• USD 27.7
  • EUR 33.4
  • GBP 38.5
Спецпроекты

ЗВУЧАНИЕ БУДУЩЕГО

Реклама на dsnews.ua

Мы вслушиваемся в этот мир каждый по-своему. Корреспондент «ВД» вместе с другими украинскими журналистами и дилерами по приглашению дистрибьюторской компании Luxtone отправился в Англию, чтобы собственными глазами увидеть акустику компании B&W (Bowers & Wilkins), сравниваемую с престижем Ferrari, и своими ушами услышать сложность многогранного звучания культовых «Наутилусов».

Преданный слушатель

Все началось с увлечения. Отслужив во Второй мировой войне в войсках связи, Джон Бауэрс вернулся в родной Ворсинг, небольшой городок на южном побережье Англии. Вскоре он открыл магазинчик, где продавал разнообразную технику. Однако страсть к идеальному звуку заставила Джона взяться за усовершенствование продаваемой им электроники, и, таким образом, в отдаленном уголке магазина развернулось производство модифицированных колонок. Первыми клиентами стали друзья, но вскоре количество покупателей значительно увеличилось. Хобби переросло в аудиобизнес лишь после того, как одна благодарная английская леди, очарованная колонками Бауэрса, завещала ему после своей смерти GBP10 тыс. (в современной валюте — GBP250 тыс.). Это позволило Джону Бауэрсу основать в 1966 г. собственную компанию.

Конечно, нынешнее производство на Meadow Road в Ворсинге мало чем напоминает первую фабрику английского изобретателя. Вместо коттеджа с двумя столами, на которых в первое время собирались бауэровские колонки, мы зашли в современный комплекс: с белыми полами, вереницей станков, стеллажей, проводов. Улыбчивый Дейв Форд, менеджер производства B&W, провел нас вначале через лабиринт с уже готовыми желтого цвета динамиками. Эта «желтизна», кстати, — гордость B&W и, одновременно, самое копируемое изобретение в истории производства Hi-Fi. Еще в 1970-х инженеры B&W первыми догадались сделать диффузоры среднечастотных динамиков из легкого плотно сплетенного материала — кевлара, что снизило нежелательную окраску звука. Но после того, как 25-летний срок оригинального патента истек, уникальный желтый материал стали применять многие производители акустики (а иногда в динамик ставится просто что-то желтое по принципу «как у B&W»).

Пока Дейв показывал сборочные линии, мой взгляд привлекло нечто другое. Прямо за нами один из рабочих крайне усердно и бережно натирал до блеска белоснежные изгибы двух красавцев-«Наутилусов», а в сторонке стоял их «коллега» в темном цвете, с которого, наверняка, уже сдули все пылинки. Засмотреться, действительно, есть на что: форма колонки, которая внешне напоминает морскую раковину, до сих пор остается революционной. Стоимость (GBP35 тыс.) — тоже. На исследования и разработку этого спиралевидного шедевра ушло около пяти лет, и до сих пор переплюнуть старания английских инженеров не удается. Среди последних новаторств B&W и алмазные твитеры, которые нам дали подержать в руках. Это синтетический алмаз, выращенный поликристаллическим образом, тем не менее, впечатление о его «драгоценности» это не портит. Не будь данной разработки — не удалось бы вывести звук на идеальный уровень. В 2005 г. B&W обновила ведущую 800-ю серию — самую дорогую линейку, в которой использованы по максимуму все технические разработки и инновации, в том числе и алмазный твитер. Как уточнил менеджер по маркетингу B&W Денни Хайкин, ожидается, что в ближайшие пять лет продажи усовершенствованной линии вырастут на 25% (в предыдущую пятилетку мировой оборот этой серии составил EUR350 млн).

