• USD 27.9
  • EUR 33.6
  • GBP 38.9
Спецпроекты

Джентльмены удачи

Реклама на dsnews.ua

Представьте себе картину: древние племена, например, этрусков или ликийцев, днем воюют в морских сражениях, отливают бронзовые украшения и строят храмы, а в свободное время… испытывают фортуну, бросая игровые кости. И это не выдумка, а чистая правда! Благодаря своим находкам ученые убедили весь мир в том, что прототипы казино существовали еще тогда, когда только зарождались нации, мировые религии и основные науки. Если хорошенько подумать, мы ушли не так уж далеко, только работаем в костюмах и играем в кости, карты и рулетку в чистых и культурных заведениях. Правда, кое-что все-таки изменилось — на азартных играх люди стали зарабатывать и сделали их одной из самых прибыльных бизнес-отраслей. Жажда риска и легкие деньги превратились в тренд. Уже в XVIII-XIX вв. были созданы игорные инфраструктуры, сформировался особый сленг («делать ставки», «подмазать», «блоха» — игрок, перескакивающий с места на место, «вскрытие» — финальный момент игры), появились новые ремесла (крупье, аттендант — сотрудник зала игровых автоматов), а также сформировались правила и техники основных игр. В XX ст. казино осталось лишь освоить современное ноу-хау — полную компьютеризацию, обеспечивающую бесперебойную работу всего игорного дома: от оценки рентабельности крупье до контроля над денежным оборотом. А также стать генератором экономик отдельных городов и целых стран.

С шиком, блеском

Первые игровые казы или казино (от лат. сasa — дом) появились в Римской империи, когда в честь бога Конса, хранителя урожая, был воздвигнут «Большой цирк» — своеобразный центр развлечений, где римляне играли в кости и делали ставки на тотализаторе, проигрывая порой свои дома, жен и детей. С падением империи страсть к азартным играм видоизменилась: вплоть до XVII в. приверженцы риска ограничивались в основном карточными играми. Причем данное времяпровождение стало модным не только среди мелких буржуа, но и в кругу венценосных особ — королева Мария Шотландская проводила за игрой дни напролет, шокируя всех не только крупными ставками, но и неуемной тягой к карточным забавам. Специальные помещения — casini — появились вновь лишь в 1638 г. в Венеции, куда местная знать приходила поиграть в популярную тогда primero (предшественница покера) и приятно провести время в окружении куртизанок. Вскоре, в 1765 г., первый министр Франции кардинал Мазарини распорядился открыть первое казино в Париже — якобы для того, чтобы пополнить скудную казну Людовика XIV. Французам такая «услуга» пришлась по душе, ведь именно здесь была изобретена рулетка и многие другие азартные игры. В немецком городке Баден-Баден в 1824 г. открылся собственный игорный дом — самое роскошное казино того времени, куда съезжались все игроки мира. Здесь же пытались поймать удачу за хвост Гоголь, Тургенев и Достоевский (частый посетитель многих европейских казино, известный своими проигрышами). Впрочем, официальной «столицей» игорного бизнеса Европы стало Монте-Карло, где в 1850-х предприниматель Франсуа Блан выстроил роскошный дворец-казино. Говорят, он пообещал почти разорившемуся на тот момент властителю Монако построить в средиземноморском княжестве город, «который ограбит всю Европу». Так и случилось, в разбогатевшее с тех пор Монте-Карло все так же приезжают посорить деньгами самые состоятельные люди планеты. А то, что начиналось с четырех столов в крохотном помещении, превратилось в огромный игровой комплекс с множеством тематических залов (только рулеток здесь 40 шт., не считая тысячи игровых автоматов и пр.), фешенебельной гостиницей и роскошными садами.

Американский синдром

Легендарные казино США, в том числе и «райский уголок» Лас-Вегас (см. «ВД», №19, 2005 г.), тоже не сразу ошеломили посетителей своим блеском и богатством. Первые американские казино XVIII в. размещались, как правило, в деревянных одноэтажных зданиях со скрипучей лестницей, прогнившей крышей и освещались только одной газовой лампой. Посреди здания с блеклым интерьером и унылыми декорациями располагался единственный игральный стол с несколькими стульями вокруг. Однако с началом калифорнийской «золотой лихорадки» в середине XIX в. на берегах Миссисипи начали возводиться целые города с отелями, ресторанами и, конечно же, игральными заведениями, так как основным развлечением быстро обогатившихся американцев стала… безбожная трата денег. Лихачей не смущал тот факт, что все казино Сан-Франциско, Сакраменто, Колумбии работали нелегально, а их владельцами были преимущественно криминальные авторитеты.

Неимоверная популярность азартных игр привела к тому, что вскоре казино перебрались в шикарные салоны с огромными зеркалами, изысканными люстрами и барными стойками из ценных пород дерева, став привилегией богатых. Посетители, как правило, одевались в дорогие черные костюмы и сапоги, белоснежные рубахи, их пальцы унизывали золотые кольца с бриллиантами. Более того, за право играть начала взыматься плата. Например, чтобы попасть в самое популярное калифорнийское казино XIX в. Parker House, принадлежащее Роберту Паркеру, каждый желающий ежемесячно должен был вносить $10 тыс. за привилегированное место в главном игорном зале.

А для игры в малом зале, спрятанном за барной стойкой, — $3,5 тыс. Кстати, на пике «золотой лихорадки» миллионы долларов сосредоточились на столах именно этого казино. Здешние асы предпочитали играть в фаро, «21» и американский покер.

Реклама на dsnews.ua

С появлением Лас-Вегаса в штате Невада в начале XX в. неоправданные взносы и строгий дресс-код ушли в прошлое. Отныне в казино мог прийти любой человек, поиграть в покер и легко заработать себе «на пенсию». Ставки, соответственно, и выигрыши, повысились. К примеру, в казино Лестера Бен Бениона уровень ставок дошел до $500, а выигрыш — до $1 тыс., тогда как в других казино максимальный выигрыш равнялся $270. Бенион также предложил игрокам небывалый сервис — отменную кухню от французских шеф-поваров и высококачественный виски. Впервые посетителей встречали и отвозили куда душа пожелает в шикарных лимузинах и предлагали самые роскошные люкс-номера отеля, пристроенного к казино. Ныне такая заботливость — лишь малая часть стандартного обслуживания в современном Лас-Вегасе, где частенько играют фишками стоимостью $10 млн.

В долгу у фортуны

Азарт и стремление завладеть несметными богатствами казино подталкивали профессионалов и любителей игры на самые различные изыски. В этом плане нынешние игроки немногим отличаются от тех же этрусков или римлян — они так же суеверны, по-прежнему верят в приметы и совпадения. А как же! Ведь если не постучишь по дереву, — спугнешь удачу, а если поменяешь носки, — останется только бредить о лазурном побережье, пятизвездочном отеле и жизни с шампанским. Так, китайский игрок в покер Джонни Чан дважды становился чемпионом по покеру благодаря своему… «счастливому апельсину»: во время каждой игры Чан держал на столе апельсин, периодически понюхивая его. Объяснял он это тем, что в накуренном зале ему сложно дышать и думать, а цитрусовый запах помогает сосредоточиться. Однако охотники за удачей определили апельсин как талисман везения и принялись также испытывать судьбу, рассовывая по карманам различные фрукты и овощи.

Многие из прославленных игроков предыдущих поколений демонстрировали более рациональные подходы, пытаясь соблазнить фортуну. Играя в покер, им удавалось не только придумывать уйму новых ловких ходов, но даже делать научные открытия. Доказательство тому — опыт французского игрока XVII в. шевалье де Мере, которому ужасно не везло в азартных играх, но который впоследствии представил миру разработанную им теорию вероятности и выигрышных комбинаций, сделав таким образом неоценимый вклад в развитие математической науки. Заядлый игрок может войти в историю и как первооткрыватель вполне прозаичных вещей. Считается, что самое популярное ныне кулинарное блюдо — сэндвич — придумал не кто иной, как британский игрок XVIII в. лорд Джон Монтажу Сэндвич, который прославился тем, что, начав игру, никогда не отходил от карточного стола, даже на обеденный перерыв. Каждый раз, проголодавшись, он просил официантов приносить ему кусок мяса с двумя ломтиками хлеба — чтобы не пачкать руки.

