• USD 26.9
  • EUR 30.5
  • GBP 34.1
Спецпроекты

Судить "шахтеров на танках". Как у Зеленского собираются отделять честных жителей ОРДЛО от пособников оккупантов

Криминализовать отрицание отдельными нашими гражданами самого факта российской агрессии против Украины куда важнее, нежели обсуждать довольно отдаленные во времени юридические моменты, связанные с моделями правосудия после деоккупации
Фото: Getty Images
Фото: Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Сейчас прорабатывается возможность специального режима, который будет предусматривать особую модель правосудия в ОРДЛО после реинтеграции. Об этом заявил вице-премьер-министр, первый замглавы делегации Украины в ТКГ Алексей Резников. По его словам, мероприятия переходного правосудия позволят восстановить справедливость и нарушенные права человека, привлечь к ответственности тех, кто совершал преступления. "И уже на будущее мы прорабатываем возможность создания специального режима, который будет предусматривать особую модель осуществления судопроизводства и за счет этого стимулировать инвестиционный поток", - подчеркнул Резников. Он также отметил, что "подавляющее большинство населения на временно оккупированных территориях - люди, ставшие заложниками оккупантов, и к ним у украинской власти не будет претензий". Но для отделения этой категории населения от преступников, на законодательном уровне будут инициированы "понятные процедуры". "Условно, - говорит  Резников, - мы должны отделить так называемых "шахтеров" на российских танках, от настоящих шахтеров, которые тяжело работают и сегодня бастуют, потому что им месяцами не выплачивают зарплату".

Позиция максимально понятна и не вызывает споров - переходное правосудие после деоккупации Донбасса необходимо. Однако существует целый ряд нюансов, которые следует учитывать. Первый - Минские соглашения предполагают обеспечение помилования и амнистию путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в ОРДЛО. Украина понимает этот пункт в том ключе, о котором говорит Резников. В тоже время в Москве его трактуют иначе, как полную амнистию для всех. И менять позицию Кремль не станет. Потому в этом вопросе Киеву необходима международная поддержка, чтобы Россия не попыталась продавить на переговорах амнистию по своему разумению. Второй нюанс: глава ОП Андрей Ермак на днях сообщил о готовности нового варианта закона "Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей" с имплементированной формулой Штайнмайера.

В РФ, напомним, категорически против изменения ныне действующего закона. Но это не главная проблема, главное - как в новом проекте прописан вопрос уголовного наказания сепаратистов. Статья 3 нынешнего закона гласит: "Государство гарантирует... недопущение уголовного преследования, привлечения к уголовной, административной ответственности и наказанию лиц - участников событий на территории Донецкой, Луганской областей. Органам власти и их должностным (служебным) лицам, предприятиям, учреждениям, организациям всех форм собственности запрещается дискриминация, преследование и привлечение к ответственности лиц по поводу событий, имевших место в Донецкой, Луганской областях". Такая формулировка фактически противоречит намерениям, озвученным Резниковым.  

Третий нюанс: до деоккупации стоит ввести в украинское законодательство те моменты, которые позволят в будущем четко определять степень ответственности тех или иных лиц, проживающих на оккупированных территориях. В свое время глава МВД Арсен Аваков активно продвигал закон о коллаборантах. "Если ты сельский доктор и работаешь в вертикали "министерства здравоохранения ДНР", которое мы не признаем, то ты не подвергаешься репрессиям, потому что ты выполняешь социально важную функцию и у тебя нет альтернативы. То же самое для учителей или мелких клерков. А если ты выполняешь репрессивную функцию, если ты организовываешь отряды, которые стреляют в нашу сторону, осуществляешь или осуществлял свержение власти насильственным путем, если ты в Славянске убивал протестантских священников, то не попадаешь под прощение, а попадаешь под уголовное преследование", - говорил в феврале этого года глава МВД.

Тогда его инициатива поддержки не нашла. Может, сейчас имеет смысл к ней вернуться, сделав, таким образом, первый шаг к узакониванию особой модели правосудия для ОРДЛО. Чтобы было понятно, по каким принципам собираются отделять честных жителей оккупированных территорий от пособников оккупантов.

Четвертый нюанс - он уже касается не ОРДЛО, а реалий Украины в целом - необходимо рассмотреть вопрос криминализации отрицания гражданами военной агрессии России на Донбассе и аннексии Крыма. Те, кто рассказывают о "внутреннем гражданском конфликте", должны нести уголовное наказание за свои слова или действия. И принять такие изменения в Уголовный кодекс уже сегодня куда нужнее, нежели обсуждать довольно отдаленные во времени юридические моменты, связанные с моделями правосудия после деоккупации.

Реклама на dsnews.ua