• USD 27.9
  • EUR 34.1
  • GBP 39.5
Спецпроекты

Закаленный сталью

Реклама на dsnews.ua
Евгений Карташов около двадцати лет назад оказался перед нелегким выбором между властью и деньгами. Сделав выбор в пользу политики, он не только получ

Евгений Карташов около двадцати лет назад оказался перед нелегким выбором между властью и деньгами. Сделав выбор в пользу политики, он не только получил влиятельность, но и обеспечил себе безбедное существование. Для этого понадобилось печься об интересах не только запорожских избирателей, но и крупнейших бизнесменов региона.

Когда в один из весенних дней 1992 г. заместителю гендиректора «Запорожстали» Евгению Карташову доложили из приемной, что неизвестная молодая женщина требует с ним немедленной встречи, он лишь недовольно развел руками. С тех пор как его назначили курировать экспортные поставки комбината, поток совершенно не знакомых ему посетителей никак не иссякал — на рынке металла наступала эра частных трейдеров. «Пусть ждет, у меня де­­ла», — так он ответил секретарю, которая во второй раз доложила о настойчивой посетительнице. Спустя пять часов, когда рабочий день уже закончился, Карташов вышел в приемную и застал там симпатичную девушку с черными распущенными волосами и в короткой юбке. Против такой красоты он устоять не мог и пригласил незваную гостью в кабинет. Она коротко рассказала, что из-за срыва поставок чугуна с «Криворожстали» у ее фирмы могут возникнуть крупные неприятности. Если «Запорож­сталь» не выручит своим металлом, то штрафные финансовые санкции — самое меньшее, что девушке грозит. Выяснив детали, Карташов решил ее выручить и тут же подписал договор. Эту девушку звали… Юлия Влади­­мировна Тимошенко. Спустя 17 лет у мэра Запорожья Евгения Карташова прекрасные отношения с премьер-министром. Попасть в главный правительственный кабинет ему всегда удается без очереди.

Особая история и у его отношений с главным оппонентом Тимошенко — лидером Партии регионов Виктором Януковичем. Фактическим членом этой партии Евгений Карташов был… 1,5 часа. Правда, еще в 2001 г. именно он принял непосредственное участие в создании ее запорожской организации, но сам долгое время оставался беспартийным. И лишь в июне 2006 г., когда мэр Запорожья приехал на прием к тогдашнему премьеру Януковичу, итогом беседы о формировании большинства в горсовете и выделении денег на строительство мостов через Днепр стало заявление о вступлении Карташова в Партию регионов. 1,5 часа — именно столько прошло времени после этой беседы, когда мэр приземлился в запорожском аэропорту и по телефону узнал, что регионалы создали большинство в горсовете вопреки достигнутым договоренностям. Формально Карташова исключили из партии спустя четыре месяца. Но сам он считает, что был ее членом лишь то время, пока самолет выполнял рейс по маршруту Киев — Запорожье. С тех пор отношения с Януковичем у Карташова натянутые.

Впрочем, в политической борьбе за власть в Запорожье близость к Партии регионов, БЮТ или другой парламентской силе никогда не была решающим фактором. Конфликт между двумя самыми влиятельными финансово-промышленными группами, «Запорожсталью» и «Мотор Січчю», зародившийся во времена СССР, актуален и поныне. Обе ФПГ владеют мощным медиаресурсом, «своими людьми» на уровне городской, областной и центральной власти и от выборов к выборам сталкиваются в беспощадной информационной войне на взаимное уничтожение. Карташов — однозначный представитель металлургов. На посту мэра он время от времени пытается наладить отношения и с «мотористами», но до примирения между двумя ведущими группами еще далеко.

