• USD 27.9
  • EUR 33.6
  • GBP 38.9
Спецпроекты

Зона доступа

Резонанс вокруг условий заключения Юлии Тимошенко и Юрия Луценко заставляет правительство придумывать объяснение наличию в СИЗО и колониях так называе
Реклама на dsnews.ua

Резонанс вокруг условий заключения Юлии Тимошенко и Юрия Луценко заставляет правительство придумывать объяснение наличию в СИЗО и колониях так называемых vip-камер. И пояснять, почему за деньги особый комфорт за решеткой может устроить себе любой зэк.

По прибытиии в одну из западноукраинских зон строгого режима 30-летнего Павла распределили в плотно заполненную камеру с плохой вентиляцией: "В ней вообще невозможно передвигаться. На один умывальник – 40 человек. Первые дни были тяжелыми: кровать без матраса, напор еле теплой воды в бане очень слабый. Холодильник по закону здесь положен, но у администрации на него не хватает денег". Наш собеседник признается, что на более комфортные условия у него нет денег. Поэтому он делает ремонт в "бараке" и участвует в строительстве банно-прачечного комбината. Так и зарабатывает на улучшенные условия содержания. Плитку и стройматериалы сюда привозят родственники других заключенных.

В отличие от Павла, пожелавший остаться неназванным экс-чиновник, который отбывает наказание за взяточничество, живет в менее населенной "хате" — камере, рассчитанной на два-три человека. После вступления в силу закона о борьбе с коррупцией за подобные условия платят неофициально, а не благотворительными взносами, как это было раньше. За 1 тыс. грн. в сутки ему обеспечивается камера с плазменным телевизором и холодильником, есть горячая вода в душе.

"В новогоднюю ночь я пил виски и смотрел телепередачи. Среди особых услуг: арестантам приводят женщин и приносят алкоголь. По вечерам я обычно общаюсь с девушкой в скайпе, используя iPhone", — откровенничает vip-зэк. По его словам, за неограниченную возможность получать еду "с воли" администрация в среднем берет $50 в день. И он, и Павел говорят, что на зоне сегодня разговоры только о Юлии Тимошенко. Ожидается, что в связи с международным интересом к условиям ее содержания в тюрьме станет комфортнее и другим заключенным.

Роскошь не для всех

Игорь Гаркавенко называет себя политзаключенным: его обвинили в повреждении гранитной плитки на Майдане Незалежности в Киеве при установлении палаток во время Налогового майдана. Он оказался в Киевском следственном изоляторе в декабре 2010 года. "Уже тогда в СИЗО заключенные между собой говорили, что Юлия Тимошенко сядет и для нее строят и оборудуют соответствующую камеру со всеми условиями и услугами. Администрация специально для этого нанимала рабочих, — рассказывает Игорь Гаркавенко. — Тюремщики меня сразу в vip-камеру посадили, чтобы я не увидел, как сидят другие. Там было четыре человека и холодильник. Некоторое время я находился в камере, где у каждого свои нары. Это было нелегально и стоило $50 в сутки. В администрации позже меня спросили: "Ты готов платить?". Я ответил: "Нет". Тогда они сказали: "Поедешь в другой корпус". После чего отправили в камеру, рассчитанную уже на 44 человека, но в ней находились 115 заключенных. Там люди спали в три смены".

Наличие в Украине поставленного на широкую ногу бизнеса на заключенных "ВД" подтверждает и адвокат Олег Ве­­ремеенко: "Знаю, что в Днепропетровске и Харькове есть vip-камеры. Поселение в них происходит по простому принципу: хочешь сидеть в хороших условиях — плати. Это при том, что в Киевском СИЗО нет мест. Из-за переполненности администрация даже ремонт не может сделать: некуда переселить на это время людей. В изоляторе должны сидеть 2 тыс. человек, а сидят около 4 тыс.".

Реклама на dsnews.ua

Из трех существующих категорий камер улучшенной планировки для подследственных и осужденных самые худшие условия в так называемых транзитных камерах. Там осужденные ожидают дальнейшего пере­мещения в исправительные учреждения. Эти камеры часто не отапливаются, а люди там пребывают несколько недель.

"Также есть следственные камеры, где содержат подозреваемых в совершении уголовного преступления, камеры для осужденных лиц и камеры-палаты, которые находятся в санчасти, — рассказывает Эдуард Багиров, председатель правления МОО "Международная Лига защиты прав граждан Украины". — В некоторых камерах сделан евроремонт, установлены кондиционеры и душевые кабинки. Это подтверждают фотографии из интернета. Я сам заходил в такие камеры". И это при том, что Пенитенциарная служба недополучает около 45% необходимых финансовых затрат на содержание тюрем и СИЗО.

Проблемы с финансированием только стимулируют торговлю неофициальными благами за решеткой. Ну а те, у кого денег нет, сполна чувствуют, что такое дефицит в 45%. "О Лукьяновском СИЗО поступила информация, что сейчас там очень холодно и начинается эпидемия — заключенные массово болеют. Ведь температура в камерах — всего 4 градуса. Я сомневаюсь, что у vip-арестантов температура — 4 градуса", — говорит Андрей Диденко, координатор программ "Харьковской правозащитной группы".

Vip-камеры, как правило, в обязательном порядке есть в следственных изоляторах. "Сейчас через интернет в СИЗО можно заказать все что угодно, например, суши и пиццу. Алкоголь администрация сама за деньги передает, — поведал Александр Мандыч, бывший арестант Киевского СИЗО, который сейчас находится на подписке о невыезде за порчу имущества во время Налогового май­­дана. — Установка дополнительных бытовых приборов происходит под заказ до прибытия арестантов".

Стимулирует развитие рынка тюремных услуг и "медицинский фактор". По словам правозащитника Эдуарда Багирова, еще в 2004 году Минюст аннулировал совместный с Минздравом приказ, регламентирующий оказание медицинской помощи в учреждениях пенитенциарной системы, начав работать над новым документом. Если бы его приняли, нуждающихся в медицинской помощи заключенных можно было бы вывозить за пределы исправительных учреждений и помещать в учреждения Минздрава.

"За это время поменялись шесть руководителей Пенитенциарной службы, восемь министров здравоохранения — и до сих пор совместный приказ не принят, — рассказывает г-н Багиров. — Руководства администраций колоний и СИЗО в частном порядке договариваются с врачами тех или иных медучреждений и вывозят больных, но в этом им очень часто отказывают". Вот и получается, что арестант любого ранга автоматически лишается права на полноценное медицинское обслуживание. Либо же получает его по рыночным ценам.

Тюремщики тоже плачут

Vip-камеры есть, но их быть не должно, заявил в интервью "ВД" Николай Ильтяй, бывший первый заместитель начальника Департамента исполнения наказаний. Он говорит, что несколько лет назад вопросы о нарушениях, связанных с созданием особых условий за деньги, не стояли так остро, как сегодня. Среди основных причин тенденции неравенства и коррупции — ежегодный рост количества осужденных: "Сегодня в украинских местах лишения свободы 154 тыс. заключенных — это большая нагрузка на камеры. Поэтому заключенные всегда стараются попасть в маломестную камеру на четыре человека. В нее, как правило, помещают с учетом психологии и совместимости заключенных.

Если кто-то берет деньги за лучшие условия или услуги, мы эти факты сразу же пресекаем: проводим совещания и наказываем виновных, чтобы не было градации, что кто-то в суперусловиях, а кто-то в совсем плохих. Эту ситуацию усугубляет наличие старых тюрем и следственных изоляторов, некоторым уже более ста лет. Конечно, в подобных помещениях тяжело создать такие же особые условия, как в европейских камерах", — резюмирует Николай Ильтяй.

Здания украинских тюрем разного возраста, в самых древних чаще всего возникают проблемы с водопроводом и канализацией. Между тем в следственных изоляторах есть отдельные камеры, которые больше похожи на номера отелей. Примечательно, что тюремщики и заключенные даже составили негласный рейтинг следственных изоляторов. Как правило, осужденные делают все возможное, чтобы попасть или перевестись в Криворожское и Сумское СИЗО. Эти заведения могут похвастать камерами в новых зданиях, условия в них, естественно, лучше. Среди наиболее комфортабельных также фигурируют Ривненское и Волынское СИЗО по причине того, что они не переполненные.

"Я изучал опыт Англии, Германии, Испании. Конечно, там на тюремную систему выделяется больше денег, поэтому лучшие условия у заключенных на равных правах. Нам бы тоже так хотелось. Развитие тюремной системы в Украине определяется в соответствующих программах, но они не исполняются, потому что не хватает бюджета. Так, эти программы всего на 5-10% финансируются. Поэтому хоть проекты на бумагах и существуют, никаких особенных улучшений не происходит. В связи с этим многие администрации в тюрьмах самостоятельно делают ремонт, что в какой-то мере улучшает ситуацию. Но пока средств для радикального изменения тенденции нет", — сожалеет г-н Ильтяй.

