• USD 36.6
  • EUR 37.8
  • GBP 44.6
Спецпроекты

Ответ на вымогательство. Зачем Ахметов уничтожил свою медиа-империю

Главное в решении Рината Ахметова — это внезапность и бесповоротность. Именно так сжигают мосты

Ринат Ахметов
УНИАН
Реклама на dsnews.ua

Внезапно и бесповоротно уничтожив свою медиа-империю, Ринат Ахметов сжег мосты в отношениях с Владимиром Зеленским и всей его командой. Это решение будет иметь далеко идущие последствия для украинской политики, экономики и медиа-рынка. Но прежде чем говорить об этом, обсудим мотивы решения Ахметова.

При чем тут Зеленский

Вообще-то Ахметов мог назвать целый ряд мотивов: огромные проблемы компании SCM вследствие полномасштабной войны; выросшие расходы на поддержание медиа-бизнеса и в то же время утрата каких-либо выгод от наличия собственной медиа-империи; наконец, исчезновение у медиа-группы перспектив перейти на самоокупаемость в обозримом будущем. Это абсолютно объективные мотивы, однако Ахметов публично назвал совершенно другой мотив: закон об олигархах. Зеленский захотел поставить на Ахметове клеймо "олигарх". И Ахметов решил убить свою медиа-группу, но не дать Зеленскому себя унизить.

"Я принял вынужденное решение о выходе моей инвестиционной компании SCM из медийного бизнеса. На этой неделе Медиа Группа Украина откажется в пользу государства от всех эфирных и спутниковых телевизионных лицензий наших каналов и от лицензий наших печатных медиа в Украине. Мы также прекратим деятельность онлайн-медиа МГУ. Такое решение продиктовано вступлением в силу закона "О предотвращении угроз национальной безопасности, связанных с чрезмерным влиянием лиц, имеющих значительный экономический и политический вес в общественной жизни (олигархов)". Как крупнейший частный инвестор в экономику Украины я неоднократно говорил, что не был, не являюсь и не буду олигархом", — заявил Ахметов, обосновывая свое решение.

Директор по связям с общественностью и коммуникаций SCM Наталья Емченко подчеркнула, что SCM считает этот закон "абсолютно дискриминационным". По ее словам, "тяжелый и вынужденный" ответ в виде ликвидации медиа-бизнеса готовился абсолютно тайно от власти. "Дальнейшая судьба сданных нами лицензий нам не известна — никаких предварительных консультаций с властью не происходило и не могло происходить", — говорит Емченко.

Все источники в компаниях Ахметова и в Зе-команде утверждают, что решение Ахметова стало неожиданностью и для топ-менеджмента SCM, и для руководства МГУ, и для власти (Офиса президента, Кабинета министров, "слуг народа" в Верховной Раде). Круг лиц, которые знали об этих планах, был очень узок именно потому, что Ахметову была нужна внезапность.

И еще ему была нужна бесповоротность. Он мог бы просто заморозить деятельность МГУ под предлогом финансовых проблем SCM, с тем чтобы оставить себе возможность возродить группу по окончании военного положения. Но он решил отказаться от лицензий — а без лицензий ничего возродить будет нельзя.

Реклама на dsnews.ua

В чем логика Ахметова

Чтобы понять логику Ахметова, нужно учесть, что действия власти застали его врасплох. Он имел основания рассчитывать, что в условиях полномасштабной войны закон об олигархах не заработает, тем более что главные информационные активы МГУ телеканалы "Украина" и "Украина 24" со дня введения военного положения задействованы в телемарафоне "Единые новости". И действительно, в начале июня глава Нацагентства по вопросам предотвращения коррупции Александр Новиков сообщил, что идея создания реестра олигархов "утратила актуальность, ведь люди, которых мы раньше считали олигархами, потеряли центры своего влияния. Речь идет не только о бизнесе, но и, например, о телеканалах".

