• USD 26.2
  • EUR 30.5
  • GBP 36.2
Спецпроекты

Юлия Литвинец о том, как бороться с "нафталином" в музеях, и о потере доходов во время локдауна

О выставках онлайн, видеоисториях на YouTube и лекциях по Zoom, благодаря которым удалось расширить аудиторию ценителей искусства, "ДС" рассказала генеральный директор Национального художественного музея Украины Юлия Литвинец

Генеральный директор Национального художественного музея Украины Юлия Литвинец
Генеральный директор Национального художественного музея Украины Юлия Литвинец
Реклама на dsnews.ua

"ДС" Как пандемия изменила музеи во всем мире, в том числе и в Украине?

Ю.Л. Если честно, пандемия очень подкосила музейный мир. Украина не стала исключением из этого правила. Основная деятельность любого музея — это работа с посетителями. Конечно, текущих внутренних дел в музейных работников всегда много, и основная наша миссия — распространять знания об искусстве, о наших коллекциях, нашей деятельности. Мы не могли этого делать в течение долгого времени.

Из-за локдауна почти все музеи по всему миру были закрыты, но благодаря этому музейные работники начали искать новые форматы общения со своими постоянными посетителями. И здесь интернет и цифровые технологии пришли нам всем на помощь. Музеи начали развивать и свои сайты, и социальные сети — Facebook, Instagram и YouTube-каналы.

"ДС" Большинство мировых музеев пока жалуются, что из-за пандемии потеряли много денег, а работники Лувра вообще написали, что музей стоит с протянутой рукой...

Ю.Л. Если говорить об американских музеях, то часть из них действительно закрылась, они не смогли выжить во время пандемии. Там просто другая система финансирования. Что касается Лувра, то он был длительное время закрыт, а сейчас может принимать только тех посетителей, у которых есть сертификат вакцинации, а их не так много.

Если говорить об украинских музеях, то, насколько я знаю, никто не закрылся.

"ДС" Как украинские музеи пережили локдаун? И помогало ли государство пережить этот период музейным работникам?

Реклама на dsnews.ua

Ю.Л. В Украине музеи в основном финансируются государством. Или если они подчинены местным органам власти, то областной или городской администрациям. Конечно, во время локдауна финансирование было сокращено, работникам платили две трети от обычной зарплаты, потому что люди работали дистанционно и не выполняли свои обязанности в полном объеме.

Помощь от государства была. Музеи и заповедники, которые подчинены Министерству культуры и информационной политики Украины, получали средства из ковидного фонда, которые направлялись на средства защиты — маски, антисептики и пр. Кроме того, в прошлом году Украинский культурный фонд (УКФ) выделил около 560 млн грн, которые были направлены на институциональную поддержку во время пандемии отечественных креативных индустрий, в том числе и музеев. Касательно нашего музея, то поступления на наши благотворительный и спецсчет не сильно упали, и благодаря этому мы смогли удержаться на плаву.

"ДС" Но посетителей было меньше. Какие финансовые потери музеи понесли за время пандемии?

Ю.Л. Могу говорить только о нашем музее, но думаю, что во всех украинских музеях ситуация примерно одинаковая, и финансовые потери в том числе. За прошлый год мы потеряли 40% наших доходов.

"ДС" За время пандемии многие сменили профессию. Из ваших работников кто-то уволился в поисках более прибыльной работы?

Ю.Л. Никого из наших сотрудников мы не уволили за время пандемии. Более того, мы немного переделали наше штатное расписание и создали две новые структуры: экспертный отдел и сектор современного искусства.

"ДС" Если говорить о моде и искусстве, то художники и дизайнеры воспользовались паузой и наконец сделали то, что давно планировали, но к чему у них не доходили руки. Как вы воспользовались тем, что в музее не было посетителей?

Ю.Л. Мы сделали частичный ремонт собственными силами в одном из выставочных залов музея, а также в коридорах, подвальных помещениях, которые уже давно в этом нуждались и мы не могли сделать из-за большого потока людей.

"ДС" Благодаря пандемии мир стал более цифровым. Диджитализация музея состоялась?

Ю.Л. За время пандемии мы полностью отцифровали свою коллекцию негативов, существовавшую в музее с 1904 года. Это около 7 тыс. единиц. Кроме того, как и наши коллеги во всем мире, мы начали онлайн-экскурсии по музею. Запустили наконец наш YouTube-канал и нашли у наших сотрудников новые таланты. Оказалось, что наши ученые умеют прекрасно работать в кадре. Мы сделали довольно много коротеньких видеоисторий продолжительностью от 1 до 15 минут о самом музей, о художниках и их произведениях. Количество просмотров этих фильмов очень разное — от нескольких десятков до 50 тыс. Но из того, что я вижу, пока больше ценителей современного искусства. Классического значительно меньше.

"ДС" Эта деятельность не принесла вам доход, но позволила сохранить аудиторию...

Ю.Л. Да. Но, как ни странно, определенные услуги, такие, например, как платные онлайн-лекции, даже расширили круг наших слушателей. Дело в том, что до пандемии лекции проходили в музее и были доступны только киевлянам, а в онлайн-формате их могли слушать все желающие, несмотря на то, где они находятся — в Виннице или Берлине.

"ДС" В будущем будете продолжать наполнять свой YouTube-канал?

Ю.Л. Конечно. Нам понравилось, более того, мы отсняли много материала, который сейчас находится в работе. И каждый месяц мы обязательно будем пополнять канал новым видео.