В казино нередко оттачивались и другие таланты. Какая игра без хитрости, ловкости женских рук, кокетливой улыбки, открытого декольте, высоких каблуков и свежего запаха духов? На Диком Западе середины XVIII в. суровую мужскую атмосферу разбавляла проницательная француженка, куртизанка мадам Мусташ. Элеонора Дюмонт (настоящее имя «усатой» мадам) привораживала конкурентов своим шармом, отвлекая их от игры. Иногда сбивала игроков с толку еще до начала партии, угощая всех бокалом шампанского и сигарой. Если она выигрывала, то всегда с сожалением, демонстрируя свои соболезнования финансовым потерям партнеров, а когда проигрывала, то, наоборот, радовалась успеху других. Это позволяло без труда вписаться в доверие игроков, разузнать их секреты и, в случае необходимости, обращаться к ним за финансовой помощью или толерантностью в игре.

Две стороны медали

По сути, сегодняшние казино мало чем отличаются от своих «прародителей». Разве что в игровом обороте участвуют не только отдельные игроки, но и целые компании и финансовые империи, принадлежащие им. Но «мантра везения» не меняется уже тысячи лет: «Вот-вот — и последует успех, вот-вот должно повезти, ведь не может удача постоянно поворачиваться затылком именно ко мне!». Собственно, такая мысль витала в голове англичанина Клайва Синклера, изобретателя и директора компании по производству и продажам футуристических С5 — одноместных электрокаров, работающих на батарейках. В 1980-х годах на модели С5 был небывалый спрос — компания продала более 17 тыс. экземпляров и продолжала получать новые заказы. Казалось, все шло по маслу, однако небывалый успех наделил Клайва чрезмерной самоуверенностью, и за пару месяцев он умудрился проиграть в одном из казино ?7 млн, т.е. все состояние своей компании до пенса. Аналогичное испытание ожидало и богатого австралийца Керри Пакера, который унаследовал отцовский бизнес вместе с самыми престижными издательскими домами Австралии. В 1999 г. во время поездки в Лондон он проиграл в одном из местных казино $28 млн. Этот проигрыш британские журналы назвали самым большим за всю историю игорной отрасли Великобритании. Вот только неудачнику в скором времени удалось отыграться: в австралийском MGM Grand Casino он получил реванш, выиграв $33 млн, а в одном из казино Лас-Вегаса — $7 млн. Кто знает, был ли это логический расчет или обыкновенная случайность?

Феномен азартных игр — именно в такой непредсказуемости, щекочущей нервы уже много тысячелетий. И пусть ученые настаивают, что патологическая зависимость от азартных игр является одним из видов психических заболеваний, требующих врачевания. Но в Плодотворную Долину (так испанские переселенцы называли современный Лас-Вегас) по-прежнему приезжают более 37 миллионов туристов в год, обеспечивая себе не только выброс адреналина, но и баснословные доходы владельцам рулетки. По данным комиссии штата Невада, контролирующей деятельность игорного бизнеса, в прошлом году средний доход одного казино составил $87 млн, а общий доход всех комплексов — $24 млрд. Это лишь одно из доказательств, что азарт — не ценность, искусственно оформленная обществом, а неизгладимая сущность человека, древняя как сама история, которая неустанно движет мировой эволюцией. Представьте себе картину: древние племена, например, этрусков или ликийцев, днем воюют в морских сражениях, отливают бронзовые украшения и строят храмы, а в свободное время… испытывают фортуну, бросая игровые кости. И это не выдумка, а чистая правда! Благодаря своим находкам ученые убедили весь мир в том, что прототипы казино существовали еще тогда, когда только зарождались нации, мировые религии и основные науки. Если хорошенько подумать, мы ушли не так уж далеко, только работаем в костюмах и играем в кости, карты и рулетку в чистых и культурных заведениях. Правда, кое-что все-таки изменилось — на азартных играх люди стали зарабатывать и сделали их одной из самых прибыльных бизнес-отраслей. Жажда риска и легкие деньги превратились в тренд. Уже в XVIII-XIX вв. были созданы игорные инфраструктуры, сформировался особый сленг («делать ставки», «подмазать», «блоха» — игрок, перескакивающий с места на место, «вскрытие» — финальный момент игры), появились новые ремесла (крупье, аттендант — сотрудник зала игровых автоматов), а также сформировались правила и техники основных игр. В XX ст. казино осталось лишь освоить современное ноу-хау — полную компьютеризацию, обеспечивающую бесперебойную работу всего игорного дома: от оценки рентабельности крупье до контроля над денежным оборотом. А также стать генератором экономик отдельных городов и целых стран.

    Реклама на dsnews.ua