По промышленному потенциалу Запо­рожье не уступает Донецку и Днепро­петровску, но похвастать консолидированной политической группой город не может. Почему так произошло?
— Запорожье десятилетиями развивалось вокруг крупных промышленных предприятий, каждое из которых является не только экономическим, но и политическим центром влияния. Руководители этих предприятий стали настолько сильными политическими игроками первого эшелона, что у них не возникает необходимости решать какие-либо проблемы сообща. В итоге город действительно не имеет единого политического лобби. Но в этом много и хорошего. Здесь представлены интересы различных бизнес-кругов — донецких, днепропетровских, российских. Это дает возможность городу устойчиво и динамично развиваться. По объему производства на душу населения Запорожье в Украине уступает только Киеву.

Правда ли, что время от времени люди «со стороны», назначаемые губернаторами Запорожской области, предпринимают попытки все-таки сформировать единую запорожскую группу и прекратить вечное противостояние по оси «Запорожсталь» — «Мотор Сiч»?
— Эти люди приходят и уходят, а город продолжает жить по-своему. Вряд ли уже можно что-то кардинально изменить. Но я бы не сказал, что между моторостроителями и металлургами происходят постоянные стычки. Внешне отношения у них хорошие. Я часто встречаюсь и с Виталием Сацким (председатель правления ОАО «Запорож­сталь» — прим. «ВД»), и с Вячеславом Богуслаевым (почетный председатель правления ОАО «Мотор Січ» — прим. «ВД») — они действительно разные. Богуслаев настроен объединить под своим крылом весь мир. В экономических интересах у них разногласий нет, а что касается политики, то группа «Запорожсталь» к ней не очень-то и тянется.

Тем не менее между этими двумя группами время от времени вспыхивают мощные медиавойны. И главная их причина — борьба за власть в городе, не так ли?
— Я отношусь к таким войнам как к определенной расстановке сил в городе. Ее уже не изменишь. Но как мэру мне удается сотрудничать с обеими этими группами. Я бы не сказал, что Богуслаев меня не поддерживает. Тем более всем известно, что у меня за спиной такой мощный комбинат, как «Запорож­сталь». Когда шел на выборы, я об этом открыто заявил.

Реклама на dsnews.ua

Группа «Запорожсталь» в политике себя ведет как довольно «всеядная» сила. Ее представителей можно увидеть как в Партии регионов, так и в БЮТ. Это просто трезвый расчет в интересах бизнеса?
— В группе есть общая внутренняя линия, а с какой политической силой она реализуется — не так важно. Почему хорошо быть беспартийным мэром? Это дает возможность легко войти в любую политическую среду.

А если четко придерживаться одной политической силы, ее нужно постоянно финансировать, давать туда своих людей — это нерационально. К тому же, если посмотреть на любую партию, становится понятно, что там почти все решает один человек — ее лидер. И этим партии себя окончательно дискредитировали. А у «Запорожстали» все прозрачнее. Если у нее есть интерес, чтобы все деньги экологического фонда оставались в распоряжении горсовета (сейчас около 60% средств экологического фонда распределяет облсовет), то эта цель будет достигаться, несмотря на цвета партий.

Но разве то, что люди «Запорожстали» представлены в разных политических лагерях, не означает, что на выборах придется давать деньги и тем, и другим?
— Это реальность, и закрывать глаза на это не надо. Такой уж исторический этап мы переживаем, что путем перераспределения средств усиливается партийное влияние. Нам этого не избежать.

Авторитетный актив
Евгений Карташов владеет миноритарными пакетами акций «Запорожстали» и банка «Металлург», и формально этими активами его состояние ограничивается. На самом же деле мэр Запорожья является одной из ключевых фигур группы «Запорожсталь», располагающей разветвленным бизнесом не только в металлургии, но и в финансовой, торговой, фармацевтической, кондитерской отраслях и владеющей дюжиной СМИ. От выборов к выборам за него агитируют местный телеканал ТВ-5, газеты «Индус­триальное Запорожье», «Запорожская Сечь», «ГорожанинЪ», «Улица Заречная», а также ряд запорожских интернет-сайтов. СМИ оппонентов приписывают Карташову владение металлургическим комбинатом в Македонии (в этой стране, кстати, живет семья его дочери), но сам он обещает подарить свою долю на этом предприятии любому, кто сможет эту причастность доказать документально. Как бы там ни было, очевидно, что на посту мэра наш герой получает максимальную поддержку со стороны главных акционеров «Запорожстали» — Эдуарда Шифрина, Алекса Шнайдера и Игоря Дворецкого. При этом он может рассчитывать на помощь с их стороны: как политическую — во время избирательных кампаний, так и финансовую — в виде средств на различные социальные проекты горадминистрации.