"ДС" В представлении многих людей украинские музеи — это что-то пропахшее нафталином и не очень интересное. Как вы собираетесь модернизироваться и что сегодня предлагаете посетителям?

Ю.Л. Все музеи, и Лувр в том числе, любят проводить так называемые "топовые" выставки, то есть не совсем классические, или традиционные, но которые имеют отношение к искусству. Например, в прошлом году мы делали проект, который удалось втиснуть между двумя локдаунами, — это выставочный проект Art of Clip Дома Высокого ювелирного искусства Van Cleef&Arpels. Они представляли свой сборник ювелирного искусства от начала XX века до сегодняшнего дня. Выставка была очень содержательная, созданная специально для музейного пространства, и ее посетило много людей. Причем тех, которые не пришли бы в наш музей, наверное, никогда. А так, придя смотреть на украшения, они еще и осмотрели нашу коллекцию произведений XIX века и современного искусства. Я считаю, что подобные проекты нужно делать хотя бы раз в год, чтобы распространять информацию о музее и его богатом собрании.

Был у нас еще один интересный проект. Правда, публика восприняла его неоднозначно. У нас на первом этаже есть небольшой зал "Клетка", который мы решили сделать экспериментальным. Именно в этом пространстве мы открыли выставку "Помощник, спутник, друг" вместе с Киевским зоологическим парком и Благотворительным фондом Happy Paw ("Счастливая лапа"), посвященную изображению животных в украинском классическом искусстве.

"ДС" А что же не понравилось критикам?

Ю.Л. В нашей коллекции есть картина Николая Сергеева "Нашествие зимы", которую мы превратили в своеобразный фон для других картин. На мой взгляд, получилось нестандартно как для экспозиции в классическом музее. Благодаря дизайнерскому решению Александра Бурлаки выставка апеллировала и к традиции развески произведений в XIX веке, и к современной цифровой эстетике. Но негативных отзывов мы получили много. Самое интересное, такие отзывы провоцировали людей приходить на выставку и привлекаться к дискуссиям.

"ДС" После локдаунов у вас увеличилось количество посетителей?

Ю.Л. Я бы не сказала, что как только открылись музеи, то люди сразу бросились приобщаться к прекрасному. Количество посетителей было в рамках традиционного посещения музея. В год эта цифра колеблется от 70 до 100 тыс. человек.

"ДС" А сколько вообще за этот год вы успели провести выставок? И как вы собираетесь пополнять финансовые потери, которые понесли в прошлом году?

Ю.Л. Благодаря тому, что мы выиграли грант институциональной поддержки от УКФ, музей вышел на привычные финансовые показатели. Если говорить о 2021-м, то на сегодняшний день благодаря проекту с Домом Высокого ювелирного искусства Van Cleef&Arpels мы выполнили наш финансовый план.

Что касается выставок, то пандемия нам сбила наши планы, и от какой-то части проектов мы вынуждены были отказаться, особенно это касается международного сотрудничества. Как правило, график локдаунов в странах не совпадает. В прошлом году мы даже начали интересную практику — за один день до введения локдауна открыть выставку, а на следующий день перевести ее в онлайн- режим. Куратор проекта регулярно проводил экскурсии, мы делали прямые включения в Facebook и на музейном YouTube-канале.

Сейчас у нас проходит выставка современного искусства "Папа, шлем давит. Современное искусство из коллекции NAMU", на которой мы демонстрируем произведения, поступившие в музей за последние годы. Вообще, если говорить о коллекции музея, то древнейшие предметы искусства в ней датированы VIII веком — это наши половецкие бабы. Коллекцию же современного искусства мы пополняем все время. И мы делаем современное искусство классикой, а как только картина или объект попали в музей и им присвоили инвентарный номер, то их сразу можно считать уже вошедшими в историю искусства.

"ДС" Сколько музей тратит на приобретение произведений искусства в год?

Ю.Л. Если честно, то мы бы должны были получать средства от государства на приобретение произведений искусства, потому что это дело государственное. Но, к сожалению, такая опция отсутствует. Мы много работаем с современными украинскими художниками, коллекционерами, меценатами. И именно сотрудничество с этими людьми и приводит к пополнению коллекции. Кроме того, музей пополнился коллекцией Градобанка, за которую мы судимся с 2006 года с Национальным банком Украины.

Если говорить о количестве, то, например, в 2019 году мы пополнили свои фонды на 2 тыс различных экспонатов, оценочная стоимость которых составляет 20 млн 875 тыс. 600 грн.

"ДС" Сколько выставок запланировано на следующий год?

Ю.Л. Мы запланировали шесть выставок. Но как будет развиваться ситуация с пандемией в мире — неизвестно. Поэтому утверждать, что все запланированные проекты состоятся, пока просто невозможно.

"ДС" Мировые музеи обеспокоены безопасностью своих посетителей — тем, как уберечь их от коронавируса. Что вы делаете в этом направлении?

Ю.Л. Мы сейчас находимся в "желтой" зоне, которая предусматривает пребывание не более одного посетителя на площади в 4,5 кв. м. Сейчас объем музея и количество ценителей искусства позволяют придерживаться этих норм. Конечно, мы постоянно проводим дезинфекцию помещения. Кроме того, у нас 80% работников вакцинированы, поэтому даже если в Киеве изменят зонирование, мы сможем работать. Единственное, что остается не до конца понятным, как будет работать проверка ковид-паспортов.

    Реклама на dsnews.ua