• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

Какао с кровушкой

Реклама на dsnews.ua

В августе 1492 г. корабли Христофора Колумба отбыли из испанского порта Палос к неведомым далям Атлантики. Славный адмирал и его соратники не сомневались, что вскоре достигнут вожделенной Индии и вернутся домой с трюмами, полными несметных сокровищ. Однако, оказавшись на неизвестных дотоле островах и близлежащем материке, мореходы увидели «бедных и во всем нуждающихся людей, которые ходят нагишом, в чем мать родила, и только женщины носят спереди клочок ткани, скупо прикрывающий их стыд». Назвав обитателей Эспаньолы (Гаити), Кубы, Ямайки, а также аборигенов других новооткрытых земель Нового Света, «индейцами», европейские путешественники не нашли у них ни россыпей золота, ни гор других драгоценностей. Минуло более четверти века, пока преемники Колумба (уже знавшие, что «Западная Индия» — вовсе не Азия, а новый континент) не убедились наконец, что в Новом Свете действительно существует по-настоящему богатая страна. В 1519-м авантюрист Эрнандо Кортес во главе полутысячи пехотинцев и 16 всадников при 13 пушках ворвался в Анауак — империю племени ацтеков (ныне — Мексика) и захватил ее столицу Теночтитлан (ныне — Мехико). Громадный дворец тамошнего императора Монтесумы II в самом деле был полон всего того, о чем мечтали алчные испанцы, но… на местном базаре ни золото, ни серебро, ни драгоценные камни не употреблялись как средство платежа. Местные продавцы и покупатели пользовались иной «наличностью» — в основном бобами под названием какауатль или хлопчатобумажными плащами. За эти «деньги» продавалось все что угодно, даже люди и… человеческое мясо.

Драгоценная сельхозкультура

Любопытно, что первая информация об удивительных ацтекских деньгах в прямом смысле слова приплыла еще к самому Колумбу, но великий путешественник не обратил на нее должного внимания. Во время своей последней (четвертой) экспедиции в Новый Свет 1502-1504 гг., открыв значительную часть Атлантического побережья Центральной Америки (ту, где ныне Гондурас, Никарагуа, Коста-Рика и Панама), он повстречался с некими богатыми индейцами, совсем не похожими на убогих островитян Карибского моря, видимо, ацтеками или их соседями — юкатанскими майя. Однажды на море к адмиральской каравелле подошло странное судно — широкая и очень длинная двадцативесельная лодка-пирога, выдолбленная из цельного ствола какого-то громадного дерева. В центре судна на возвышении, в шатре, крытом большими листьями, сидел вождь-старейшина с женщинами и детьми. Свидетель этой встречи записал: «Все взрослые индейцы были в хороших одеждах. На дне пироги лежали цветные хлопчатобумажные ткани, рубашки-безрукавки, фартуки, бронзовые топоры и колокольчики, тигли с крышками для плавки меди… деревянные мечи, клинки которых состояли из заостренных камней, искусно вставленных в пазы… бронзовая и деревянная кухонная посуда и большой запас плодов неизвестного растения». Позже выяснилось, что это были именно бобы какауатль, созревающие на дереве какао (Theobroma cacao L.).

Их родина — юг Анауака, где сейчас расположены Оахака, Чиапас, Табаско и Веракрус, а также некоторые другие районы Центральной Америки. Каждое растение дает множество желто-зеленых плодов, напоминающих мускусную дыню. Именно из них толтеки и ацтеки готовили свой легендарный шоколадный напиток. Для этого бобы сначала сушили и поджаривали, потом выдерживали несколько месяцев, доводя до нужной кондиции, и только тогда размалывали в порошок и взбивали в сосуде с водой, приправляя готовый напиток ванилью или перцем. Нетрудно понять, что индейский шоколад получался довольно горьким. Но позволить себе роскошь добавить в напиток меду или сок агавы могли лишь богачи, ведь эпоха массового культивирования сахарного тростника еще не наступила, и сладости в доколумбовой Америке были в дефиците.

В то же время на ацтекских торжищах за какао-бобы можно было купить и корзины для их транспортировки, и всяческую посуду, например, для приготовления и разлива шоколада или местного самогоноварения. За какао-бобы продавали готовый шоколад, горячительные напитки и табак; кукурузу, помидоры и перец чили, кабачки и арахис; оленину, утятину и рыбу; головные уборы с пышными перьями птиц и сандалии; хлопчатобумажную одежду и воинские доспехи с хлопковой же подкладкой; наконец, украшения из золота, серебра, нефрита и бирюзы; оружие и рабов.

Какао являлось настолько важным средством обмена, что стало точно таким же предметом подделок, как обычные металлические и бумажные деньги. Ацтекские «фальшивомонетчики» аккуратненько вскрывали оболочку боба, опорожняли ее и наполняли грязью. Затем все искусно запечатывали, маскируя отверстие, и смешивали под-дельные бобы с обычными «денежными знаками». Так можно было заработать и на дутых фальшивках, и на реализации их ценного содержимого.

Шоколадный рынок

Реклама на dsnews.ua

Империя ацтеков возникла в ХV в., когда это племя, продвигаясь на север из важнейших районов произрастания какао, покорило ближние и дальние индейские племена, обложив их разнообразной натуральной данью.

В урочное время сборщики податей разъезжались «на работу» во все уголки империи для доставки товаров, необходимых для содержания государственного аппарата.