Сформировалось это влияние Карташова в начале 1990-х. Тогда он возглавил внешнеэкономическую торговую фирму «Запорожстали» и начал отбирать из десятков молодых агрессивных предпринимателей тех, на чьих плечах можно было бы построить эффективную трейдерскую сеть. Удержавшись от соблазна создать собственную «прокладку» между комбинатом и потребителями металла, Карташов упустил возможность заработать сотни миллионов долларов. Но взамен приобрел безусловный авторитет в деловых кругах Запорожья. Собственно, именно поэтому он и его главный партнер Виталий Сацкий удержали влияние на «Запорожсталь» не только после ее приватизации, но и при последующей продаже нынешним основным собственникам — Эдуарду Шифрину и Алексу Шнайдеру. От добра добра не ищут — новые хозяева компании прекрасно понимают, что лучших менеджеров для управления и политического
прикрытия промышленного гиганта, чем Карташов и Сацкий, им не найти.

Вы стояли у истоков создания сети торговых посредников вокруг «Запорожстали». При вас встали на ноги такие известные бизнесмены, как Эдуард Шифрин, Алекс Шнайдер, Андрей Иванов, Василий Хмель­ницкий. Но сами крупным трейдером вы не стали. Почему?
— Наверное, я действительно мог бы стать крупным трейдером, но нужно было выбирать — деньги или власть, бизнес или управленческая работа. Трейдерским бизнесом могли заниматься менеджеры, которые в структуре его управления находились как бы на окраине. А я всегда был в центре. До приватизации заниматься трейдерством руководителям «Запорожстали» было запрещено по закону. Когда же президент Кучма предложил мне возглавить область, мысли о бизнесе ушли в сторону. Я считал, что могу состояться на государственной службе. Мне это больше импонирует.

По какому принципу вы отбирали бизнесменов, через которых реализовывала свою продукцию «Запорожсталь»?
— Преимущество получали те, кто уже владел сетью реализации металла. У Шнайдера, например, такая сеть была, и через нее работа пошла очень хорошо.

Но, помимо Шнайдера, у вас наверняка были и десятки других предложений?
— Это был особый период. Ко мне в кабинет тогда ринулись самые разные люди, их нужно было раскусить. Своей базы реализации у нас не было, мы приняли решение опираться на компании, имеющие мировые имена. Хотя работали и разово с некоторыми украинскими бизнесменами. Кстати, Юлия Владимировна Тимошенко тогда тоже приезжала покупать чугун — и она его получила. В основном же доверие трейдеры завоевывали предоплатой. Если расчеты идут исправно, человек получал металл без проблем. В бизнесе главное — доверять человеку. Но это доверие нужно заработать.

Были случаи, когда и вам для продвижения продукции «Запорожстали» приходилось завоевывать чье-то доверие?
— Помню, когда все бросились вывозить металл, порты были забиты. Железнодо­рожные составы стояли полными — ни туда, ни сюда. Я выехал в Ильичевск, чтобы решить проблему. Это совпало с периодом парламентских выборов. Бизнесмен, контролирующий порт, как раз баллотировался в депутаты по мажоритарному округу. Я сказал ему, что готов лично агитировать за него — при условии, что мы получим договор с эксклюзивным правом на внеочередной прием нашего металла. Он согласился. Мы подписали договор с начальником порта и потом в паре с певцом Павлом Зибровым неделю ездили и агитировали. Семь дней я отработал на этого кандидата в депутаты. Там, где мы с Зибровым появлялись, он выигрывал избирательную гонку.

