• USD 27.7
  • EUR 33.4
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Друзья познаются в бд

Реклама на dsnews.ua

Протяженность нефтепровода Баку—Тбилиси—Джейхан составляет 1767 км. Пропускная способность трубопровода —50 млн т нефти в год. За этими сухими цифрами кроются не только большие деньги, но и большая политика. Для Баку это фактически синонимы, поскольку обещаниями привлечь в страну поток нефтедолларов правительство Азербайджана не один год кормит население. Баку понять можно: без улучшения экономической ситуации в стране невозможно говорить о разрешении главной азербайджанской проблемы: возвращении Нагорного Карабаха. Поэтому никакое проармянское лобби в США и Франции не смогло «подключить» Армению к БД.

Свой политический резон был и у Грузии с Турцией. Антироссийская риторика Тбилиси выглядит довольно смело, но нелепо на фоне энергетической зависимости страны от российских энергоносителей, оттого поставки азербайджанского топлива способны сделать Грузию более инициативной в аналогичном вопросе возврата территорий — Абхазии и Южной Осетии.

Наконец, Турция, контролирующая ныне проход нефтяных танкеров через проливы Мраморного моря, отнюдь не желает терять монопольное право на контроль над транспортировкой энергоресурсов из Азии в Европу. Но куда более интересны геополитические выкладки США.

Труба помирит всех
Первоначально о трубопроводе Баку — Джейхан заговорили в начале 1990-х, а к 1995 г. они трансформировались в конкретный план строительства. В это время как раз от Грузии и Азербайджана откалывались их мятежные автономии, разгоралось курдское вооруженное сопротивление в местах предполагаемого строительства БД на турецкой территории и этнических чисток в бывшей Югославии. Трубопровод был избран ключевым средством для гашения этих очагов нестабильности. Предполагалось, что каспийская нефть пойдет до грузинской Супсы (и далее танкерами — до Одессы, откуда в Европу — по трубопроводу Одесса—Броды —Гданьск) и до турецкого Джейхана, откуда опять-таки танкерами — по всему миру. Что касается газа, то ветку газопровода БД собирались протянуть через Балканы, дабы связать трубой воедино все страны балканского конфликта. Однако пример Армении показывает, что американцы использовали трубу не только как инструмент мира, но и шантажа, обходя при ее прокладке страны, проводящие «неправильную» внешнюю политику. На Южном Кавказе таковой была признана Армения, на Балканах — Сербия и Черногория. Понимая, что главной причиной пророссийской ориентации постсоветских государств является экономическая зависимость от Москвы, Вашингтон стремился сделать эти страны максимально независимыми от поставок энергоресурсов от/в сторону России. Кроме того, если проектом строительства трубопровода из Туркменистана через Афганистан в Пакистан устранялась возможность индийско-иранского стратегического союза, то БД ослаблял возможность российско-иранского контроля над поставками нефти из региона Каспийского моря.

Естественно, что недовольных подобным поведением США и явно политической конъюнктурой БД было предостаточно. Во-первых, страдала Россия, имевшая на тот момент готовый нефтепровод Баку — Новороссийск. Как раз в самый разгар дискуссии о целесообразности БД в Чечне вспыхнул вооруженный конфликт, продолжающийся до сих пор. Таким образом, Москва лишилась аргумента в споре о безопасности маршрута Баку — Новороссийск. В марте этого года Государственная нефтяная компания Азербайджана заявила о приостановке экспорта нефти по трубопроводу Баку — Новороссийск, мотивируя это намерением Азербайджанской международной операционной компании (АМОК) использовать для транспортировки нефти маршрут Баку — Джейхан. Поскольку АМОК является оператором по эксплуатации азербайджанского участка нефтепровода Баку — Новороссийск, она вольна поступать, как захочет, но в перспективе это может сделать трубу Баку — Новороссийск сухой (ныне Баку перекачивает по этому маршруту 2,5 млн т нефти).

Правда, за АМОК стоит ВР, а руководители ТНК-ВР уже заявили о возможной реверсной работе трубы, да и другие российские нефтяные компании заинтересованы к выходу на средиземноморский берег с помощью БД. Таким образом, американский проект трубопровода снижал зависимость кавказских стран от России с помощью самой России, нефть из которой способна повысить рентабельность БД.

Дружба дружбой, а нефть — врозь
Но не стоит упускать из виду, что в Москве также понимают всю значимость нефтяной игры на Кавказе, и особые отношения Белокаменной с Казахстаном делают последнего малонадежным партнером в плане обеспечения нефтью БД. К тому же, Китай и Япония уже сейчас готовы покупать больше российской нефти, а трубопроводы в Индию и Юго-Восточную Азию могут быть не менее амбициозными и политически важными для России.

