• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

Держи нациста! К чему призывает генсек ООН и на кого скоро начнется охота

Обвинения в нацизме давно утратили первоначальный смысл, превратившись в тавро, которым можно заклеймить любого оппонента. Хотя сам по себе нацизм жив и отлично себя чувствует прямо по соседству с Украиной

Реклама на dsnews.ua

Генсек ООН Антониу Гутерриш призвал создать "глобальный альянс для противодействия распространению неонацизма и белого супрематизма", а также для борьбы "с пропагандой и дезинформацией, возрождением ксенофобии, антисемитизма и языка ненависти". Такая широта охвата вызвала в памяти универсальный штамп из ильфо-петровского романа "Золотой теленок" — "дивную резиновую мысль", которую тов. Полыхаев, любовно дохнув на нее, мог приложить к чему угодно.

Кое-что о минимизации истории 

Дивная резиновая мысль Антониу Гутерриша была озвучена им в ходе ежегодного мероприятия к годовщине освобождения узников концлагеря "Аушвиц", с 2005 года ставшего Международным днем памяти жертв Холокоста (МДПЖХ) — его отмечали 27 января. При этом Гутерриш заявил, что пандемия COVID-19 "вызвала очередную волну отрицания Холокоста, искажения и минимизацию истории", и это "печально, но не удивительно". "Пропаганда, которая связывает евреев с пандемией, например, обвиняя их в создании вируса для глобального господства, была бы смешной, если бы это не было столь опасно", — заявил генсек, вспомнив и о том, что в XIV веке евреев обвиняли в распространении бубонной чумы.

Гутерриш явно хотел собрать в кучу все темы, на которых можно поднять дивиденды. Как опытный бюрократ, он понимает, что чем гуще будет такое варево, тем больше шансов выловить из него что-нибудь и для себя. Так в один котел оказались брошены "неонацизм", "белый супрематизм", маргинальные теории заговора вокруг COVID-19 и "отрицание Холокоста".

Конечно, повар, который варит такое блюдо, априори неуязвим для всякой критики. Но, я, пожалуй, рискну.

Начну с того, что решение сделать МДПЖХ памятной датой международного уровня несет в себе риск крайне аморальной сортировки жертв нацизма, с отнесением именно и только еврейских жертв к первому сорту, упоминаемому в первую же очередь. Нацизм при этом помещается на территорию исключительно Третьего Рейха, а его злодеяния ограничиваются Холокостом. Но если это не минимизация истории и не закрепление национальной исключительности одного народа, то что тогда?

Безусловно, МДПЖХ как день памяти жертв, понесенных еврейским народом, справедливо отмечать и на международном уровне, и под патронатом ООН. Более того, это чрезвычайно нужное, по словам бывшего генсеком ООН в 1997-2006 гг. Кофи Аннана "напоминание об имеющих всеобщее значение уроках Холокоста — этого беспрецедентного проявления зла, которое нельзя просто оставить в прошлом и предать забвению". Но если мы выступаем против национального и расового супрематизма, то такая дата возможна только в ряду других близких по духу дней памяти. К примеру, Дня памяти жертв китайского народа в ходе японской оккупации, которых, к слову, было на порядок больше, чем жертв Холокоста (хотя дело отнюдь не в цифрах, а в планомерном идеологически обоснованном истреблении). Нет такого Дня в календаре ООН? А почему его там нет? И что говорит по этому поводу Гутерриш, а если молчит, то, опять-таки, почему?

Реклама на dsnews.ua

И еще: если день Холокоста – это день памяти жертв одного народа в одной конкретной исторической катастрофе, то подтягивать под него все подряд, придавая ему универсальность и глобальность, как минимум, неуместно. К примеру, если Гутерриша терзает по ночам историческая память о преследованиях евреев в Португалии в XIV веке, то ему и следует прямо ставить вопрос об установлении отдельного Дня памяти жертв … ну, скажем, португальских репрессий. Используя свои полномочия, он вполне сможет попытаться добиться признания этой даты на международном уровне.

Непонятно также, отчего Гутерриш, выступая против "белого супрематизма", который он ненавязчиво смешивает с нацизмом, что, само по себе, как минимум, недобросовестно, не выступает против супрематизма черных, проявления которого мы наблюдаем сегодня в США, и мусульманского супрематизма, поднимающего голову в Западной Европе? Такая необъективность вызывает желание подробнее приглядеться к Гутерришу, и к его мотивам.

Кому товарищ Антонио Гутерриш

Как и любой генсек ООН, Гутерриш оказался в этой роли по итогам сложного компромисса. А очевидный кризис ООН, как, впрочем, и всей пост-ялтинской системы международных отношений, вынуждает его искать поддержки у всех сильных игроков. К числу таких игроков, среди прочих, относятся международное условно еврейское лобби (его настоящая природа и самоидентификация — отдельная тема, но речь здесь отнюдь не о конспирологии вообще и заговорах жидо-масонов в частности, а об инструментах мягкой силы Израиля), заинтересованное в сохранении особого подхода к жертвам, понесенным еврейским народом в период Второй мировой войны; США, где Демократическая партия, опирающаяся, в немалой мере, на цветной, бедный и маргинальный электорат, играет на поле разобщения, стигматизации и ограничения в правах — позитивной дискриминации — зачастую более образованного и более традиционного белого населения; и, наконец, Россия, стремящаяся удержать на себе истлевшее рубище "главного победителя нацизма", ношение которого Москва все еще довольно успешно конвертирует в право клеймить "нацистами" всех своих оппонентов.

По сути, речь Гутерриша является прямым предложением, обращенным к этим игрокам, о выходе на новый уровень обслуживания их интересов через механизмы и структуры ООН в обмен на поддержку генсека с их стороны. При этом, хотя интересы всех трех игроков, по большинству вопросов не совпадают, их попарное совпадение случается довольно часто. С учетом же недавних событий в США и при активном посредничестве Гутерриша, число совпадений "три в одном" может сильно возрасти.

Где нацисты зимуют

Деловая инициатива Гутерриша самым непосредственным образом касается и Украины. В этом легко убедиться, взглянув на ссылки "смотрите также" в информации "Радио Свобода" о выступлении генсека. В обеих ссылках упоминается полк Национальной гвардии Украины "Азов", притом его упоминание всякий раз носит крайне недобросовестный характер. Авторы статей безапелляционно причисляют "Азов" к неонацистским организациям, а Украину представляют местом, куда сбегаются нацисты со всего мира. Причем, среди тех, чьи мнения приводятся в качестве обоснования такой позиции, неожиданно всплывает и исследователь правых и ультраправых движений Антон Шеховцов, в действительности прямо пишущий о том, что причислять "Азов" к неонацистам не следует.

Говоря об этом, Шеховцов упоминает статью в New York Times "Когда-то мы боролись с джихадистами. Теперь мы сражаемся с сторонниками превосходства белой расы", конгрессмена-демократа Макса Роуза и бывшего спецагента ФБР Али Х.Суфана. На эту статью очень любят ссылаться критики "Азова", большинство из которых, по странному совпадению, живет в России.

"Один из примеров, который статья представляет читателям, — пишет Шеховцов, — это украинский батальон "Азов", который ФБР называет "военизированным подразделением", печально известным своей "связью с неонацистской идеологией". К сожалению, эта и другие ссылки на "Азов", сделанные в статье, вводят в заблуждение, что делает весь пример необоснованным и, к сожалению, разрушительным для важного аргумента авторов".

Здесь надо добавить, что речь идет не о ФБР как организации, а о бывшем спецагенте с сомнительной биографией, который на пару с сенатором-демократом отрабатывал внутренний политический заказ. Можно было бы сказать, что "Азов" подвернулся им под руку совсем случайно, но ситуация сложнее. Легенда об "украинском нацизме" была выстроена и внедрена на Запад в ходе Второй мировой войны и сразу после нее силами советских спецслужб. Ход внедрения, причины живучести этой легенды и перечень западных бенефициаров, играющих в пас с Москвой — все это, несомненно, должно стать предметом отдельного и подробного разговора. Пока же стоит добавить, что нацистские выходки BLM и AntiFa, пропагандирующих идеи расового превосходства черных и расовой ненависти к белым, отчего-то не вызывают протестов в рядах Демократической партии США. Это заставляет вспомнить о покойном, изрядно оболганном левыми, Хьюи Лонге, с его пророческим "Когда фашизм придет в США он будет называться антифашизмом".

Похоже, демократ Хью Лонг знал, о чем говорил. Впрочем, и его критик, Синклер Льюис, написавший с окарикатуренного Лонга образ Базза Уиндрипа, тоже предугадал немало из того, что мы видим сегодня в Соединенных Штатах.

Но вернемся к Гутерришу и к Украине. Несомненно, очередная кампания по борьбе с нацизмом была предложена генсеком ООН чрезвычайно своевременно. И Москве, и Вашингтону, и упомянутому глобальному лобби именно сейчас чрезвычайно выгодно устроить охоту на всех, кто будет им нацистами назначен. И если Украина не начнет жестко давать отпор всем попыткам приписать ей нацизм, не останавливаясь всякий раз, когда очередная кампания клеветы идет на спад, а преследуя ее инициаторов до конца их жизни, она рискует стать одним из ключевых объектов этой травли.

Помимо обострения темы "Азова" — отнюдь не собрания праведников, но, вместе с тем, не так чтобы поголовно нацистов, а также не выразителей взглядов всех подряд патриотов Украины, и противников России, можно уверенно предсказать и дальнейшее педалирование тем "УПА — пособники нацизма", "коллаборациониста Бандеры" и Бабьего Яра, притом именно в антиукраинском ее ключе. Выставки, экспозиции, общественные дискуссии под патронатом Москвы, действующей через посредство режиссера Хржановского и "Альфа-банка", будут направлены, в первую очередь, на очернение украинских "национал-патриотов", с упором даже не на "национал", а на обрезанное "наци". К ним припишут всех вменяемых людей, которым достанет мужества публично напоминать, что в Бабьем Яру расстреливали не только евреев, и требовать равенства памяти.

Будет, по всей вероятности, реанимировано и дело Виталия Маркива, которому итальянские слуги Фемиды намерены придать новое звучание, усадив на скамью подсудимых уже не отдельно взятого старшего сержанта Нацгвардии, а всю Украину, посмевшую заявить, что она независима от России.

Что мы можем и что могли бы этому противопоставить? Это тоже непростая тема, разбивающаяся на несколько направлений, каждое из которых заслуживает подробного разбора. Если же говорить очень кратко, то дела обстоят следующим образом.

На уровне государства, исходя из запредельно низкой компетентности всех ветвей его власти: ОП, ВР и Кабмина, Украина не сможет противопоставить этому напору ничего. Здесь прогноз очевиден и однозначен: все чиновники и политики кивнут на президента Зеленского, которого никому из них нисколько не жаль. Президент же, вместе со своим ОП, сначала будет глухо отмалчиваться, а затем, упустив все возможности парировать, станет вполголоса, чтобы не раздражать министра внутренних дел Авакова, в ведении которого находится полк "Азов", подпевать навязанному извне дискурсу.

На уровне патриотически настроенных и сохранивших вменяемость граждан и организаций ответ пока возможен. Правда, без энергичной государственной поддержки он будет не слишком впечатляющим. И даже при наличии такой поддержки его эффект будет сказываться медленно. Таким ответом могла бы стать системная борьба с российским нацизмом и разоблачение современной России как нацистского государства, парадоксально унаследовавшего идеи двух родственных и союзных режимов, оказавшихся в состоянии войны лишь по воле случая: сталинского СССР и гитлеровской Германии. Последовательная работа в этом направлении позволит мало-помалу размыть и миф об "украинском нацизме".

Конечно, мифы, укоренившиеся в общественном сознании, очень живучи, и такая работа станет забегом на длинную дистанцию, в 5-10-15 лет. Но других вариантов у нас, увы, нет. Если не начать действовать сейчас, то и через 15 лет мы не увидим позитивных результатов. Вопрос о том, почему на уровне ООН отмечается МДПЖХ, и не отмечается Международный День памяти жертв политических репрессий в СССР, нужно начинать задавать немедленно и громко. Повторяя его снова, и снова, и снова. Обосновывая и аргументируя необходимость отмечать на международном уровне этот день, придавая ему не меньшую значимость, чем Дню памяти о Холокосте.

И последнее. Для тех, кто считает, что планировать борьбу с Москвой на 10-15 лет не имеет смысла, поскольку Россия "скоро рухнет", а с уходом Путина "все изменится", у меня есть плохие новости. Даже если Россия, такая, какая она есть сегодня, действительно рухнет, а Путин действительно уйдет, их места не будут пустовать. На месте России возникнет нео-Россия, населенная теми же людьми. На место Путина придет нео-Путин, который выдвинется из российской политической тусовки, где между оппозицией и властью нет никакой принципиальной разницы. А придя к власти, этот нео-Путин подопрется теми же людьми, которыми подпирается Путин сегодня. Общий результат таких перемен способен только ухудшить положение Украины.

Так что надежда на то, что "время работает на нас", увы, лишена оснований. И помощи нам ждать тоже неоткуда. Все, решительно все, нам придется делать самим. 

    Реклама на dsnews.ua