На сегодняшний день на двух фабриках компании (вторая расположена в Дании, где изготавливаются корпуса колонок) работает около 500 человек. При этом варианты переноса производства в Азию и переход на дешевую рабочую силу руководство B&W исключает, веря, что качество продукции может быть обеспечено только в Англии. «Недавно была попытка усовершенствовать сбор динамика и вместо женщин, которые обычно смазывали специальным клеем обратную сторону кевларового диффузора, поставить машину, — рассказал Майкл Кричевский, президент компании Luxtone. — Все-таки быстрее и дешевле. Но затея оказалась провальной. Тот же клей, его количество и движение, но колонки стали играть хуже. Объяснить, как это так получилось, никто не мог. В результате, женщин с кисточками вернули назад, и колонки вновь зазвучали как надо».

На два шага вперед
Реклама на dsnews.ua

После прогулки по производству мы отправились в мозговой центр B&W — научно-исследовательскую лабораторию «Институт Звука», который находится в Стрейнинге. В этом уютном городке, где по газонам мирно шастают зайцы, а крыши домов аккуратно выложены темно-бордовой черепицей, вот уже более 25 лет проводятся самые изощренные в мире исследования поведения динамиков и создаются кардинально новые технологии. Когда мы приехали, здесь трудилось лишь несколько инженеров (всего их 30), уткнувшихся в экраны мониторов. Однако разбросанные на столах чертежи, уйма папок, диаграмм, инструментов и железяк не оставляли сомнения, что люди тут творческие и без работы не сидят. Кстати, в компании работают исключительно меломаны, которые любят музыку и хорошо в ней разбираются. Так что подобная работа — одно удовольствие. Как пошутил один из наших сопровождающих, им не только дали поиграть в любимые игрушки, но еще и деньги за это платят.

Собственно, создавать уникальные вещи тут начали давно. Да и промышленному дизайну уделялось особое внимание еще до того, как он стал всеобщим явлением. Например, здесь разработана знаменитая колонка Emphasis, сконструированная в виде перевернутого саксофона. Среди успешных инженерных новаций — сотовая конструкция Matrix, которая находится внутри колонки и при помощи правильно размещенных распорок повышает жесткость и предотвращает всевозможные вибрации. Это изобретение B&W, кстати, также очень часто копируется. Англичане первыми выделили высокочастотный динамик в отдельный объем (микрофоноподобный хвостик на верхушке колонки) и разделили объемы всех динамиков в конструкции «Наутилус», где средний и низкочастотный динамики полностью развязаны и не сообщаются друг с другом.

Наконец, вишенкой на торте в нашей поездке стало посещение легендарной звукозаписывающей студии Abbey Road в Лондоне, которая буквально купается в акустике B&W (общее количество колонок — порядка 30). Сотрудничать с Abbey Road компания B&W начала в 1980-х. Вначале с их помощью записывалась, в основном, классическая музыка (80% мировых записей классической музыки в то время делалось на колонках B&W). Сегодня диапазон их действия куда шире. К примеру, в студии №1 записывались саундтреки к «Звездным войнам», «Властелину колец» и «Гарри Поттеру» пятью огромными «Наутилусами» 800-й серии. Такое же количество колонок стоит и в студии №2, где в свое время писались Beatles, и студии №3, где немало времени провели Pink Floyd. К сожалению, послушать колонки в действии не удалось: оркестровые музыканты только подтягивались на утреннюю запись, а известные музыканты предпочитают не попадаться лишний раз на глаза. Но все же небольшую саунд-сессию нам устроили в комнате, где концертные записи переводятся в многоканальный формат для DVD. Насчитав и здесь пятерку знакомых колонок с усилителями Classe, мы еще раз убедились, что Abbey Road — одна из самых высокотехнологичных и богатых звукозаписывающих студий мира. По сути, только в одном из ее залов можно ощутить, как звучит музыка на $200 тыс. То, что аналогичное качество звука завоюет популярность украинских слушателей, Артем Присяжнюк, специалист Hi-Fi систем, не сомневается. Колонки B&W, по его словам, имеют ряд преимуществ, в частности, широкий модельный и ценовой диапазон (от $200 до $45 тыс.), а также универсальность, так как колонки можно подключать практически к любой аппаратуре.

    Реклама на dsnews.ua