии и природных ресурсов. Есть офис каскада водохранилищ, да и само Министерство экологии. Все эти структуры делят между собой ответственность за украинские реки".

Из-за того, что многие вопросы ведения речного хозяйства до сих пор не прописаны в законодательстве однозначно, частные компании оказываются отстранены от работ по приведению рек в порядок. А собственных государственных ресурсов зачастую не хватает. Например, в Украине частный бизнес не может заниматься дноуглублением фарватера рек - эта ответственность возложена на филиал "Дноуглубительный флот" госкомпании "Администрация морских портов Украины" (АМПУ). Именно АМПУ отвечает за то, чтобы поддерживать по всему Днепру гарантированную глубину 3,65 м. А она на многих участках уже меньше 3 м. Но из-за ряда правовых нестыковок, а также коррупционного фактора ничего не делается.

При этом старые проблемы никуда не деваются. Речь о загрязнении как Днепра, так и остальных рек Украины соединениями тяжелых металлов (медь, цинк, марганец, хром), а также соединениями азота, нефтепродуктов, фенолов и прочих опасных веществ.
Течения замедляются, реки мелеют, сине-зеленые водоросли даже Днепр превращают в нечто среднее между озером и болотом, а водохранилища зарастают и теряют площадь. Тут уже не про речное судоходство надо вести разговор, а про то, чтобы без воды не остаться. Не случайно, наверное, разные эксперты все чаще озвучивают радикальный сценарий очистки Днепра: просто спустить воду сразу со всех водохранилищ. Однако понятно, что подобное тем более нельзя делать без серьезной предварительной экологической и экономической экспертизы.

Решить многие проблемы можно было бы, создав единый центр компетенций и ответственности по всем вопросам, связанным с речным хозяйством страны, который должен целенаправленно решать проблему украинских рек на государственном уровне, под условным названием типа "Дирекция проекта Е40 на территории Украины". Однако подобная инициатива не находит поддержки у специалистов. "Структуры вроде упомянутой дирекции создавать не нужно, эффективность их функций весьма сомнительна, - сказал "ДС" эксперт Национального экологического центра Украины (НЭЦУ) Александр Гусев. - Существует комиссия по вопросам развития водного сообщения Е40 на участке Днепр-Висла, но ее деятельность не повлияла на инициативы по основательной объективной оценке проекта. Поэтому НЭЦУ не поддерживает идею воплощения данного проекта. У нас есть Минприроды, которое должно защитить Припять и Чернобыльский биосферный заповедник. А Министерство инфраструктуры должно прекратить проталкивать проект Е40".

Резюмируя, можно сделать следующие промежуточные выводы. Сегодня украинское общество оказалось в ситуации, когда ему предстоит принять решение: стоят ли экономические выгоды от строительства водного пути Е40 тех экологических рисков, которые мы можем получить, взявшись за расчистку Днепра? Но это не единственный вопрос, на который нам нужно найти ответ. Еще нужно решить: готова ли Украина к тому, что из-за нее окажется сорван крупнейший экономический проект в регионе Восточной Европы? И действительно ли лучший выход - не трогать Днепр вообще, то есть позволить ему и дальше мелеть и зарастать, превращаясь в цепочку болот? Не получится ли так, что это варианты "оба хуже": проблемы будут, если углублять да чистить Днепр и если этого не делать?

Наконец, кому предстоит нести ответственность при любом развитии событий - если какие-то действия будут предприниматься и если их, наоборот, не будет? Не останутся ли реки Украины "сиротами" в своей стране? Не придется ли Украине вообще позабыть про речной транспорт? Эксперты попробуют найти ответы на эти вопросы в ходе дискуссии 9 апреля.

Хуже, чем в Африке

В мировом рейтинге "Возобновляемые внутренние ресурсы пресной воды на душу населения" Украина занимает 125-е место среди 180 стран. У нас на каждого человека приходится всего 1,2 тыс. куб. м пресной воды (в Италии, Франции - по 3 тыс., в Румынии - 2,1 тыс., в Польше - 1,4 тыс. куб. м).

В Украине с водой хуже, чем в Эфиопии и Нигерии (по 1,25 тыс. куб. м), но зато немного лучше, чем в Ботсване и Чаде (1,1 тыс.). Причем в южных регионах Украины ситуация с водными запасами на душу населения хуже африканских глубинок и составляет 400-500 куб. м на человека.

Зарегистрироваться для участия в дискуссионной панели "Водный путь Е40. Зачем поднимать радиоактивный ил со дна Припяти и везти его в Киев?" можно здесь.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика