• USD 27
  • EUR 31.8
  • GBP 37.2
Спецпроекты

Когда Украина сможет получить первые британские катера — прогноз Михаила Самуся

Об украинско-британском Меморандуме о военном сотрудничестве и строительстве военных кораблей «ДС» пообщалась с заместителем директора ЦИАКР по международным вопросам Михаилом Самусем

Михаил Самусь
Михаил Самусь / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

«ДС» 21 июня Украина и Великобритания договорились о совместном строительстве военных кораблей и баз для отечественных Военно-морских сил, подписав соответствующий меморандум. Среди прочего он предусматривает строительство восьми ракетных катеров, два из них построят в Великобритании, шесть — у нас. Этого, очевидно, недостаточно для отражения вражеского нападения?

М.С. Надо понимать, что все корабли — многофункциональные, и если мы говорим, в частности, о противодействии высадке десанта, то это задача всего флота, не какой-то конкретной группы кораблей. Вражеская десантная морская операция — это когда после мощного ракетно-авиационного и артиллерийского нанесения ударов по нашей территории с десантных кораблей, вертолетов, самолетов высаживаются десантники для захвата плацдармов и объектов. Высадка десанта — это очень сложный военно-технический прием, при котором трудно избежать больших потерь. В России в этом больших успехов не было. Но они готовились, и морская пехота у них все же есть. К чему сейчас готовится ЧФ РФ, было ярко видно во время последней военной эскалации, когда отдельную десантно-штурмовую бригаду перевели из Волгограда в Крым, до 2 тыс. десантников из Новороссийска и Пскова перевели туда же. Также в Черное море перегнали большое количество кораблей Балтийского и Северного флотов. Таким образом они сформировали группировку, которая должна высаживать морские и воздушные десанты на территорию Украины.

Для того чтобы противодействовать таким операциям, катеров мало, для этого надо атаковать высадочные средства подальше от нашего берега. Их надо уничтожать и авиацией, и береговыми ракетными комплексами и артиллерией, а также корабельными средствами. Именно такой должна быть эффективная комплексная операция.

«ДС» Какие средства мы имеем и можем получить для такой операции?

М.С. Здесь можно говорить о трех классах кораблей. Это Марк VI — небольшие, но сверхсовременные и скоростные катера, которые могут использоваться именно для высадки украинской морской пехоты, для спецопераций. К тому же они имеют опцию размещения на них небольших ракет, смогут противодействовать российским корабельным группировкам и участвовать в том числе в морских десантных операциях.

Британские катера — более автономные и больше времени могут находиться в море. Это касается именно того проекта, который будет специально разрабатываться и выпускаться для Украины. Он будет создаваться с учетом наших условий, специально для противодействия России в Черном море. Это катера с высокой автономностью, которые будут иметь ракетное оружие и смогут осуществлять патрульные функции, в частности, там, где у нас возникают проблемы неправомерного перекрытия Россией морских зон и районов, что создает препятствия для международной навигации.

И третья программа — это проекты, которые мы будем строить с Турцией. Это большие корабли до 1000 т, которые будут иметь возможность практически постоянно находиться в открытом море, с функциями противовоздушной защиты всего украинского флота. Такие себе противовоздушные зонтики с вооружением против подводных лодок.

Реклама на dsnews.ua

То есть фактически формируется флот с несколькими компонентами, который будет действовать как единый организм, но функционал каждого из кораблей будет разным. И каждая из этих функций будет дополнять друг друга для достижения эффективности и синергии в противодействии флоту России в Черном море.

«ДС» А как насчет москитного флота — Украина отказалась от этой концепции?

М.С. Никто никогда не говорил, что Украина за счет 10 «Гюрз» сможет противодействовать русским, у которых в одном залпе 200 ракет «Калибр». О противодействии москитным флотом россиянам можно говорить? Должен быть флот, у которого есть ударный кулак, то есть крылатые ракеты, противовоздушная оборона, противолодочная, в том числе подводные и надводные системы, которые заменят подводные лодки, надо же как-то уничтожать подводные лодки противника. Поэтому лучше закупать подводные роботизированные аппараты, которые гораздо дешевле, чем подводная лодка, которая стоит $300 млн. Роботизированный аппарат может стоить около $2 млн. Следовательно, для Украины москитный флот подводных роботов был бы очень кстати, чтобы россияне не чувствовали себя комфортно в этом море.

«ДС» Можно сказать хотя бы приблизительно, когда со стапелей сойдет первый катер, построенный для нас в Британии, и когда мы построим первый уже у себя?