В дошедших до нас податных списках, кроме «бобовых денег», значатся кукуруза и амарант; головные уборы и необходимые для них перья; хлопчатобумажные ткани и сандалии; щиты и ножи из вулканического стекла (обсидиана); медные колокольчики и золото; нефрит, раковины, а также другие товары, необходимые в хозяйстве и прочих сферах жизни ацтекского общества. Основная масса дани поступала в столицу империи Теночтитлан, основанную на острове посреди соленого озера Тескоко. Кроме императорского дворца, важнейшими зданиями города были громадные ступенчатые пирамиды (теокалли), служившие храмами различных языческих божков. Базары у ацтеков располагались вблизи административных зданий, поскольку торговля проходила под строжайшим контролем императорских чиновников, регулировавших ценообразование и следивших за сделками. Рынки занимали довольно большие площади, за пределами которых купля и продажа были запрещены. Нарушителей, осмелившихся заключить сделку за пределами официально разрешенной торговой зоны или нарушивших другие законы функционирования рынка, наказывали строго, вплоть до смертной казни.

Правительство традиционно покровительствовало наследственной касте торговцев, среди которых было множество людей, приезжавших в столицу издалека. Все они имели особый статус в государстве и своего собственного бога — Йакатекутли. Но ацтекская «рыночная» экономика существовала как придаток административной монархической системы, действующей, главным образом, за счет потребления дани. Такой порядок обусловил мизерную роль местных рынков в процессе распределения товаров. Но, при всей ограниченности этой области ацтекской экономики, какао было важнейшим инструментом ее функционирования.

Кроме «бобовых» расчетов, обычным делом были бартерные сделки. Например, ящерицу-игуану можно было обменять на охапку дров, а корзину кукурузы — на связку чили. Однако если товары были не равны по стоимости, торговцы использовали какао для доплаты. Скажем, продавец, пожелавший обменять кактус стоимостью пять бобов на початок кукурузы ценой шесть бобов, добавлял к своему товару один боб для уравниванья сделки. При крупных продажах торговцы определяли стоимость в мешках, содержащих примерно по 24 тыс. бобов. Но поскольку такие «бабки» были весьма обременительны и неудобны для ежедневной купли-продажи, в качестве более крупных «купюр» использовались хлопчатобумажные плащи, чья цена колебалась от 60 до 300 бобов за штуку. Другими дополнительными «денежными номиналами» являлись также медные колокольчики, торговля которыми простиралась далеко на север — вплоть до нынешних США (в частности штата Аризона). Кроме того, в ходу были бусы и раковины, служившие деньгами и у многих других народов: азиатских, африканских, тихоокеанских и североамериканских (см. «Перламутровая первобытная валюта», «ВД» №30, 2006 г.). Но их значимость неизмеримо уступала роли тех же плащей, служивших, между прочим, традиционными расчетными единицами для таких крупных сделок, как приобретение обычных рабов и людей, специально предназначенных для заклания на религиозных церемониях ацтеков, сопровождавшихся кровавыми человеческими жертвоприношениями.

Цена крови

Испанцев, завоевавших империю ацтеков в 1520-х гг., было трудно удивить человеческой жестокостью. Они не церемонились со своими противниками и, к тому же прибыли в Америку из страны, где, кроме королевской власти, царила еще и Святая инквизиция. Ее служители со своими «милосердными» орудиями пыток и аутодафе — ритуальными действами по сожжению на кострах нераскаявшихся еретиков, пересекли Атлантику уже вскоре после открытия Нового Света. Но то, что Кортес и его конкистадоры узрели в Теночтитлане, заставило содрогнуться даже этих людей «без нервов». В центре столицы, на вершине теокалли ежедневно приносились человеческие жертвы, например, богу войны и солнца Уицилопочтли. Всего за 20 секунд забрызганный кровью жрец вспарывал очередному несчастному грудь, вырывал все еще пульсирующее сердце и кидал его на пылающую жаровню в подношение жуткому идолу. Для ацтеков-торговцев пик религиозного года жертвоприношений наступал в средине зимы — на праздник Панкетцалитли, когда они могли похвастаться своими успехами и богатством, став «спонсором» одного из жертвоприношений.

В отличие от солдат, которые жертвовали богам военнопленных, торговцы должны были покупать людей по цене до 40 плащей за «голову». Покупатель обязан был несколько месяцев кормить и одевать будущую жертву и всячески заботиться о ней, пока готовился кровавый «спектакль». За это время торговец обязательно устраивал четыре роскошных банкета и празднества для собратьев по касте и военачальников. Каждое мероприятие требовало новых костюмов, драгоценностей и прочей атрибутики для хозяина и жертвы. Товары, приобретенные для банкетов, раздаривались гостям в благодарность за участие в празднике. Ну, а после всего этого спонсор сопровождал жертву на вершину пирамиды, где жрецы делали с ним то же, что и с «приношениями» богу войны. После совершения обряда торговец забирал тело домой, где женщины мыли его и готовили особую еду с кукурузой и солью, но без обычных для ацтекской кухни острых приправ. Хозяин дома угощал этим блюдом гостей на еще одном ритуальном обеде, но сам не ел, так как принесенный в жертву считался кем-то вроде его сына.

Каждый бог и каждое религиозное действо в сложном календаре ацтеков требовали своей особой жертвы, в том числе женщин и детей. Зачастую эти церемонии сопровождались более ужасными подробностями. После заклания на храмовых алтарях большинство человеческих жертв использовались в коммерческих целях — «отборные» куски человечины продавались на городском рынке за все те же шоколадные бобы...

    Реклама на dsnews.ua