• USD 27.7
  • EUR 33.4
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Цена страха

Реклама на dsnews.ua

Частный предприниматель Юрий Лукашевич осенью прошлого года купил машину в кредит. Наиболее выгодным для себя он счел предложение Укрсоцбанка. Одно его смущало: банк потребовал застраховать автомобиль исключительно в родственной страховой компании. Юрий ничего не имел против этой структуры, да и тариф его устраивал (4,5% стоимости машины за неполное КАСКО). Другое дело, что друг нашего героя работал в иной СК, что сулило Юрию максимальную лояльность. Однако банк отказался принять полис другой компании. Юрий вынужден был подписать бумаги — кредит-то нужен, да и банк менять он уже не хотел.

Юрий не одинок в проблеме, с которой столкнулся. Банки нередко навязывают заемщикам определенных страховщиков, самые щедрые дают на выбор пять-семь компаний, большинство же — одну-две.

Дочки-матери

На заре развития потребительского кредитования собственники банков поняли, что страхование залога — это легкие большие деньги. Потому и стали либо создавать дочерние, «карманные» СК, либо покупать действующие компании. Почти у всех банков первой десятки имеются сателлиты на страховом рынке.

Несколько лет конфигурация этого рынка кардинально не менялась. Но в апреле 2007 г. Антимонопольный комитет начал расследование в отношении одесского Имэксбанка. Этот банк предлагает заемщикам страховаться в СК «Приморье», которая, как подозревает комитет, может иметь с ним общих соб- ственников. Комитет изучает еще с десяток других тандемов банков и СК.

Нарастающему недовольству выпадающих из «родственных схем» страховщиков есть логичное объяснение. Рынок потребительского кредитования, за последние пять лет вырос почти в 90 раз, и в будущем ему прогнозируют, как минимум, такой же рост. Обязательное условие кредитования в любом банке — страхование залога. Не удивительно, что за столь лакомый кусок обострилась борьба среди страховщиков. Потребительское кредитование приносит им огромные деньги (в прошлом году — около 2 млрд грн.).

Для них прелесть такого страхования в том, что это «ленивые» доходы. Страховщику достаточно один раз договориться с банком, и тот обеспечивает ему поток клиентов. В то время как рыночный способ привлечения клиентов-физлиц очень затратный.

Реклама на dsnews.ua

«Банковские заемщики дают СК треть доходов, — говорит Игорь Яковенко, президент Ассоциации «Страховой бизнес». — Крупным компаниям, первой двадцатке, придется пустить на свои хлеба средних и даже мелких игроков».

Еще один толчок возмущениям дал приход в банковский и страховой сектор иностран-ных игроков. Как известно, в 2004-2006 гг. иностранцы купили более 20 украинских банков, из которых четыре — из группы крупнейших. Парадокс: несмотря на то, что иностранные банкиры приобрели структуры, для которых потребительское кредитование являлось одним из приоритетных направлений, страховой бизнес у владельцев они покупать не стали. Тот же «Райффайзен Банк Аваль», у прежних владельцев которого было не- сколько СК, теперь выстраивает отношения со страховщиками по-другому. Нынче услуги клиентам банка предоставляют около 20 аккредитованных страховых компаний, из которых заемщик может выбрать любую.

«Зарубежные банки привыкли к другой схеме работы — к прозрачным тендерам. А через год-два после покупки они уже начинают думать, стоит ли им заниматься другим бизне- сом — создавать пенсионный фонд, страховую, лизинговую компанию или компанию по управлению активами», — говорит Владислав Кравец, председатель правления Банка НРБ.

