• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

Александр Тодийчук о причинах роста цен на нефтепродукты и неспособности власти с этим бороться

Реклама на dsnews.ua

Президент Киевского международного энергетического клуба Александр Тодийчук о причинах роста цен на нефтепродукты и неспособности власти с этим бороться

В конце февраля начала резко повышаться стоимость бензина и дизельного топлива. Что повлияло на их рост и чего ждать от цен в марте? Обосновывается ли нынешний рост удорожанием нефти на мировом рынке?

А.Т. Начавшееся увеличение цен на нефтепродукты связано сразу с несколькими факторами. С одной стороны, стоимость нефти на мировых рынках с начала года поднялась на 15%, превысив отметку в $120 за баррель. С другой — весной традиционно растет спрос на бензин и дизтопливо, а Украина уже по привычке не создала, хотя постоянно и декларирует, стратегический запас нефтепродуктов и межсезонных запасов.

Многие сельскохозяйственные предприятия понимают, что надо готовиться к посевной заранее, но вынуждены тянуть до последнего, поскольку используют заемные средства. Поэтому спрос с их стороны начинает ощущаться только в конце февраля и начале марта и длится как минимум до середины апреля. Как видим, еще полтора месяца растущий спрос будет давить на цены в сторону повышения.

Реклама на dsnews.ua

Еще одним фактором, оказывающим негативное влияние на стоимость топлива в Украине, является тот факт, что почти 50% всех импортных нефтепродуктов поставляется к нам из Беларуси. С 1 марта эта страна повысила акцизы и экспортные пошлины. В частности, экспортные пошлины на нефть выросли на $17,5 за тонну, до $411,2.

Единая ставка экспортной пошлины на светлые и темные нефтепродукты, которая с 1 октября прошлого года была унифицирована на уровне 66% от пошлины на нефть, с 1 марта составляет $271,4 за тонну (против $259,8 в феврале). Кроме того, по всей видимости, в ажиотаж внесет свою лепту остановка в феврале Лисичанского НПЗ, принадлежащего ТНК-ВР.

С учетом того, что продолжают стоять Одесский, Дрогобычский НПЗ и другие предприятия, единственным работающим заводом остается Кременчугский. Вместе с тем собственные перерабатывающие предприятия играют важную стабилизирующую роль и теоретически смогли бы помочь уменьшить амплитуду колебания цен, особенно в пиковые периоды.

Неудивительно, что комиссия Экспертно-аналитической группы по вопросам рынка нефтепродуктов при Кабинете Министров недавно подняла рекомендованный порог цен на 10%. Тем самым был дан сигнал рынку, во-первых, что цены будут расти, а во-вторых, что лучше делать это плавно. Поэтому, скорее всего, в марте порог снова пересмотрят. Сам факт его наличия хоть как-то сможет уберечь рынок от чрезмерных спекуляций.

Есть ли причины считать рост цен на нефтепродукты спекулятивным? Может ли повториться ситуация начала минувшего года, когда стоимость нефтепродуктов в украинской рознице поднялась почти на 20% без видимых на то причин?

А.Т. Украина в прошлом году заняла второе место в Европе по темпам подорожания светлых нефтепродуктов, уступив первую строчку только Беларуси, у которой наблюдалась чрезмерная инфляция. Поэтому очевидно, что в росте цен есть спекулятивная составляющая. Как только в мире начинается подорожание нефти, цены на наших АЗС бегут вверх. Но как только стоимость сырья падает, цена бензина на заправках реагирует почему-то с опозданием, скажем, в месяц и более.

На украинскую специфику рынка влияет и то, что данный бизнес постепенно монополизируется несколькими крупными игроками и им легче договариваться между собой о совместных действиях. В эти процессы пытается вмешиваться Антимонопольный комитет, но его акции носят разовый характер, поэтому неэффективны. Традиционными стали договоренности операторов о поднятии цен, после чего вмешивается правительство, тот же АМКУ, и они немного снижаются, но не до прежнего уровня. В итоге оператор все равно остается в выигрыше.

Какие меры может предпринять правительство для урегулирования ситуации на рынке? Есть ли у властей возможность задействовать эффективные рыночные рычаги или необходимо административное вмешательство?

А.Т. Когда большинство нефтепродуктов ввозится с колес, а цены увеличиваются, никакие административные методы борьбы не помогут. Я уже говорил, что необходимо создавать стратегический запас нефтепродуктов. Сам факт его наличия не позволит операторам рисковать и будет удерживать их от необоснованного повышения цен. Вторым моментом является собственная нефтепереработка.

После остановки Лисичанского НПЗ в стране остался работающим, по сути, только завод в Кременчуге. Но он работает на дешевом ресурсе "Укрнафти", с которой у него общие акционеры. Остальным же НПЗ просто невыгодно работать при таких ценах на нефть, поскольку их уровень переработки не соответствует современным требованиям.

И то, что заводы так и не были модернизированы по стандартам Евро-4 или Евро-5, является проблемой самой Украины, которая при их приватизации не обязала собственников вложить необходимые средства в реконструкцию. А сейчас, конечно же, той же ТНК-ВР проще импортировать нефтепродукты, чем производить их в Лисичанске, у нее нет стимулов для реконструкции этого завода.

Причем государство даже сейчас никак не стимулирует собственников вкладывать средства в модернизацию. Взять хотя бы заводы в Дрогобыче и Надвирной (входят в группу "Приват". — "ДС"), которые выпускают устаревшие низкосернистые марки горючего.

Их владелец каждый год выбивает себе отсрочку ввода стандартов Евро-4 и Евро-5. На сегодняшний день она продлена до 1 июля. Близится лето, и собственники опять поднимут этот вопрос и снова гарантированно получат отсрочку. У них нет стимула модернизироваться, если они знают, что всегда могут договориться с правительством.

Насколько серьезной, по вашему мнению, является проблема продажи некачественных нефтепродуктов в Украине? Будет ли повышаться их доля с ростом стоимости нефтепродуктов на отечественных АЗС?

А.Т. Чем дороже нефтепродукты, тем выгоднее делать их некачественными — это аксиома. По моим оценкам, в общем объеме реализации сейчас где-то 50–60% приходится именно на такое топливо. Иногда этот показатель доходит до 70%, особенно в пик роста цен, как сегодня. Показательный факт: потрачены огромные средства на возведение в Боярке метрологического центра.

Было предусмотрено и строительство нескольких десятков лабораторий, в том числе мобильных, для проверки качества нефти и нефтепродуктов, которые проводили бы мониторинг по всей стране и передавали бы данные в единый центр. "Нафтогаз України" и Европейский Союз потратили на это миллионы. И теперь все заморожено.

    Реклама на dsnews.ua