Реклама на dsnews.ua

Но и терять европейское направление Россия не хочет. Соглашение о строительстве нефтепровода Бургас — Александропулос демонстрирует российское желание видеть Турцию посговорчивее, амбициозный проект газопровода «Голубой поток» из России в Турцию по дну Черного моря также всплывает с определенной периодичностью, и в случае существенного ухудшения американо-турецких отношений может быть в очередной раз извлечен на свет.

Трубопровод Баку — Джейхан больно бьет и по арабским государствам Персидского залива, которые теряют монополию на поставки энергоресурсов в Европу, США и страны Восточной Азии. Прямых рычагов влияния на строительство БД у арабов нет, но вот косвенных — хоть отбавляй. Известно, что нормализация ситуации в Ираке и строительство ветки трубопровода из контролируемого курдами северного Ирака к БД способно существенно решить проблему наполняемости трубы нефтью, но стабильности в Ираке как не было, так и нет. К тому же, вполне могут активизироваться курды, территории которых становятся ключевыми в вопросе транспортировки энергоресурсов с Каспия к Средиземноморью. Американцы доселе старались не класть все яйца в одну корзину, но их решительная позиция в пользу предоставления Курдистану хотя бы автономии в составе Ирака и Турции может навсегда поссорить Вашингтон с Анкарой, а ведь положение Турции не менее ключевое.

Наконец, перекраивание границ в регионе Южного Кавказа и Персидского залива — явление столь вероятное, что риски тут также довольно велики. Чеченские сепаратисты, надеющиеся на помощь не столько Запада, сколько мусульманских государств, уже заявили, что каспийская нефть может обойти Чечню, но не сможет обойти чеченцев. Учитывая серьезный опыт чеченцев в плане диверсионных действий, к подобным угрозам не стоит относиться снисходительно. В конце концов, в пресловутом списке «оси зла» есть Иран и Сирия, что делает эти страны потенциальной мишенью новой военной кампании США. Вторжение американских войск в Иран может привести к необратимым последствиям в отношении перспектив поставки энергоресурсов из каспийского региона в Средиземноморье.

А уж коль вызывает вопросы политическая эффективность трубопровода Баку — Джейхан, то об экономической — речь и не идет. Вот только, как долго Запад готов субсидировать экономически невыгодный проект из политических соображений?

ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ
Участниками проекта являются: BP (30,1%), ГНКАР (25,%), Unocal (8,9%), Statoil (8,71%), TPAO (6,53%), ENI (5,%), Itochu (3,4%), ConocoPhillips (2,5%), INPEX (2,5%), Total (5,%) и Amerada Hess (2,36%). Общая стоимость проекта БД составляет $3,6 млрд, из которых $1 млрд вкладывают акционеры проекта, а $2,6 млрд — привлеченные кредиты. Финансирование проекта осуществлялось за счет средств восьми экспортно-кредитных агентств, Международной финансовой корпорации, ЕБРР (две последние структуры вместе выделили $500 млн), а также банковского синдиката, объединявшего до последнего времени 15 частных банков (в сумме выделили $1,2 млрд). В декабре 2004 г. крупнейший банк Италии Banca Intesa продал часть своей доли и начал переговоры о продаже всей своей доли финансирования проекта, составляющей $60 млн.

Пусть сумма эта и незначительна, но она свидетельствует о размытых экономических перспективах проекта, коль итальянский банк вышел из проекта с денежными потерями. Но 25 декабря 2004 г. стало известно, что стоимость строительства трубопровода Баку — Джейхан возрастет на $120 млн, причем повышение стоимости произошло в каждой стране — Азербайджане, Грузии и Турции. До сих пор существуют сомнения по поводу перспектив заполнения трубы азербайджанской нефтью, да и стоимость разработки перспективных месторождений на Каспии также возросла.

Еще в декабре прошлого года президент компании British Petroleum-Azerbaijan Дэвид Вудворд поведал об удорожании разработки газоконденсатного месторождения Шахдениз на 25% (первоначальная стоимость составляла $3,2 млрд), а вице-президент компании Роб Келли заявил, что для увеличения эффективности капитальных вложений планируется в этом году пробурить четвертую опережающую скважину на месторождении.

Но разговоры об увеличении добычи природного газа с Шахдениза велись долго и безрезультатно, и азербайджанская сторона даже была вынуждена заключить в 2003 г. договор с дочерней структурой российского «Газпрома», «Газэкспортом», на поставку газа в Азербайджан (контракт на 5,5 млрд куб. м газа), было также получено согласие Казахстана направить из Актау нефть в сторону Джейхана. Круг замкнулся.

    Реклама на dsnews.ua