• USD 27.9
  • EUR 33.9
  • GBP 39.4
Спецпроекты

Чьи деньги?

Реклама на dsnews.ua
Сегодня расплачивайся «яичницей с луком», а завтра из кошелька доставай 1000-рублевый «колокольчик». Украинскому потребителю многовластие 1917-1920 гг
Сегодня расплачивайся «яичницей с луком», а завтра из кошелька доставай 1000-рублевый «колокольчик». Украинскому потребителю многовластие 1917-1920 гг. принесло сплошные купюрные заботы.

После падения в России династии Романовых страну возглавило Временное правительство. Шла мировая война, экономику подтачивала инфляция, и новые власти вынуждены были печатать все новые и новые деньги.

Первые украинские
Среди ассигнаций, выпущенных правительством Александра Керенского, были мелкие бумажки в 20 и 40 рублей, похожие больше на фантики, чем на деньги. В народе их непочтительно называли «керенки». Их введение вовсе не вытеснило из оборота старые банкноты с двуглавым орлом, короной и скипетром. Оставаясь в ходу, они даже пользовались более высоким доверием, нежели керенки, поскольку их было гораздо труднее подделать.

Тем временем на территории ряда губерний, которые были населены украинцами, объявила себя краевой властью Украинская Центральная Рада. Поначалу она вела речь о последующей автономии Украины в составе Российского государства, но волею событий в ноябре 1917 г. была провозглашена Украинская Народная Республика. В декабре того же года правительство Центральной Рады подготовило выпуск бумажных денег нового государства — кредитных билетов УНР. Они были названы «карбованцами», приравненными по курсу к дореволюционным рублям. Первая ассигнация имела номинал в сто карбованцев. Причем этот номинал был указан на ней не только по-украински, но и по-русски, по-польски и по-еврейски (на языке идиш). То была реализация политики национально-персональной автономии, провозглашенной Центральной Радой для крупнейших национальных меньшинств. Дизайн кредитных билетов был разработан известным художником Георгием Нарбутом. Их бледная желтовато-зеленоватая раскраска породила прозвище «яичница с луком».

Правда, в активный оборот эти ассигнации вошли уже после бурных событий января-февраля 1918 г.; после того, как на части Украины ненадолго установилась советская власть. Этой власти пришлось, по условиям Брестского мира, очистить украинские земли, на которых была восстановлена УНР, при содействии германских оккупантов. Тогда-то и пошла в народ «яичница с луком». Однако в параллельном обороте оставались и прежние банкноты «единой неделимой России». Впрочем, Центральная Рада позаботилась о пополнении национальной денежной массы, подготовив эмиссию казначейских знаков в 25 и 50 карбованцев. На них, к слову, стояла подпись директора казначейства («Державної скарбниці») Харитона Лебидь-Юрчика — видного юриста и экономиста с Подолья.

Было намечено введение новой денежной единицы — гривни (из расчета 1 карбованец равен 2 гривням). Но в конце апреля 1918 г. УНР сменилась Украинской державой во главе с гетманом Павлом Скоропадским. И красивыми кредитными билетами номиналом от 2 до 500 гривен с надписью «Українська Народня Республіка», в оформлении которых участвовал опять-таки Георгий Нарбут, воспользовалось уже гетманское правительство. Оно позаботилось об эмиссии дензнаков Украинской державы; осенью 1918-го пошли в оборот кредитки в 1000 и 2000 гривен, а также казначейские билеты в 1000 карбованцев. И тут опять сменилась власть: наступление петлюровской Директории вынудило гетмана в декабре того же года подписать отречение. Правление Директории, впрочем, продлилось недолго, а проведенная ею эмиссия состояла из казначейских билетов разных номиналов за подписью все того же Лебидя-Юрчика; на большинстве из них еще значилось «Українська Держава».

Советские, но с трезубцами
В течение нескольких месяцев 1919 г. на обширных землях Украины преобладала власть большевиков. Советская Украина тоже нуждалась в денежной массе. Но своих денег новый режим еще не успел выпустить. Поэтому волей-неволей приходилось терпеть в обороте практически все ранее выпущенные бумажки: и царские, и керенские, и украинс­кие всех режимов.

Реклама на dsnews.ua

Надо сказать, что, вследствие частых смен власти, к этому времени получили довольно широкое распространение фальшивые деньги. Писатель Константин Паустовский, оказавшийся в ту пору в Киеве, вспоминал: «Фальшивых денег было так много, а настоящих так мало, что население молчаливо согласилось не делать между ними никакой разницы. Фальшивые деньги ходили свободно и по тому же курсу, что и настоящие. Не было ни одной типографии, где наборщики и литографы не выпускали бы, веселясь, поддельные петлюровские ассигнации — карбованцы и шаги. Шаг был самой мелкой монетой. Он стоил полкопейки. Многие предприимчивые граждане делали фальшивые деньги у себя на дому при помощи туши и дешевых акварельных красок».

Насчет разменных денежных единиц — шагов — отметим, что это были даже не деньги, а почтовые марки, имевшие хождение наравне с деньгами. Поскольку их подделывали особенно часто, шаги были изъяты советскими органами из оборота.