Параллельно с банковским рынком иностранный капитал появился в сегменте страхования. Были куплены рисковые СК «Юпитер», «Цессия», «Гелиос» (переименована в РОСНО), «Княжа», «ИНГО Украина», «Скайд-Вест» (сейчас PZU), «Гарант-АВТО» (сейчас — «Дженерали Гарант»), «ИФД КапиталЪ Страхование» («Провидна»), «Кредо-Классик» и др. Иностранцы не хотят спокойно смотреть, как банкиры и их попутный страховой бизнес делят между собой вожделенный рынок. По словам одного эксперта страхового рынка, пожелавшего остаться неназванным, иностранцы у себя на родине привыкли к иным способам продвижения услуг: «К примеру, австрийцы продвигали продукты через государственные структуры. Придя в Украину, поначалу они занялись тем же: продавали полисы ОСАГО в МРЕО, полисы страхования выезжающих за рубеж — в ОВИРах. После того, как АМК прикрыл эту лавочку, им пришлось туго, и они заговорили о равенстве возможностей».

Иностранным страховщикам предстоит менять сознание отечественных банкиров. Ведь даже банки, не имеющие своих СК, зачастую тоже предпочитали работать с ограниченным числом компаний. Как правило, с пятью-шестью страховщиками из первой двадцатки. «Банкиры не специалисты в страховании, им сложно определить, что на самом деле представляет собой компания. Иногда им просто лень детально изучать всех страховщиков. Поэтому они смот-рят на лидеров, считая, что раз они впереди планеты всей, значит, это нормальные компании», — поясняет Игорь Яковенко, президент ассоциации «Страховой бизнес». Лидеры рынка подтверждают, что у них нет проблем с аккредитацией в банках. «Наша компания сотрудничает с 35 ведущими банками Украины. За время моей работы в компании не было случаев отказа со сто-роны банков, у которых есть «родственные» компании. Например, мы работаем с Укрпромбанком (СК «Альфа Гарант»)», — говорит Оксана Моложавая, директор управления по работе с банками СГ «PZU Украина». А вот еще один лидер рынка — СК «Дженерали Гарант» — считает, что неравность доступа имеет место. Глава этой компании Юрий Лахно отмечает, что «Укр-соцбанк» отказывался от сотрудничества, не пояснив причину. Начальник отдела по работе с финансовыми институтами АСК «ИНГО Украина» Виктория Тенц тоже признается, что иногда банки давали от ворот поворот: «На сегодняшний день компания аккредитована более чем в 30 банках. В своей деятельности мы сталкивались с единичными отказами в сотрудничестве. Точнее, не отказами, а нежеланием некоторых банков переводить свои риски из своих кэптивных страховых компаний. Банки с высоким уровнем риск-менеджмента отходят от этой практики».

Часто решающую роль играет не место компании в рейтинге, а сумма, которую она готова отдать банку в благодарность за право страховать его заемщиков. Нередко банки работают с определенными страховщиками за «откаты», скромно именуемые «комиссией». Хочешь страховать заемщиков — с тебя 10-15% суммы платежей. Компании-новички могут отдавать и до 40%, подтверждают «ВД» участники рынка, не желая называть своих имен.

Свобода выбора или лишняя морока?

Рядовым заемщикам борьба страховщиков за миллиарды на руку. Если банки прекратят навязывать клиентам определенные компании, у заемщиков, как минимум, появится возможность выбрать самые выгодные условия. «За страховку платит клиент. Это его деньги, поэтому у него должно быть право на самостоятельный выбор страховщика. Любого, которого он пожелает, — говорит Юрий Лахно, председатель правления СК «Дженерали Гарант».— Если у компании есть лицензия, и она прижилась на рынке, ее полис должны принимать везде, как гривню».

Можно предположить, что после того, как банки отпустят страхование заемщиков в свободное плавание, тарифы СК пойдут вниз. Получив доступ к потоку банковских клиентов, компании-середнячки будут заманивать их более низкими тарифами. В ответ «мон- стры» рынка и те СК, которые от «маминого подола» далеко не отходили, вынуждены будут хоть не намного, но тоже понизить тарифы. «Это наверняка обернется демпингом со стороны начинающих страховщиков. Они будут заманивать страхователей меньшими тарифами, потому что больше нечем. Сейчас по полному КАСКО справедливый тариф — 5-7%. Новички могут его сбить до 4,5-6%», — подтверждает Игорь Яковенко.

Но ведь не секрет, что, прибегая к банковскому кредиту, заемщик вероятнее всего при выборе страховщика будет руководствоваться принципом «дешевле — значит лучше». И если такой подход уместен, скажем, при покупке жилья (риск глобального повреждения квартиры очень небольшой), то в случае с автокредитованием дело обстоит иначе, ибо вероятность неприятных ситуаций намного выше. Придется попотеть, чтобы выяснить, кто есть кто на этом рынке. В идеале — про-йтись по 200-300 страховщикам, что выглядит малореальным. Хорошо тем, у кого, как у Юрия, есть друзья или родственники, связанные со страховым бизнесом. «Если бы друг не работал в СК, мне, пожалуй, было бы все равно, чей полис покупать. Ну, посидел бы на интернет-форумах, порасспрашивал бы знакомых, как себя показали их страховщики. Но, насколько мне известно, однозначная репутация сложилась не более чем у двух-трех компаний. Все остальные — как рулетка: выплатят — не выплатят», — рассуждает Юрий.

Обычный человек, не разбирающийся в нюансах страхового бизнеса, не сможет самостоятельно оценить финансовую стойкость компании. «Банк же, — отмечает Евгений Павлюк, начальник управления рисками Укрсоцбанка, — отсеивая неугодных страховщиков, уменьшает риски — как собственные, так и клиентские». К тому же, тесное сотрудничество банков с СК значительно облегчает заемщику жизнь. «Благодаря совместным программам клиенты банка имеют определенные преимущества и дополнительный сервис. Полный пакет «из одних рук» экономит время и деньги клиента», — отмечает Мария Бородай, руководитель PR-службы страховой группы «PZU Украина».

Компромисс может быть найден. И довольно легко. Если в банке будет аккредитовано с добрый десяток, а то и два, страховых компаний, заемщикам будет из чего выбирать. Сама процедура рекомендации СК ничего пагубного в себе для заемщика не несет, если эта СК его устроит, и это будет стабильная компания. А банкам следует трансформировать свой подход к отбору страховщика хотя бы в прозрачный тендер.

МНЕНИЕ.

ЕВГЕНИЙ ПАВЛЮК. Начальник управления рисками АКБ «Укрсоцбанк»

— На украинском страховом рынке работает большое количество страховых компаний. По состоянию на 20 февраля 2007 г. в единый реестр Госфинуслуг их было внесено 446. Принимать полисы всех страховщиков очень рискованно как для клиента, так и для банка. В основном заемщиков интересует страховая компания, которая предлагает минимальный тариф. Такой тариф может предложить страховая компания, которая еще не обладает достойной репутацией, а только начинает работать и привлекать клиентов. Банк же заинтересован, чтобы объект, который находится в залоге, был максимально защищен.

В 2006 г. АКБ «Укрсоцбанк» пересматривал политику сотрудничества со страховыми компаниями и методику оценки их финансовой надежности, а потому на время пересмотра сотрудничество с некоторыми страховщиками было приостановлено. После утверждения новой политики начался процесс аккредитации страховых компаний в соответствии с обновленными требованиями. Главные из них — опыт работы на страховом рынке, финансовая надежность, разветвленная сеть отделений. При определении финансовой надежности страховой компании эксперты АКБ «Укрсоцбанк» обращают внимание не на общее количество активов страховщика, а на их качество. Клиенты банка не имеют доступа к подобной информации (она зачастую является коммерческой тайной страховщика), а потому не могут оценить все риски, связанные с сотрудничеством с тем или иным страховщиком.

На данный момент аккредитацию в АКБ «Укрсоцбанк» уже получили десять страховщиков.

>>БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

ВАЛЕРИЙ АЛЕШИН: «Госорганы не могут вмешиваться в хозяйственную деятельность банка»

Председатель Госфинуслуг считает, что банк имеет право выбирать партнеров на страховом рынке. Даже если таких партнеров будет всего один-два.