После приватизации «Запорожстали» контроль над комбинатом перешел к знакомым вам людям, но новая метла все равно метет по-новому. Пришлось с ними заново договариваться?
— Со мной уже не договаривались, поскольку я уже тогда занялся политической деятельностью. Но могу сказать, что комбинату очень повезло, что пришли именно эти акционеры. Это ребята достаточно высокой культуры, они обладают стратегическим мышлением. Кстати, у «Запорожстали» сохранилась вся социальная инфраструктура — дом культуры, базы отдыха, детские сады, медсанчасть. Хотя во многом это заслуга Сацкого. Это он дисциплинировал новых акционеров. Сацкий не будет просто гнаться за деньгами, не думая о рабочих и предприятии.

Выстроенная вами система трейдеров после смены собственника была обречена на перераспределение. Это не привело к конфликтам?
— К тому времени в сети трейдеров уже были все свои. Сложности возникали разве что из-за конкуренции с ММК им. Ильича. А внутри трейдерской сети между бизнесменами отношения были стабильными.

Без вашей поддержки нынешние владельцы «Запорожстали» вряд ли добились бы столь крупного успеха на ниве бизнеса. Именно поэтому с этой группой у вас сохраняются хорошие отношения?
— Так уж сложилось. Но, честно говоря, после того как я стал губернатором, времени на комбинат не осталось. Нужно было убедить президента снизить тарифы на электроэнергию для Запорожского алюминиевого комбината. Затем искали инвестора для нашего «АвтоЗАЗа». Кстати, как показало время, решение отдать предпочтение инвестиционным проектам Тариэла Васадзе оказалось правильным. Меня, кстати, в мэры оба раза выдвигал именно «АвтоЗАЗ». В общем, я в тот период больше занимался другими предприятиями, чем «Запорожсталью».

Стальная цепь
Главный политический и ресурсный актив Евгения Карташова одновременно является и самым слабым местом его имиджа. Тесные связи с группой «Запорожсталь» выражаются не только в поддержке со стороны бизнесменов, но и во встречной лояльности мэра.
И это не может не вызывать раздражения как у его политических оппонентов, так и у бизнесменов, недовольных конкурентными перекосами на различных высокодоходных рынках. В частности, мэр приложил максимум усилий для активного развития в Запорожье сети супермаркетов «Амстор», которую контролируют акционеры «Запорожстали» Эдуард Шифрин и Алекс Шнайдер. Карташов лично участвовал в каждом перерезании ленточки при открытии нового магазина. При этом он никогда не упускает возможности заявить о своих симпатиях именно к этой торговой сети. С выделением земельных участков под строительство у «Амстора» также особых проблем не возникало.

Другой акционер «Запорожстали», Игорь Дворецкий, в качестве своеобразного бонуса получил решение мэрии перевести в контролируемый им Индустриалбанк все основные счета горсовета. Городские власти, соответственно, являются одним из основных, а главное — надежных заемщиков этого банка.

В адрес мэра время от времени звучат обвинения в использовании административного ресурса в интересах частного капитала. Но специфика Запорожья в том, что именно «Запорожсталь» обеспечивает четверть доходов его бюджету, а на предприятиях группы работают порядка 40% всех избирателей. Поэтому заявления о зависимости мэра от хозяев этого предприятия, возможно, имели бы большой резонанс в каком-нибудь другом городе (или стране), но не в этом. Евгений Карташов и сам признает, что не является образцом городского головы, равноудаленного от всех групп влияния. Но таковы уж реалии запорожской политики. Если бы кресло мэра не досталось металлургам, его наверняка перехватили бы «мотористы».