М.С. У нас за 30 лет фактически не было построено ни одного корабля, и поэтому что-то спрогнозировать очень трудно. Надеюсь, что на этот раз, когда речь идет о конкретных программах, где участвуют британцы, у нас все получится. Современный военный корабль — очень сложная система, поэтому если мы через два года получим первые два британских катера, будет просто замечательно. А дальше, в течение следующих трех лет, можно было бы получить еще четыре катера.

«ДС» В меморандуме ни слова о том, какой именно украинский завод будет привлечен к проекту строительства катеров. Почему медлят с таким важным вопросом? На каких украинских предприятиях можно наладить это совместное производство?

М.С. Теоретически у нас все можно. Но давайте представим, что у нас был завод по выпуску автомобилей «Запорожец», затем 30 лет он стоял. Через сколько лет и какие типы аппаратов там можно строить? Для того чтобы там что-то выпускать, надо, во-первых, найти специалистов. Например, поехать в Голландию, найти там украинцев, пригласить сюда. Потому что никто 30 лет не сидел и не ждал у моря погоды, это специалисты достаточно высокого уровня, которые работают на разных кораблестроительных заводах за рубежом и так далее. Я думаю, что и людей можно найти, и заводы найдутся в Николаеве.

Главная проблема в том, что за все эти 30 лет в Украине вообще не было ответственного за реализацию подобных государственных проектов. Это касается в том числе и программы национального вертолета и корвета. Министерство обороны не может потянуть эти программы, оно всего лишь заказчик. Сейчас, когда создали Минстратегпром, есть координатор, который может от имени правительства собирать представителей различных сфер деятельности, ранее этого вообще не было, был хаос. К тому же сейчас «Укроборонпром» наконец ликвидируется, происходит корпоратизация и создается шанс хотя бы инвестировать в государственные предприятия. Ранее планов относительно этого было очень много, но ничего не было доведено до конца или даже к практической реализации.

«ДС» Говорят, что британцы не согласны сотрудничать с Черноморским судостроительным заводом, там владелец — олигарх Вадим Новинский. Это так?

М.С. Британцы не согласны, а кто им такое предложил? Думаю, что эта информация очень неточная. Вы знаете, что там на заводе сейчас находится корвет «Владимир Великий»? То есть Украина не может там реализовывать такие проекты по определению, ведь Новинский уже один раз подвел. Кроме того, я думаю, что строить корабли для украинского флота на заводе российского олигарха — это слишком. К тому же есть государственный Завод им. 61 коммунара.

«ДС» В подписанном Киевом и Лондоном документе говорится о передаче технологий Украине. Что британцы могут передать нам? Сможем ли мы загрузить наши заводы заказами по окончании проекта по строительству восьми катеров, чтобы продавать похожую продукцию третьим странам?

М.С. Сначала давайте наш флот построим, а потом будем работать на экспорт. Мы хотим построить хотя бы несколько катеров за пять лет. Кого мы хотим сейчас заваливать экспортом? Передаваться будут те технологии, которые используются при строительстве этих катеров, те же новейшие технологии строительства корпуса. Я надеюсь, это и технологии в других сферах, в том числе электроника, например Combat management system, которая для Украины может стать универсальной для всей корабельной техники, которую мы сами будем строить потом. Корабль — это не только высокие технологии, там все надо передавать. Если неправильно что-то просчитать, он просто перевернется и затонет. У нас есть прекрасные возможности, есть центры кораблестроения и проектирования в Николаеве. У нас очень много специалистов, они сейчас работают с британцами, и уже на этапе проектирования идет обмен мнениями, по каким технологиям, с какими подходами будут этот корабль проектировать и так далее.

«ДС» Кредит в 1,25 млрд фунтов, который нам предлагают, можно использовать не только для пополнения флота, но и для обустройства инфраструктуры в виде морских баз. Сколько для этого нужно времени и денег вообще? Нам хватит британского кредита или нужно будет привлекать деньги из бюджета или других источников?

М.С. Нельзя отделять военно-морскую базу от флота, она его интегральная часть. Хватит ли денег, зависит от проекта, от подрядчиков. Это же строительство, рассчитываем на одну смету, а оказывается, что цены изменились, пока мы работаем. Когда эти базы будут спроектированы и станет ясно, кто их будет делать и какова стоимость будет окончательной, тогда можно будет говорить о дополнительных средствах из бюджета. Главное — запустить процесс, ведь Великобритания согласилась нас поддержать в условиях, когда Украине действительно нужно все и сразу. Нам и противоракетную оборону надо, и истребители новые закупить, и корабли строить и так далее. Здесь никаких бюджетных средств не хватит, учитывая, что 30 лет просто воровали. Поэтому эти деньги начнем вкладывать, а там уже будет видно по конкретным результатам.

    Реклама на dsnews.ua