• USD 27.6
  • EUR 33.4
  • GBP 38.8
Спецпроекты

Страховщики схлестнулись за жизнь. Лайфовые и рисковые страховщики начинают конкурировать друг с другом

Реклама на dsnews.ua

Интересы компаний схлестнулись в наиболее лакомом для страховщиков сегменте — банковском страховании. И те и другие претендуют на исключительное право страховать жизнь заемщиков.

Требование страховать жизнь клиента при потребительском кредитовании многие банкиры ввели около года назад. Такое условие выдвигают далеко не все финучреждения. Тем более что обязательное наличие «жизненной» страховки законодательно не оговорено. Однако практика такого страхования начинает приживаться на рынке. Застраховав жизнь получателя кредита, банк заручается гарантией, что в случае смерти заемщика или потери им трудоспособности задолженность по кредиту погасит страховщик. Таким образом, финучреждения избавляют себя от необходимости возиться с реализацией залога и отсекают не слишком приятную потенциальную возможность выселять на улицу семью, потерявшую кормильца.

Страховщики отреагировали на изменившиеся запросы банкиров. Рисковые компании немедленно стали включать в банковские пакеты, содержавшие раньше страхование залогового имущества и титульное страхование (последнее — только для ипотечных кредитов), покрытие «несчастный случай». Лайфовые компании, в свою очередь, вышли с продуктом term-life (страхование жизни на срок). И те и другие активно формируют спрос на свои продукты, стараясь доказать банкирам преимущества рисковых и лайфовых программ. «Страхование жизни заемщика включает более широкий перечень рисков, нежели страхование от несчастного случая. Оно предусматривает смерть по любой причине, в том числе и от несчастного случая, а также от инфаркта, инсульта, рака и других заболеваний. Как свидетельствует практика, процентное соотношение наступления страховых случаев по болезни и несчастным случаям —20:80. Поэтому продукты лайфовых компаний для заемщиков являются более актуальными, особенно если речь идет о долгосрочных ипотечных кредитах», — говорит председатель правления СК «Эталон Жизни» Александр Кулешин. Придирчивые лайфовцы находят в программах рисковых конкурентов и массу других недостатков. К таковым они относят краткосрочность полисов и длинный перечень исключений в покрытиях по несчастному случаю. «Если экспертиза установит, что человек погиб вследствие вождения авто в нетрезвом состоянии — рисковая компания откажется выплатить возмещение. Если страхователь занимается опасными видами спорта, но не предупредил об этом страховщика, СК также откажет в выплате. Кроме того, рисковые компании заключают договоры преимущественно на год. Продлевая контракт, они имеют право поднимать тариф. Лайфовая компания берет клиента на весь срок кредитного договора — 10–20 лет и в течение этого времени обязуется не изменять тарифную ставку», — констатирует председатель правления УАСК «АСКА» Галина Третьякова.

Рисковые компании, в свою очередь, утверждают, что могут делать продукты для заемщиков не хуже страховщиков жизни. Просто сами банкиры сегодня заинтересованы предоставлять клиентам незамысловатые и дешевые покрытия. «Мы можем делать два разных продукта — от несчастного случая и комбинированный полис, куда входит риск смерти и потери трудоспособности от любой болезни. Но последний стоит как минимум на 25% дороже. Поэтому банки редко просят включать в покрытие дополнительные риски, чтобы не поднимать стоимость кредита для клиентов», — рассказал «ДС» начальник отдела страхования от несчастных случаев и рискового страхования жизни СК «ИНГО-Украина» Сергей Майстренко.

Впрочем, и те и другие компании утверждают, что банковские поступления по «жизненным» видам для них погоды не делают. Мол, объемы кредитования пока еще не слишком значительны, да и банкиры требуют от заемщиков страховку только через одного. «Не многие лайфовые компании хотят активно заниматься этим видом. Банки покупают у нас рисковый, наиболее дешевый продукт. Поэтому некоторые страховщики предпочитают все же продавать более дорогие накопительные договоры», — отмечает Галина Третьякова. Исключение составляют разве что дочерние банковские компании, для которых такое страхование — практически основной вид деятельности. Для рисковых страховщиков платежи по несчастному случаю также пока капля в море. Тем не менее они не собираются уступать этот рынок лайфовым компаниям. «На данном этапе страховщики гораздо больше зарабатывают на страховании залогового имущества, нежели на полисах несчастного случая. Но мы заинтересованы в реализации «пакетов» рисков и расширении каналов сбыта. Тем более что в перспективе, с ростом объемов кредитования, этот вид может приносить довольно неплохие доходы», — прогнозирует г-н Майстренко.

Пока же конкуренция страховщиков оказывается на руку как банкирам, так и заемщикам. Желание сделать свои продукты более привлекательными для банков заставляет компании пересматривать свою тарифную политику. Например, если розничная цена при страховании комплекса рисков по несчастному случаю колеблется в пределах 0,8–1% от страховой суммы, то банкирам компании отдают полисы по средней ставке полпроцента. По понятным причинам аналогичную ценовую политику проводят и лайфовые страховщики. «Компании подстраиваются друг под друга. Теоретически страхование жизни стоит дороже, но чтобы сохранять конкурентоспособность, страховщики жизни ставят такие же ставки, какие действуют по несчастному случаю», — рассказывает г-н Кулешин из СК «Эталон Жизни».

    Реклама на dsnews.ua