23 июня Украина получила статус кандидата в члены Евросоюза. Одним из семи условий стало "внедрить антиолигархический закон… это должно быть сделано юридически обоснованным образом с учетом предстоящего заключения Венецианской комиссии по соответствующему законодательству". Было логично ожидать, что украинская власть отложит реализацию закона если не до окончания действия военного положения, то по крайней мере до исправления закона согласно рекомендациям Венецианки.

Однако Зеленский поступил вопреки этой логике. 29 июня СНБО утвердил положение о реестре олигархов, и в тот же день Зеленский ввел это решение в действие. Судя по всему, для Ахметова это стало неожиданностью. По крайней мере, он не готовился к нему заранее — иначе он бы выступил со своим заявлением о ликвидации медиа-бизнеса не 11 июля, а сразу же после решения СНБО.

В глазах Ахметова действия Зеленского выглядели даже не просто как недружественный шаг, а как откровенное издевательство. Дескать, и что ты мне сделаешь? Вот Ахметов и ответил.

Последствия для политики

На данный момент победителем является, безусловно, Зеленский. Он заставил Ахметова смириться с законом об олигархах. Если же оценивать политические последствия, то они для Зеленского самые радужные.

В самом деле, телеканалы "Украина" и "Украина 24" до большой войны служили площадкой для разнообразных оппозиционных сил. Причем не только для проектов, которые можно считать близкими к Ахметову, типа команды экс-спикера парламента Дмитрия Разумкова, но и для многих других деятелей. И темы там поднимались любые, в том числе самые неприятные для Зеленского и его команды. Кстати, именно это обеспечило МГУ лидерские позиции в сегменте политических ток-шоу.

Еще раз: каналы Ахметова пользовались популярностью и доверием зрителей, ибо давали простор разным точкам зрения, а не только одной. И благодаря доверию множества зрителей эти каналы по окончании военного положения могли бы стать прекрасной площадкой для предвыборной кампании политпроектов, дружественных к Ахметову и недружественных к Зеленскому.

Теперь всего этого не будет. Зеленский может спать спокойно.

Почему же Ахметов капитулировал? Тут возможны два ответа.

Первый: объективно говоря, вследствие большой войны возможности Ахметова для политического влияния снизились. Он мог решить, что его прежние политические расчеты утратили смысл. И что надежды что-то изменить с помощью политических ток-шоу уже слишком смехотворны.

Второй: все только начинается. Если Зеленский вынудил Ахметова уничтожить свой медиа-бизнес, то сомнительно, чтобы владелец SCM не просчитал удары в ответ. В этой связи отметим одно интересное обстоятельство. Если бы Ахметов сохранил МГУ и получил статус олигарха, он по закону об олигархах не имел бы права финансировать ничью избирательную кампанию. А если он, убив свой медиа-бизнес, спасет себя от статуса олигарха, он сможет вложить средства куда захочет, включая и политику.

Сигналы для экономики

Последствия для экономики не столь очевидны, но они тоже будут. Прежде всего напомним, что медиа-ресурсы Ахметова довольно эффективно работали на защиту его бизнес-интересов. Имеются в виду пиар-кампании, нацеленные на предотвращение и дискредитацию решений власти, невыгодных SCM, а также на лоббирование и поддержку решений, которые SCM выгодны.

Не исключено, что ликвидация медиа-бизнеса — это лишь первый шаг, за которым последует сворачивание и других направлений бизнеса SCM в Украине. И это уже фактически осуществляется.

29 июня группа "Метинвест" (горно-металлургическое направление бизнеса SCM) сообщила, что с 1 июля она приостанавливает добычу на двух горно-обогатительных комбинатах (Ингулецком и Южном) в Кривом Роге и сокращает работу меткомбината "Каметсталь" в Каменском до одной домны. С середины июля также будет приостановлена добыча на Северном ГОКе. Из горно-обогатительных комбинатов группы в Украине продолжит работу с уменьшенной мощностью только Центральный ГОК.