А в мае 1919 г. Совнарком Украины издал декрет: «Ввиду наблюдаемого недостатка в народном обращении кредитных билетов мелких достоинств, Совет Народных Депутатов признал необходимым выпустить в обращение через посредство Киевской окружной конторы Народного банка украинские казначейские знаки достоинством 10 карбованцев образца 1919 года. Казначейские знаки имеют хождение и обязательны к приему как в платежи в казну, так и между частными лицами, без ограничения суммы, на всей территории Украинской Социалистической Советской Республики наравне с кредитными билетами и расчетными знаками, как российскими, так и украинскими».

Таким образом, советская власть в Украине сама печатала «знаки державної скарбниці» с «петлюровским» гербом-трезубцем. Занятно, что учреждения, от имени которого они выпускались, к тому времени уже не существовало: Наркомат финансов еще в марте упразднил Государственное казначейство, передав его функции своему счетно-кассовому отделу. Зато контора Народного банка оставалась на прежнем месте — в помещении конторы Государственного банка на Институтской улице. В этом же здании, позже подросшем на два этажа, ныне действует Национальный банк Украины.

ЕЭП-1919
В общем-то, эмиссию «идейно чуждых» денежных знаков проводила и советская Россия. Там воспользовались заготовленными печатными формами кредитных билетов Временного правительства с его гербом — двуглавым орлом без знаков царс­кой власти. Только подпись «управляющего» была поставлена новая — на купюрах разных номиналов мы видим автограф Георгия Пятакова, главного комиссара Народного банка, коренного киевлянина. Так эти кредитки и называли: «пятаковки». При всей их архаичности они все же выглядели солиднее, чем предыдущая эмиссия революционных денег — так называемые «совзнаки» мелкого достоинства и мелкого размера, по сравнению с которыми даже керенки казались настоящими деньгами. Тем не менее, смешные бумажки-«совзнаки», как и последующие выпуски денег РСФСР, были в апреле 1919 г. официально объявлены имеющими хождение на всей территории УССР — «ввиду существующего объединения денежной системы Великороссии и Украины», как гласило соответствующее постановление Наркомфина.

Окончательный отказ от национальной валюты на основной территории Украины произошел в 1920–1921 гг., когда здесь закрепился советский режим. Сперва был выпущен декрет «Об аннулировании денежных знаков, выпущенных прежними контрреволюционными украинскими правительствами». Исключение было сделано только для тех казначейских знаков с трезубцем, которые печатала сама советская власть. Любопытно, что при этом царские банкноты по-прежнему оставались в обороте. Их изъяли позже, когда печатный станок изготовил достаточное количество расчетных знаков РСФСР, наводнивших и советскую Украину.

Занятной известностью пользовались купюры номиналом от 100 до 10 000 рублей, помеченные 1919 г., но выпущенные в обращение в 1920-м. На них был написан лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Причем не только по-русски, но и на языках народов мира: по-английски, по-французски, по-немецки, по-итальянски, по-арабски и по-китайски! Не удивительно, что такие «деньги-полиглоты» получили прозвище «вавилонские».

А к 1921 г. по всем советским пределам разгулялась гиперинфляция, в обороте оказались стотысячные и миллионные денежные знаки с ничтожной покупательной способностью. Лишь в период нэпа удалось вернуться к нормальным номиналам, выстроив общесоюзную денежную систему.

Недолгий звон «колокольчиков»
Помимо денег независимой Украины и советской России, гражданская война принесла в наши края немало других купюр. Во-первых, банкноты своих стран внедряли в обращение оккупационные армии: в 1918 г. немецкая и австрийская, а в 1920-м — польская. Во-вторых, собственную денежную массу создавали более или менее долговечные военные режимы.

Наиболее основательно в этом смысле выглядели белогвардейские дензнаки. Во второй половине 1919 г. значительная часть Украины, вплоть до Киева, оказалась в руках деникинцев. К этому времени относится широкое распространение так называемых «билетов государственного казначейства Главного Командования Вооруженными Силами на юге России». Подразумевалось, что рано или поздно белое воинство освободит от большевиков и прочих недругов всю Россию, и тогда эти ассигнации можно будет обменять на новые общероссийские банкноты. Начальником управления финансов на них подписался Михаил Бернацкий — видный экономист и государственный деятель, воспитанник Киевского университета.

Деникинская армия продвигалась по украинским землям, занимая новые и новые территории, завладевая новыми и новыми ресурсами. Соответственно приобретали все большую солидность их платежные средства. Если билет в 50 рублей выглядел довольно скромно, то 1000-рублевая купюра имела немалый размер, а украшали ее изображения Георгия Победоносца и московского Царь-колокола. Эта последняя необычная деталь обусловила народное название тысяче­рублевок: «колокольчики».

Белогвардейцы последовательно внедряли в оборот свои платежные средства; они даже соглашались принимать в обмен за них советские деньги. Однако «колокольчикам» был отмерен небольшой срок. Уже в декабре того же 1919-го деникинцы были вытеснены большевиками с основной части занимаемых территорий. А их обесценившиеся деньги сгорели в печках, но кое-где сохранились для будущих коллекционеров. 

    Реклама на dsnews.ua