И в обозримом будущем эта специфическая закономерность вряд ли будет нарушена.

Ваша близость к «Запорожстали» время от времени проявляется в откровенно лояльных решениях в пользу этой группы. Не создает ли это перекосов в конкурентной среде города?
— У Запорожья своя специфика, и для нашего города это не перекосы. Но мне очень импонирует, что руководители «Запорож­стали» не вмешиваются в мою деятельность, не говорят, что мне делать. Им важно не уронить мое имя, поэтому никакого давления я не ощущаю. И на земельных аукционах, и на инвестиционных конкурсах они стараются не выделяться и ни на чем не настаивать.

Тем не менее вы активно участвуете в развитии торговой сети «Амстор», соучредителями которой являются акционеры «Запорожстали»…
— Когда они вышли на меня с предложением построить в городе новую торговую сеть, я, конечно же, заинтересовался этим проектом. Трудно поверить, но в 2004 году в центре Запорожья был один супермаркет — «Билла», дальше дело не двигалось. Мне очень хотелось, чтобы удобные супермаркеты были построены и в центре, и на окраинах. И, нужно сказать, инвесторы наше доверие оправдали.

Это доверие и стало их преимуществом?
— Доверие в бизнесе дорогого стоит. Им ведь тоже нелегко далось решение о строительстве крупной торговой сети в городе. Им важно было понимать, что они получат поддержку со стороны городской власти. С на­шей стороны (к владельцам «Амстора» — прим. «ВД») было выдвинуто только одно условие — на полках должно быть не менее 40% запорожской продукции.

Счета городского совета обслуживаются банком, который принадлежит другому акционеру «Запорожстали». Проводился ли конкурс на размещение бюджетных средств?
— Тендеры проходят обязательно. Мы не пользуемся услугами одного финучреждения. В наше время это рискованно. Сегодня счета горсовета размещены в шести банках.

Но основная часть средств сконцентрирована все же в Индустриалбанке?
— Правильнее сказать, что наши деньги находятся в Госказначействе, потому что оно контролирует движение каждой копейки из городского бюджета. Но не буду скрывать, что я с особым доверием отношусь к этому банку. Не потому, что он находится в группе «Запорожстали», просто я вижу его работу. Все три банка и 41 филиал, представленные в Запорожье, платят в городскую казну меньше налогов, чем один Индустриалбанк. Этот банк практически не привлекал деньги физлиц, и поэтому в наименьшей степени подвержен кризису. А для подготовки к отопительному сезону именно этот банк предоставил городу 30 млн грн. кредита.

А если кому-то не нравится, что у горсовета хорошие отношения с банком, то это их проблемы.

Группа «Запорожсталь» в связи с кризисом сейчас переживает не лучшие времена. Но если она пойдет на массовые сокращения и резкое снижение зарплат, это может ударить по вашему рейтингу. Этот фактор учитывается группой?
— Я бы не преувеличивал связь между мной и группой «Запорожсталь». Тем более что я стараюсь держаться от группы на таком расстоянии, чтобы никакой взаимной зависимости не возникало. Но с Сацким мы встречаемся действительно достаточно часто. Как мэру мне обязательно нужно знать ситуацию на ключевом для города заводе.

И какова эта ситуация?
— Пока завод держится. Ждем хороших новостей от сети зарубежных трейдеров. Март выдался достаточно стабильным, а вот апрель будет тяжелым. Каждому предприятию придется пойти на непопулярные шаги. Сокращение штата и зарплат, отказ от пенсионеров — это все рассматривается. В ближайшем будущем ситуация будет оставаться напряженной. Я не исключаю, что в промышленности возродятся бартерные схемы. Этот вариант также рассматривается.