За несколько дней до этого гендиректор "Метинвеста" Юрий Рыженков сообщил об инвестиционных планах группы. "Одна из предпосылок, которая у нас есть, — это криворожская руда. На ней можно строить в других странах производство", — рассказал он и уточнил, что сейчас группа рассматривает возможность построить новый завод в Болгарии или Италии. "Мы рассматриваем разные сценарии, пересматриваем разные стратегии", — добавил Рыженков. По его словам, возможны "как инвестиции в Украине, так и инвестиции в других странах".

Но это было до решения СНБО о реестре олигархов. А сейчас, особенно после ликвидации медиа-бизнеса SCM, сомнительно, чтобы Ахметов захотел инвестировать в Украине. Какой смысл в инвестициях, за которые тебя же накажут статусом олигарха?

Последствия для медиа-рынка

Как отмечает SCM, скорость принятия решения по аннулированию лицензий после подачи соответствующих заявлений — ответственность государства. Процесс, согласно требованиям законодательства, может длиться от месяца до двух. В этот период МГУ продолжит выполнять взятые на себя обязательства по лицензионным соглашениям и будет продолжать трансляцию и участие в национальном марафоне новостей, а также в иновещании (FreeДом). Выход любых собственных проектов и производство контента на всех телеканалах, изданиях, онлайн-площадках группы прекращается.

Без работы остаются 4000 журналистов и других сотрудников группы. Для них ликвидация их рабочих мест стала полной неожиданностью. "Мы благодарны команде МГУ за более чем 20-летнюю совместную и успешную работу и сделаем все зависящее от нас, чтобы завершение нашего сотрудничества с каждым членом многотысячного коллектива было максимально прозрачным и человечным. Это действительно сейчас важнейшая задача для менеджмента МГУ и для нас в SCM", — заявила от имени SCM Наталья Емченко.

Гипотетически эти люди могли бы трудоустроиться у новых собственников лицензий. Но, как уже заявила глава Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания Ольга Герасимюк, во время военного положения конкурс на частоты проводиться не будет.

И даже если Нацсовет по указанию с Банковой отдаст кому-то лицензии без всякого конкурса, новому владельцу придется потратить много времени и денег, чтобы запустить проект, сравнимый по масштабам с МГУ. Ахметов, по его словам, вложил в медиахолдинг более $1,5 млрд.

И вот теперь мы можем оценить, какую игру поломал Зеленскому владелец SCM. Зачем Зеленский во время большой войны запустил механизм реестра олигархов? Ответ в том, что как раз во время масштабных боевых действий ни один западный инвестор не решится покупать в Украине какие-либо производственные активы, в том числе и медиа-компании. Это оставляет один выход: продать медиа-бизнес за копейки зиц-собственнику от Банковой. Имеются в виду лица, которые в законе об олигархах определены как "покупатели с безупречной деловой репутацией".

Этим лицам статус олигарха не грозит. В законе прямо так и написано: покупатель СМИ не может быть признан олигархом, если он обладает безупречной деловой репутацией. А определять репутацию будет, опять же, власть — Нацсовет и СНБО.

То есть Банковая рассчитывала, что Ахметов, если он хочет избежать статуса олигарха, побежит договариваться о продаже своего медиа-бизнеса с очень большим дисконтом (ориентировочно за 10% от той цены, которую можно было бы выручить до большой войны). Но Ахметов решил, что лучше он убьет МГУ, чем продаст ее какому-нибудь другу Зеленского за бесценок. "Короткий шестимесячный срок, определенный законом для продажи медиаактивов, и российская военная агрессия против Украины не позволяют компании SCM продать медиабизнес на рыночных условиях", — пояснил Ахметов, почему он именно убивает МГУ, а не продает.

Короче, мы стали свидетелями интересного случая, когда кто-то попытался отжать у Ахметова очень крупный бизнес, а он не смог защитить этот бизнес и решил уничтожить его, чтобы тот не достался вымогающему. Очень трудно поверить, что эта история не будет иметь продолжения. Сценарии следующей серии наверняка уже пишутся. И у Ахметова, и у Зеленского. 

    Реклама на dsnews.ua