"Зона — это маленькое государство,— говорит тюремщик с 16-летним стажем Сергей Васильевич, бывший надзиратель Качановской женской исправительной колонии. — За все время работы могу сказать, что продажных ребят из администрации хватает. Мне самому приходилось офицеров ловить, выявлять эти факты. После этого возбуждается уголовное дело, нарушителя могут уволить. Но в основном показывать эти темные факты никому не хочется, по­­этому официально таких дел мало". По словам Сергея Васильевича, расценки на особые услуги с годами поменялись, но в целом цены на еду и напитки такие же, как на свободе.

"Я не завидую администрации колонии, где сидит Юлия Тимошенко. Это, что называется, быть "под прицелом", — говорит Сергей Васильевич, намекая на возможное давление на администрацию с разных сторон. — Если сидят влиятельные люди, то у них и рычаги давления гораздо больше. Помню, когда я еще был при исполнении служебных обязанностей, моего сына, который тогда ходил в детский сад, пытались взять в заложники. А все потому, что у меня был компромат на одного нарушителя, который был в сговоре с заключенными и предоставлял им платные услуги. Там очень трудно работать. Только льготы и стаж держат, не всегда зарплата. К тому же влиятельные заключенные, которые освободились, могут тебя "встретить" и "поговорить". Из-за чего я однажды в реанимацию попадал. И таких случаев валом! Это не армия, здесь никто никого не защищает!"

Пропаганда в клеточку

К слову, на запрос "ВД" представители Пенитенциарной службы Украины ответили пояснением об отсутствии в стране мест ограничения свободы с привилегированными условиями. Проверить их заявление на официальном уровне зачастую невозможно, так как существующие украинские общественные наблюдательные комиссии, в полномочия которых входит инспектирование колоний, как правило, не выполняют своих функций. Причина банальна — люди не получают зарплату, основная их часть — чиновники, для которых это дополнительная нагрузка. Правозащитники называют такие комиссии "мертвыми".

Впрочем, если и попадаются активные общественные наблюдатели, от них в большинстве случаев избавляются, так сказать, выбрасывают из комиссий, чтобы не мешали развитию "тюремного бизнеса". Ведь администрация может разрешить посещение, если ей ничего не угрожает, поэтому пускают только тех, кто не будет мешать, то есть не расскажет о жалобах заключенных.

Судя по всему, главной угрозой для тюремного бизнеса стало повышенное внимание украинских СМИ и международной общественности к условиям в местах лишения свободы. Связано это, естественно, с пребыванием за решеткой Юлии Тимошенко и Юрия Луценко.

"Обе стороны — и защищающие арестантов, и их противники-правоохранители — используют свои схемы пиар-борьбы. Правоохранительные органы и Пенитенциарная система в частности пытаются сформировать информационную картинку, будто все в порядке, мол, другие заключенные в тюрьмах страны пребывают в гораздо худших условиях, чем Тимошенко и Луценко. А проблемы по поводу здоровья оппозиционеров за решеткой — симуляция, рассуждает политолог Владимир Фесенко. — Вторая позиция, которую представляет команда соратников заключенных политиков: сейчас жизнь и здоровье лидеров оппозиции находится в опасности, их хотят уничтожить".

Похоже, власть в Украине действительно оказалась перед нелегким выбором: либо объяснить, почему у Тимошенко особые условия пребывания, либо обеспечить такие же условия и другим заключенным. Тем временем правозащитники отмечают, что благодаря vip-постояльцам за решеткой на права заключенных все-таки начали обращать внимание.

Так, в прессе появились обнадеживающие сообщения о том, что для столичных заключенных вскоре оборудуют новые камеры с евроремонтом и кабельным телевидением. Рассматривается вопрос о том, чтобы в Ирпене на базе колонии №132 сделать следственный изолятор. В этом случае будет немного разгружено Лукьяновское СИЗО. Там уже открылся новый женский корпус с телевидением, евроремонтом, санузлом с горячей водой. Неофициальное название нового корпуса уже существует — "Юлька". Новые расценки на пребывание в модернизированном "курорте за решеткой" пока неизвестны.

Топ-10 украинских vip-заключенных (2010-2011 гг.):

* Вынесенный судебный приговор
** На подписке о невыезде

Прейскурант цен на особые услуги в украинских следственных изоляторах:

Разовая оплата:

Периодическая оплата:

    Реклама на dsnews.ua