Летчик и художник
Евгений Карташов — большой ценитель искусства. Под его патронатом в Запорожье проходят ежегодные пленэры для художников, которые съезжаются со всей страны. Этой традиции уже 10 лет, и к юбилею мэру присвоили звание «Почетный художник Украины». Это при том, что в рисовании он особо не преуспел, в чем искренне сознается. Намного лучше у него получается петь. Свои эстрадные способности он раньше демонстрировал на массовых празднованиях, чем неизменно вызывал восторг у горожан. Но с недавних пор с песнями решил завязать: «Как только запел Черновецкий (мэр Киева — прим. ВД»), я перестал».

Ну а в чем Карташов точно преуспел, так это в авиаспорте. Несмотря на почтенный возраст (67 лет), он все еще иногда позволяет себе подняться в воздух на одном из спортивных самолетов. Здесь среди мэров других городов конкурентов у него просто нет.

Как вы пришли в авиационный спорт?
— Я в душе летчик, хотел летать с детства. Здоровье у меня было хорошее, и в юности занимался в аэроклубе. Но потом с полетами как-то не сложилось, а мечта осталась… Раньше в Запорожье была прекрасная летная школа, которая выпускала младших лейтенантов. Пришли желающие раздерибанить самолеты, и базу сначала передали Мин­образования, а затем Минтранссвязи. Мы боремся за то, чтобы ее передали в управление городу. Мы могли бы возродить эту школу.

Решение о передаче должен принять Кабмин?
— Да, но сначала это решение должно согласовать Министерство транспорта и связи. Доверия друг к другу во власти сейчас нет ни у кого — это главный ее недостаток. Так что нужные решения провести очень сложно.

Я хорошо знаком с министрами, но принято считать: если предлагается передать объект, значит, здесь есть какой-то частный интерес. Нет взаимного доверия.

Значит, база для самолетов действительно привлекательный объект, если к ней столь ревностное отношение?
— Состояние базы с каждым годом ухудшается, самолеты тоже уже пора списывать. Сегодня многие бизнесмены готовы приобрести за $20-25 тыс. новые самолеты. Но они должны знать, что могут поставить их в ангар и быть спокойными. А ездить каждый раз в министерство за всевозможными разрешениями они не хотят. Если бы передали эту базу в коммунальную собственность, многие проблемы решались бы скорее.

Чем же сегодня без базы занимается возглавляемая вами Федерация авиаспорта?
— Я возглавил ее именно для того, чтобы поднять авиаспорт. Устраиваем время от времени показательные полеты. Бывает, собираем всех владельцев частных самолетов.

Сами непосредственно все еще летаете?
— Летаю и сам. Если точнее, в паре с руководителем авиашколы Фаридом Акчури­ным. Он заслуженный мастер спорта, генерал-лейтенант — отчаянный мужик. Штурвал подержать мне дает, но подстраховывает. За один вылет с ним можем сделать две мертвые петли, две бочки, шесть боевых разворотов. При этом выдерживаем шести-, восьмикратные перегрузки.

Здоровье позволяет?
— Нас перед каждым полетом обязательно осматривает врач. Все нагрузки выдерживаю нормально. А риск — дело привычное.

Перспективы
Евгений Карташов признался «ВД», что уже не особо рвется продолжить карьеру на киевском уровне. Приоритетом его работы на посту мэра Запорожья является строительство мостов через Днепр. Собственно, именно на этом обещании базировалась его прошлая избирательная кампания. Город имеет все шансы получить полноценное финансирование этого проекта от правительства под футбольное Евро-2012. Но полномочия мэра Карташова заканчиваются в 2010-м. И он не исключает, что еще раз попробует себя на городских выборах, чтобы завершить начатое.

Реализация этих амбиций во многом будет зависеть от желания фронтменов группы «Запорожсталь». Сделают они ставку на опыт Карташова или остановятся на ком-то более молодом и энергичном — еще вопрос. Но наш герой вряд ли выпадет из политичес­кой колоды металлургов. Другого, столь искушенного в политических баталиях бойца у них в распоряжении просто нет.

    Реклама на dsnews.ua