• USD 27.6
  • EUR 33.5
  • GBP 39
Спецпроекты

Приказчики всех магазинов, соединяйтесь!

Реклама на dsnews.ua
Киевские работники торговли 125 лет назад организовали общество для взаимной помощи и защиты своих прав.

Киевские работники торговли 125 лет назад организовали общество для взаимной помощи и защиты своих прав.

Термин «приказчик» давно превратился в устарелое понятие. В нынешнем представлении приказчик — это шустрый молодой человек из дореволюционной эпохи, который обслуживает клиента в магазине готового платья либо продуктовой лавке, непременно приговаривая «да-с», «слушаю-с», «минутку-с», или бегает с высунутым языком по хозяйским делам, организовывая закупки и стремясь опередить приказчиков конкурента. Вспоминаются, конечно, и литературные персонажи типа Подхалюзина из пьесы Островского «Свои люди — сочтемся», сначала раболепно прислуживающие хозяевам, однако при первой возможности подставляющие их, чтобы самим завладеть делом. В принципе, подобное представление недалеко от истины, но не является исчерпывающим.

Законные и беззаконные

В реальной практике одним и тем же словом «приказчик» называли довольно-таки разнородных представителей торговых служащих. Среди них были и менеджеры среднего звена, заведовавшие крупными магазинами и целыми отделениями хозяйских фирм (их обычно называли «главными приказчиками»), и представители по оптовым сделкам, и рядовые розничные продавцы. Существовало официальное подразделение на приказчиков 1-го класса (главных приказчиков) и 2-го класса (всех прочих). С них взимали определенные сборы в казну: для 2-го класса — порядка нескольких рублей в год, для 1-го — нескольких десятков рублей, в зависимости от оборотов хозяйской фирмы.

Как правило, эти сборы за своих приказчиков платил сам хозяин. Он, естественно, был заинтересован в том, чтобы тратить поменьше, поэтому сплошь и рядом утаивал служащих. Власти, со своей стороны, старались не позволить ему этого. Так, по закону, ни одно торговое заведение не могло быть открыто без того, чтобы при нем не состоял зарегистрированный приказчик 1-го класса (разве что эти функции брал на себя сам хозяин). Время от времени в магазины являлись ревизоры на предмет выявления «левых» приказчиков. В таких случаях неоформленные сотрудники просто прятались в укромные местечки, где и пережидали опасность.

Понятно, что приказчик, не имевший законного статуса и связанный с хозяином только устной договоренностью, был совершенно бесправен. Ему могли недоплатить жалование, при малейшем недовольстве вовсе выгоняли на улицу без гроша в кармане. Впрочем, и зарегистрированные торговые служащие часто вынуждены были терпеть унижения, произвол, самодурство со стороны хозяев — те легко находили возможность разорвать договор со строптивцем, а при обращении потерпевших в суд элементарно откупались.

Из подполья — на Крещатик

Реклама на dsnews.ua

В либеральные времена, после реформ Александра II, новые веяния коснулись и приказчиков. Инициативная группа киевлян поставила вопрос о профессиональном объединении на началах взаимопомощи, чтобы каждый, кто пострадал от хозяина, мог найти сочувствие и поддержку в кругу единомышленников.

Надо сказать, что местному купечеству этот замысел чрезвычайно не понравился. Как впоследствии вспоминали организаторы, «купцы не хотели допустить и мысли, чтобы служащие позволили себе создавать что-то сплоченное, и поэтому куда бы те ни обращались, даже за самым ничтожным пустяком, — всюду и везде они получали отказ, и им во всем ставились всевозможные препятствия». Доходило до того, что приказчики-активисты вели свою деятельность буквально в условиях подполья, собираясь на частных квартирах. Когда, скажем, в 1879 г. один из организаторов, приказчик М. Фоминский, созывал у себя на Большой Житомирской членов «комиссии по ходатайству об утверждении устава» будущего сообщества, он рассылал им приглашения с подробно нарисованным от руки планом двора, где его коллеги должны были отыскать «явку».

Длительные усилия все же увенчались успехом. 125 лет назад, в конце 1883-го, правительство утвердило устав Киевского общества взаимного вспоможения приказчиков.

В январе следующего, 1884 г., новое объединение провело учредительное собрание, избрало совет и правление общества. Действительными членами стали 235 человек; а к 1910 году  — уже полтысячи.

Круг деятельности общества был довольно широк. Оно выдавало ссуды и пособия, подыскивало вакансии и временный приют для утративших место работы, способствовало в получении льготной медицинской помощи своим членам и их семьям. Многое делалось и для организации культурного досуга приказчиков. При обществе создали библиотеку, а с 1899 г. — Коммерческий клуб. Для этого наняли помещение с большим залом в самом центре города — в начале Крещатика, на нынешней Европейской площади (дом не сохранился). Устраивая платные концерты и сдавая уже от себя в субаренду зал Коммерческого клуба для разных мероприятий, общество тем самым получило неплохой источник денежных поступлений, приносивший не одну тысячу рублей в год.

Борьба за режим

Одним из важнейших вопросов был упорядоченный режим работы. Действительно, долгое время хозяева заставляли торговых служащих трудиться день-деньской, не давая им отдыха даже в праздники. Но вот в ноябре 1906-го были обнародованы «Временные правила об обеспечении нормального отдыха служащих в торговых заведениях, складах и конторах». На их основании в каждом городе органы самоуправления устанавливали свой оптимальный распорядок.

Издала соответствующее постановление и Киевская городская дума, существенно ограничив длительность рабочего дня и запретив большинству магазинов работу по воскресеньям и праздникам. Однако купцы не хотели мириться с таким ударом по карману. Представитель консервативных кругов Филипп Ясногурский живописал прямо-таки устрашающую картину: «Все городское население очутилось в скверном положении после думского распоряжения о сокращении торговых часов, давшего возможность приказчикам праздно проводить свое время за счет хозяев», потому что, мол, нельзя было вечером купить ни хлеба, ни чаю, ни спичек, ни свечей... «Хорошо еще, — писал Ясногурский,  — если приказчики были на службе у людей с толстой мошной, но ведь теперь каждый хозяин дышит на ладан от «карманной чахотки», и сокращение самого бойкого времени торговли грозит ему разорением».

После продолжительных дебатов и доработок в 1910-м была принята новая версия постановления «О нормировке торгового дня и праздничных днях отдыха». В ней были установлены четкие границы дозволенного времени торговли, работа магазинов в праздники разрешена лишь в исключительных случаях (с обязательной компенсацией служащим в виде отгулов), а каждому приказчику в течение рабочего дня предусмотрено право на 2-часовой перерыв.

Помощь большого бизнеса

Если торговое купечество систематически ставило палки в колеса объединению приказчиков, то крупные предприниматели вели себя совсем иначе. Они были заинтересованы в нормальных отношениях с квалифицированным низовым персоналом. И многие из местных магнатов-филантропов словом и рублем содействовали целям Общества взаимного вспоможения приказчиков.

Так, сахарозаводчик Федор Терещенко пожертвовал тысячу рублей в фонд библиотеки при обществе. Владелец мельницы, биржевик Николай Хряков и другие промышленники пополнили основной капитал общества, из которого оплачивались его программы. Сочувствовавший киевским приказчикам домовладелец и торговец полотном Андрей Ильяш учредил для них даже пособие для оздоровления в Ессентуках. Ему и его супруге присвоили звание почетных членов общества.

Важная инициатива киевских бизнесменов коснулась торгового обучения молодежи. Ведь нередко родители отдавали своих детей в приказчики, надеясь, что они наберутся делового опыта. Таких малолеток купцы эксплуатировали особенно злостно. С 1896 г. в качестве альтернативы подобной практике действовало Общество распространения коммерческого образования в Киеве, основателями которого стали такие авторитетные предприниматели, как Николай Терещенко, Михаил Дегтерев, Давид Марголин, Семен Могилевцев и другие. При нем открылись мужская и женская торговые школы. А общество приказчиков, в свою очередь, организовало вечерние торговые классы.

Полицейские комбинации

Своеобразная коллизия была с легализацией в городе приказчиков-евреев. В течение многих десятилетий Киев не входил в так называемую черту оседлости — зону беспрепятственного проживания иудеев. Здесь позволяли селиться только отдельным категориям еврейского населения — прежде всего купцам первой гильдии. Закон разрешал каждому такому купцу иметь при себе, в соответствии с «фактической надобностью», до четырех слуг и до десяти приказчиков того же исповедания.

«Фактическую надобность» для купцов определяла местная полиция. А с ней вопрос решался легко и просто при помощи соответствующей мзды. Благодаря такой системе иные купцы прописывали в Киеве предпринимателей, которые по бумагам числились приказчиками, а на деле вели самостоятельный бизнес. Ясно, что часть доходов они «отстегивали» тем, кто им протежировал.

Случались и еще более занятные гешефты, механизм которых раскрыл в своих воспоминаниях киевский старожил, журналист и адвокат Сергей Ярон: «Если купец принимал к себе шесть приказчиков, то ему предлагали принять еще четырех, так как закон дает право принимать до десяти, но последние четыре приказчика платят за любезность не купцу, а полиции». Полицейская «такса» за оформление липовых приказчиков составляла не меньше 200 рублей. И если кто-нибудь из них по неосведомленности не прилагал к своему прошению о праве жительства в Киеве две «катеринки», то ему просто возвращали бумаги назад со словами: «Здесь не все документы!».

    Реклама на dsnews.ua