Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Денег нет, но вы плывите. Почему Зеленский передумал достраивать корвет проекта "Владимир Великий"

Пятница, 15 Мая 2020, 08:00
Какой флот нужен Украине? За шесть лет войны с Россией военно-политическое руководство нашей страны не смогло дать четкого ответа на этот вопрос
Владимир Зеленский на Николаевском судостроительном заводе. Фото: nikvesti.com

Владимир Зеленский на Николаевском судостроительном заводе. Фото: nikvesti.com

Дискуссии о том, как теперь развиваться украинскому военно-морскому флоту, начались сразу после того, как был аннексирован Крым, где осталось подавляющее число наших кораблей и судов, а также практически все военно-морские базы. Россияне при посредничестве белорусов из захваченного отдали только самые старые и совершенно не пригодные в военном отношении корабли. Благо, что хоть флагман "Гетман Сагайдачный" как раз был в походе и поэтому остался под нашим контролем.

Глобально конкурируют две концепции с некоторыми вариациями. Первая: создание полноценной военно-морской группировки с возможностью действовать не только в Черноморско-Азовском регионе, но и на океанских просторах. И вторая: "схлопывание" в масштабах и размерах до одного из компонентов береговой обороны, основу которой будут составлять береговые противокорабельные комплексы.

В первом случае флот по идее должен состоять из нескольких (в самом оптимистическом варианте четырех-пяти) универсальных боевых единиц типа фрегат или корвет с полноценным противолодочным и противовоздушным вооружением, усиленных тральщиками и ракетными катерами.

Второй вариант предусматривает создание "волчьей стаи" - нескольких десятков разнокалиберных и разнообразных по назначению катеров, которые можно эффективно использовать на речных коммуникациях и в прибрежной акватории, но они совершенно не годятся для дальних морских переходов, поскольку не способны выдерживать сильного волнения на море.

Плюсов и минусов у обоих вариантов хватает. Постройка или даже просто содержание (если такой корабль будет передан, например, из-за рубежа) фрегата или корвета - удовольствие недешевое. В то же время речные катера может строить и отечественная промышленность, причем достаточно быстро и дешево. Правда, в этом случае о конкуренции с российскими или турецкими ВМС можно забыть, сосредоточившись на решении проблемы Черного моря (после аннексии Крыма наша страна потеряла фактический контроль почти над 100 тыс. кв. км водной территории - как вокруг АРК, так и на азовском побережье за Мариуполем) другими средствами.

За последние годы обе концепции приобретали и теряли сторонников как среди политиков, так и военных. Не добавило понимания вопросу, куда движется наш флот, и новое военно-политическое руководство. Если Владимир Зеленский во время посещения Николаева летом 2019 г. заявлял, что государство найдет средства для достройки корвета проекта 58250 "Владимир Великий", который находится на стапелях местного судостроительного завода в довольно высокой степени готовности, то уже в апреле 2020 г. отправился инспектировать создание новой военно-морской базы в Бердянске, которая изначально заточена под катерный флот.

Поэтому, думается, стоит посмотреть не на заявления, а на реальные шаги, которые предпринимаются. А они, судя по всему, делаются в русле политики прежнего военного руководства - создание прибрежного варианта ВМС Украины оборонительного характера.

Об этом свидетельствуют, например, озвученные Министерством обороны 11 мая цифры бюджетных ассигнований на обновление и поддержку боевой готовности военно-морского флота на 2020 г. Из наиболее масштабных расходов - программа модернизации фрегата "Гетман Сагайдачный", на что планируют истратить 436 млн грн. Какие конкретно работы будут проведены, понятное дело, является военной тайной, но можно предположить, что это коснется прежде всего усиления боевых возможностей корабля, которые являются весьма и весьма посредственными (что неудивительно, если вспомнить, что изначально он строился для пограничников).

Кроме того, согласно утвержденной бюджетной программе, планируется проведение ремонта трех боевых кораблей и получение шести новых бронированных катеров по контрактам предыдущих годов. Точно можно говорить о трех десантно-штурмовых проекта 58503 "Кентавр-ЛК" (L450 "Станіслав" и L451 "Малин" ныне проходят ходовые испытания перед принятием в строй, а третий заложен 8 февраля 2019 г. на киевском заводе "Кузница на Рыбальском") и двух малых бронированных артиллерийских катерах типа "Гюрза-М" ("Костопіль" ныне проходит испытания, еще один катер этого проекта заложен на "Кузнице"). Каким именно будет шестой катер, пока неизвестно, скорее всего, это будет девятая по счету "Гюрза".

Тут же стоит отметить, что в 2020-2021 гг. боевой состав флота планируют пополнить и за счет военной помощи из США. Так, в марте следующего года должны прийти сразу три патрульных катера типа Island, что позволит сформировать новый дивизион. Также, по некоторым данным, до конца текущего года американцы передадут несколько патрульных катеров типа Mark VI, которые планируют привлечь для патрулирования акватории Азовского моря.

При этом вряд ли стоит слишком уповать на иностранную помощь - все равно эффективно ее использовать мы, похоже, не в состоянии. Иначе сложно объяснить, например, то, что даже уже полученные патрульные катера типа Island не были достойным образом вооружены.

Для того чтобы понять, в том ли мы направлении идем, стоит проанализировать, как строят свои флоты наши соседи по региону. Если не равняться на Россию и Турцию (наши экономические потенциалы несравнимы), то ближе всего к нам по своим возможностям Румыния. Эта страна недавно объявила о старте программы обновления своего флота. Согласно опубликованным данным Бухарест планирует купить четыре корвета и три подводные лодки (понятно, что не атомные, а дизель-электрические, но современных проектов). То есть Румыния, у которой есть единственный и то чисто гипотетический конфликт (с Украиной за остров Змеиный), собирается покупать не большое количество катеров, а корветы и подводные лодки...

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство