Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Девочки и мальчики в зеленом. Почему Украине пока не грозит Зе-югенд по примеру путинских "Наших"

Четверг, 11 Июля 2019, 12:00
Отечественная политика мало чем отличается от "Макдональдса". И это, пожалуй, худший урок политологии, который получают в данный момент девочки и мальчики в зеленых футболках
Фото: vikna.if.ua

Фото: vikna.if.ua

Очередной предвыборный скандальчик выплеснулся в соцсети: для предвыборной агитации штаб партии "Слуга народа" привлекает детей. В Ивано-Франковске были сделаны фото "на вид несовершеннолетних" лиц, одетых в брендованные зеленые футболки и бейсболки с надписями "Слуга народу", "Зробимо їх ще раз" и "Зе-кандидат. Андрій Сторожук".

Эти факты были обнародованы местным изданием "Вікна". Издание сообщило, что молодежь ежедневно собирается у офиса партии "Слуга народа". Сам Зе-кандидат Сторожук отрицает, что Зе-команда сотрудничает с несовершеннолетними волонтерами. А что до брендованной одежды, то она находится в свободном доступе, и за то, как ее используют, партия ответственности не несет.

Общий глас соцсетей, как обычно, оказался строго полярным: либо "окей, новое поколение выбирает", либо "как можно? онижедети!".

И в одном и в другом случае авторы делают примерно одно и то же — используют детей в предвыборной баталии. Появление детишек в брендованных шмотках само по себе рекламой не является, паспорта и письменного разрешения родителей на раздачу предвыборной агитации, судя по всему, никто ни у кого не спрашивал — принадлежность к детям определяется на глазок. Но слово "дети" сказано. И дальше уже не важно, что там с паспортом. Этого слова очень не хватало для дальнейшей драматизации ситуации.

Дети — беспроигрышный рекламный образ. Настолько, что его использование в коммерческой рекламе приходится ограничивать на законодательном уровне. Но никто не может искоренить использование детских образов для достижения максимального эффекта на аудиторию в других случаях, напрямую не связанных с коммерцией. Плачущая малышка-мигрантка на границе Мексики и США. Ее менее удачливая товарка, утонувшая при попытке папы добраться вместе с ней вплавь до берегов обетованных. Умирающие от жажды дети в Индии. Дети на табачных плантациях в Африке. Дети на баррикадах. Дети-наркокурьеры. Дети с автоматами в руках. Дети, отравленные зарином. Все это стрелы, бьющие строго в цель — прямо в сердце реципиента. Для этого их и используют — чтобы донести до зрения и слуха читателя-зрителя какой-то важный месседж. Хороший расчет — мы всегда на стороне детей.

Поэтому так много детей в объективах тех, кто симпатизирует демонстрации, и детей почти нет в объективах тех, кто считает демонстрацию самочинным сборищем. Трогательный снимок, на котором девочка разговаривает через зарешеченное окошко с папой — братом-мусульманином, осужденным на смертную казнь, мог быть сделан и опубликован только теми, кто выступает решительно против казни. А хорошо известному нам по Революции достоинства снимку девочки, которая сидит на плечах у папы и размахивает евросоюзовским флажком, противостоит российский пропагандистский миф о распятом мальчике. Который, возможно, и провалился только потому, что фотку смонтировать не удосужились.

В общем, дети — что-то вроде переключателя, который подействует даже на тех, кто до последнего удерживался на самом краю рациональности, над пропастью чистых эмоций. Удар под дых, ультима рацио информационного пространства.

Появление детишек в брендованных зеленых футболочках и с агитацией в руках вызвало гнев со стороны условных 25% — детей "используют" и "втягивают". Условные 75% не остаются в долгу: дети были на Майдане в 2004-м, обвешанные оранжевыми ленточками, и все умилялись, были они и на Майдане в 2013–2014-м с флажками Евросоюза в кулачках. Так почему в зеленых футболках нельзя? Двойные стандарты?

Аргумент, разумеется, лукавый. Есть разница между революцией и рекламной кампанией. Хоть бы чисто воспитательная. Участие в гражданских акциях воспитывает молодого человека как гражданина. Участие в политических рекламных акциях, напротив, убеждает молодого человека в том, что все "политическое" имеет цену, выраженную в дензнаках. Или, как в нашем Зе-случае, это может быть просто по приколу.