» Как вы оцениваете избирательный подход банков к страховщикам? — Проблема неравного доступа к страхованию залогового имущества есть. Но, на мой взгляд, банк вправе устанавливать такие критерии отбора партнеров, которые удовлетворяли бы именно его. Как магазин выбирает, продукцию какого производителя ему продавать, а какого — нет. И этот процесс вряд ли можно оценить с точки зрения антимонопольного законодательства. Ведь требования по аккредитации одинаковы для всех страховщиков, процедура общедоступна. Просто кто-то соответствует требованиям банка, а кто-то — нет.

» А если аккредитации не было, и банк работает с одной-единственной родственной компанией? — Госфинуслуг, как регулятор, имеет до-ступ к информации о собственниках СК. Так вот, часто бенефициарные связи между банками и страховщиками не подтверждаются. Банк и СК могут работать под одним брендом, но по структуре владельцев страховой компании прямая связь с банком не прослеживается. Не могу уточнить, о ком идет речь, поскольку эта информация пока что находится в закрытом доступе, согласно законодательству. В любом случае, я считаю, что банк вправе работать с той компанией, которая его устраивает, даже если такая всего одна.

» Но получается, что банки ставят под сомнение достоверность лицензии, выданной Госфинуслуг, раз считают, что с одними лицензированными СК работать можно, а с другими — нет... — Так говорить некорректно. Лицен- зия — это свидетельство того, что компания соответствует лицензионным условиям, требованиям законодательства. Выдавая лицензию, мы не исследуем насколько компания соответствует требованиям потенциальных партнеров. Хозяйственная деятельность — маркетинг, тарифы, способы продвижения продуктов — это уже «надстройка». Сфера коммерческих взаимоотношений двух субъектов хозяйственной деятельности вообще лежит вне компетенции госорганов. Госорганы не могут в нее вмешиваться. Мы понимаем, что банк хочет работать с теми страховщиками, у которых есть опыт, которым они доверяют и которые обладают другими важными для банка характеристиками. Беседу вела Евгения Продаева

>>БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

АЛЕКСЕЙ КОСТУСЕВ: «Самых хороших не бывает»

Г лава Антимонопольного комитета считает, что банки слишком уж избирательно подходят к выбору страховщиков. Зачастую требования по аккредитации выписаны под конкретную компанию.

» Не считаете ли вы, что избирательный подход к страховщикам дает банку и его заемщику некие гарантии надежности? — Если бы страховая деятельность не лицензировалась и не контролировалась государством, можно было бы оценить тесную работу банка с конкретными СК иначе. А так, получается, что банк позволяет себе не принимать полис компании, у которой есть лицензия, и которая соответствует законодательству. Да и по каким критериям банк оценивает, кто лучше, а кто — хуже? Не исключено, что эти критерии специально прописаны под определенную компанию: должна находиться на такой-то улице и иметь ров- но столько-то отделений. Кроме того, одно дело — опыт и финансовое положение страховой компании, и совсем другое — условия, предлагаемые страхователям. Заемщикам может быть просто невыгодно страховаться в компании, которую выбрал банк.

» Каким образом АМКУ установит, есть сговор между банком и СК, или нет? — Способов очень много. Мы можем запросить списки аккредитованных компаний и сравнить их. Если с одной и той же компанией заключается большое количество договоров, или если таких компаний всего одна-две, на какую мысль это может навести? Точно не на ту, что эти СК — просто самые хорошие. Самых хороших не бывает. Сейчас мы хотим донести до банкиров, что мы настроены на сотрудничество. Если банкам нечего скрывать, они будут надлежащим образом реагировать на наши запросы. Кстати, согласно конкурентному законодательству, к тем субъектам, которые сами признают нарушения или же указывают нам на нарушение, в которое были вовлечены, может быть, даже против своей воли, санкции могут применяться формальные, мягкие. Например, недавно мы оштрафовали всего на 1 грн. СК, которая сама призналась в нарушении конкурентного законодательства и посодействовала АМКУ в раскрытии сговора. Мы также хотим дать сигнал заемщикам и страховщикам: если они считают, что их права нарушаются, они могут сообщить об этом в АМКУ.

» Как долго будут длиться расследования? — Все зависит от готовности банков со- трудничать с нами, от сложности и масштабов расследования.

Беседу вела Евгения Продаева

    Реклама на dsnews.ua