Однако детишки в сюжете, напомню, уже не в том трогательном возрасте, который мгновенно и однозначно апеллирует к родительским инстинктам, — никто еще не опустился так низко, чтобы паковать младенцев в брендованные подгузники той или иной политической партии. В объективе камер — подростки. И то сказать, дошкольников не пошлешь разносить газетки по сельским дворам, не посадишь в агитационную палатку на людной улице. То ли дело старшеклассники. И выглядят посолиднее, и посамостоятельнее, и каникулы у них — самое время подзаработать.

И наконец, главное: им, подросткам, это может просто нравиться. В определенном возрасте некоторые качества нашего президента действительно могут нравиться. Ведь на фоне Зеленского все то, что до сих пор производили на свет украинские политсилы в качестве "молодежных крыльев" и "молодежной политики", в целом выглядит уныло и жалко. И искусственно.

Подростки могут массово и совершенно искренне поддерживать Зеленского: он прикольный, он популярный и, главное, он понятен, перефразируя Паскаля, даже детям. В определенном смысле большинство голосовавших за Зеленского как дети. Что же удивляться тем, кто дети и есть?

Это может показаться опасным: дети (и те взрослые, которые как дети) очень уязвимы и открыты для манипуляций. И подростковый возраст тут самый опасный — уже многое можешь, многого хочется, выглядишь как настоящий взрослый, а отношение в семье, школе и социуме к тебе — как к маленькому. Тот, кто предложит подростку свершение, приключение, даже просто небольшую возможность проявить себя, может получить необыкновенную отдачу. На этом строились почти любые детские и молодежные организации самых разных идеологических наклонений.

Вы, возможно, удивитесь, но многие подростки действительно делают это — говорят о политике, выстраивают свои суждения, прикидывают, выбирают, спорят, кучкуются по партиям. У них есть свои представления о том, за кого следовало бы голосовать. А что тут удивительного? Они подключены к информационным каналам, вернее, погружены в них с головой, иногда значительно глубже, чем взрослые, обладающие правом голоса. Они следят за дискуссиями в соцсетях, за трендами и хайпами. Они смотрят телевизор, наконец. Вернее, даже не смотрят, они в нем живут — во многих украинских семьях телевизор, вы не поверите, включен в фоновом режиме все время, пока семья не спит.

В современной школе уже доросли до того, что подростков следует посвящать в вопросы секса — в надежде предохранить от ранних беременностей и неприятных болезней. Но еще не доросли до того, что научить их пользоваться телевизором не менее важно, чем презервативом. А ведь глупости, совершенные на общественно-политическом поприще, могут оказаться не менее разрушительными для личности и для общества, чем нежелательные беременности.

Культура потребления информации и элементарные умения ориентироваться в политических процессах не входят в обычный курс средней школы. Красота почерка, умение интегрировать и дифференцировать, расписывать длинные формулы органических молекул — по-прежнему в образовательных приоритетах. В то время как умение говорить, слушать и понимать, анализировать ситуацию и ориентироваться в системе интересов, разбираться в причинах и представлять себе последствия, в том числе собственных действий и решений — всему этому не учат в школе. Для большинства подростков школа — удушливое место, по самую крышу накачанное догматизмом и пафосом. А семья — место, где их не принимают всерьез.

Стоит ли удивляться, что им так нравится Зе? Это же карнавал. Праздник непослушания. Камон, пипл, "сделаем их еще раз"!

Но тех, кто за молодежной поддержкой Зеленского уже готов видеть абрисы будущего Зе-югенда, построенного по типу кремлевских "Наших", я сейчас успокою. Для построения настоящего югенда Зеленскому не хватает пафоса. Какие свершения и приключения он может предложить? Какой "майнкампф" выдать в качестве предмета для подражания?

Но главное, никто не ставит перед собой таких целей. Дети ходят в футболочках и кепочках. Среди тех, кто раздает газетки и сидит в палатках, вероятно, найдутся и несовершеннолетние. Но в этом нет ни толики идеологии. Просто нанимать детей выгоднее, чем взрослых. Старшеклассники и студенты училищ согласны работать за меньшее. Для них это летняя подработка. Как в "Макдональдсе".

Так ведь и отечественная политика на том уровне, на котором она оказалась сейчас, мало чем отличается от "Макдональдса". И это, пожалуй, худший урок политологии, который получают в данный момент девочки и мальчики в зеленых футболках.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество