• USD 26.9
  • EUR 31.7
  • GBP 37.3
Спецпроекты

"Хорватский" сценарий. Ратифицирует ли Украина Стамбульскую конвенцию в этом году

К концу 2021 г. Украина может ратифицировать документ Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин и домашнего насилия — Стамбульскую конвенцию. Однако не в том виде, в котором он существует в странах ЕС

Марш женщин в Киеве
Марш женщин в Киеве / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

В 2011 году Украина подписала Стамбульскую конвенцию одной из первых и участвовала в создании ее текста, однако ратификация документа в нашей стране все еще не состоялась. В резолюции от 2018 г. Европарламент призвал государства-подписанты ратифицировать документ. Летом 2019 г. партия "Слуга народа" заявляла, что ратификация конвенции будет одним из первых законопроектов, которые рассмотрит парламент.

В феврале 2020 г. петиция о ратификации Стамбульской конвенции набрала более 26 тыс. голосов из необходимых 25 тыс. В мае того же года президент Владимир Зеленский пообещал вынести документ на рассмотрение парламента. Однако этого до сих пор не произошло.

За год в Украине от домашнего насилия погибают около 600 женщин, судебные процессы тормозятся, а дети стабильно звонят на горячие линии из-за избиения родителями. Пандемия COVID-19 продемонстрировала, что каждая третья семья сталкивается с разными формами насилия — физическим, психологическим, экономическим и сексуальным. В 2020 году было зафиксировано более 211 тыс. обращений о насилии в семье.

Руководительница Постоянной делегации Верховной Рады в Парламентской ассамблее Совета Европы Мария Мезенцева рассказала «ДС», что парламент может ратифицировать Стамбульскую конвенцию в следующем политическом сезоне (осенью или зимой), так как Украина достигла значительного прогресса в переговорах. Однако из-за консервативности украинского общества процесс будет происходить по так называемому "хорватскому" сценарию. «ДС» поговорила с депутатами и экспертками, чтобы разобраться, есть ли шансы, что конвенцию в Украине все же ратифицируют в ближайшее время.

Что такое Стамбульская конвенция

Конвенция Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин была подписана в мае 2011 года в Стамбуле. Первой страной, которая ратифицировала документ, стала Турция. После нее Конвенцию подписали еще 33 страны. Документ вступил в силу 1 августа 2014 года.

Государства-подписанты обязались принимать меры по предотвращению насилия над женщинами, а также для защиты жертв насилия и преследования агрессоров по закону. Целью конвенции, в частности, является "окончание безнаказанности преступников". Документ осуждает все формы домашнего насилия и отдельно — насилие в отношении женщин. Он признает равенство между женщинами и мужчинами "де-факто и де-юре" и то, что равенство является ключевым элементом в предотвращении насилия.

Реклама на dsnews.ua

Признавая "структурный характер насилия по гендерному признаку", страны-подписанты договорились:

  • защищать женщин от всех форм насилия;
  • уголовно преследовать и ликвидировать насилие;
  • способствовать ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и поощрению подлинного равенства между женщинами и мужчинами, в частности путем предоставления женщинам самостоятельности;
  • разрабатывать всеобъемлющие рамки, политику и меры по защите всех жертв насилия и оказанию им помощи;
  • поощрять международное сотрудничество в целях ликвидации насилия;
  • обеспечивать поддержку и помощь организациям и правоохранительным органам для комплексного подхода в ликвидации насилия.

В документе отмечается, что конвенция применяется и в мирное время, и в ситуациях вооруженного конфликта.

Противники конвенции утверждают, что в Украине уже приняты похожие внутренние законы, поэтому ратификация документа не имеет смысла. В частности, речь идет о законе "О предотвращении и противодействии домашнему насилию" от 2019 года. Однако принципиальная разница - в слове «международный», ведь ратификация конвенции позволит работать мировым инструментам, благодаря которым она действительно будет иметь силу, в отличие от внутренних кодексов, где жертва насилия может полагаться только на настроение, мнение, позицию и желание работать по закону сотрудника полиции. Ратификация конвенции исключает личностный фактор и открывает возможность для работы международных наблюдателей в судебных процессах, которые должны не допустить халатного отношения компетентных органов к случаям насилия.

Цель Стамбульской конвенции — это не только защита женщин, но и остановка всего гендерно обусловленного насилия, в частности, насилия на основании гендерной идентичности и сексуальной принадлежности. Поэтому среди противников ратификации документа есть немало религиозных организаций и церквей. "Почему до сих пор не ратифицировали Стамбульскую конвенцию? Из-за одного единственного слова — "гендер", которое очень и очень пугает наших депутатов и церковь", — сказала в комментарии "ДС" гендерная експертка Валерия Зубатенко. С ней соглашается и Мария Мезенцева. По ее словам, хотя Совет церквей и является "сторонником борьбы с насилием и противодействия ей", он не воспринимает слово «гендер» и все, что с ним связано в любом проявлении. "Они видят в слове гендер не социальные роли, а "дальнейшую потенциальную легализацию однополых семей и создание гендерных программ обучения".

Скандалы вокруг конвенции в соседних странах

В 2020 году Национальная ассамблея Венгрии приняла политическую декларацию, в которой призвала правительство не идти дальше в присоединении к конвенции и лоббировать ЕС сделать то же самое. Декларация была принята 115 голосами "за", 35 депутатов выступили "против", еще три воздержались. На фоне этих событий Венгрия приняла закон, запрещающий трансгендерам менять пол в документах, а в июне этого года руководящая националистическая партия Венгрии "Фидес" премьера Виктора Орбана представила закон, запрещающий контент, который, по ее мнению, пропагандирует гомосексуальность и смену пола среди несовершеннолетних.

В том же году в Польше общественный комитет законодательной инициативы "Да семье, нет гендеру" подал в Сейм страны инициативу о выходе из Стамбульской конвенции. Министр юстиции Збигнев Зибро заявил, что этот документ "вредный", поскольку требует от школ "обучать детей гендеру". Европа осудила это решение, заявив, что "насилие не является традиционной ценностью" и выход из Стамбульской конвенции был бы весьма печальным и серьезным шагом назад в деле защиты женщин от насилия в Европе. Впоследствии правящая партия Польши "Право и справедливость" дистанцировалась от предложения министра, заявив, что не все члены коалиции высказались за это.

Уже в 2021 году со Стамбульской конвенции вышла вышла Турция. Министр по делам семьи, труда и социальных служб Зехра Зумрут Сельчук заявила, что "права женщин гарантированы внутренним законодательством Турции". Ранее представители Партии справедливости и развития, возглавляемой Эрдоганом, заявляли о необходимости пересмотра документа, ведь "он поощряет развод, продвигает культуру ЛГБТ и, таким образом, противоречит ценностям Турции". Такое решение вызвало акции протеста по всей стране.

"Хорватский" сценарий

Мария Мезенцева рассказала «ДС», что ратификация Стамбульской конвенции может быть проголосована в следующем политическом сезоне (после летних каникул) — осенью или зимой. "Мы встречались с достопочтенным генеральным секретарем (Марией Пейчинович-Бурич из Хорватии — «ДС»), которая в дебатах о Стамбульской конвенции в своей речи отдельно отметила прогресс Украины. Если раскрывать все секреты — мы будем идти, скорее всего, по чему-то вроде "хорватского" сценария", — рассказала Мезенцева.

По ее словам, это означает, что Украина примет определенный дополнительный документ, который будет касаться трех пунктов:

  • определять, что страна понимает и оставляет значение слово "семья", определенное законодательством;
  • содержать объяснение того, почему конвенция не нарушает Конституцию;
  • содержать разъяснения, что имплементация конвенции не означает внедрение гендерной идеологии (имеются в виду легализация однополых браков и изменения в программы образования).

Мезенцева напомнила, что 2 июня в Раде было создано межфракционное депутатское объединение "За ратификацию Стамбульской конвенции", которое возглавил председатель Комитета ВР по вопросам внешней политики и межпарламентского сотрудничества Александр Мережко. Сейчас Мезенцева вместе с вице-премьером по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольгой Стефанишиной нарабатывают дополнительный документ, который будет определять эти критерии. В то же время, в Украине планируют сохранить положение конвенции о мониторинговых инструментах на судебных процессах относительно жертв насилия и их обидчиков. По мнению Мезенцевой, такой документ должен аннулировать любые претензии.

Мезенцева отметила, что документ в Раду, скорее всего, будет вносить президент Владимир Зеленский. На вопрос, может ли в Украине Стамбульская конвенция быть принята не в том виде, в котором она существует в ЕС, депутат ответила, что конвенция — международный документ и его нельзя переписывать, ведь тогда он не будет работать. "Но Украина примет опыт Хорватии, которая также является страной с достаточно сильными религиозными видениями", и пойдет по этому пути. Мы кладем на бумагу то, что и так есть в Стамбульской конвенции, но развенчиваем три важных мифа о том, что документ не противоречит Конституции, не имеет оговорок относительно понимания гендерной идеологии и не имплементирует иного толкования семьи", — пояснила она.

"Ведь аргумент Совета церквей: "Вы вводите однополые браки". Мы открываем конвенцию, этого там нет. Они говорят: "Мы переживаем относительно этого в будущем". Если мы будем так волноваться о будущем каждого законопроекта — ничего не сможем проголосовать", — отметила Мезенцева. По словам депутата, рабочая группа работает понимает, что не ратифицировать конвенцию — не вариант. "И мы пытаемся достичь понимания с церквями, чтобы они не устраивали митинги под Радой и не дезинформировали общество", — пояснила она.

Мезенцева также рассказала, что депутаты проговаривали с Минобразования момент внедрения в школах факультатива, который будет касаться "политики равных возможностей" для, например, девочек, которые хотят работать в IT, и ребят, которые хотят стать художниками. "Это борьба со стереотипами и расширение возможностей для детей. Это не имеет ничего общего с однополыми браками. Поэтому мы пропишем гендерную идеологию и заберем недовольство Совета церквей, с которой мы встречались в начале июня", — добавила депутат.

В то же время Валерия Зубатенко уверена, что переписать сам текст конвенции не удастся. "Если же Стамбульская конвенция будет ратифицирована, но без слова «гендер» или с каким-то очень узкообозначенным понятием так называемой "традиционной семьи", с определением брака как союза между мужчиной и женщиной - это не сможет считаться ратификацией Стамбульской конвенции, поскольку это ее суть. Я уверена, что гражданское общество не позволит ратификации в таком виде", — подчеркнула она.

Хватит ли голосов

Мария Мезенцева сказала, что время принятия конвенции будет зависеть от результатов процедуры предварительного подсчета голосов, который был запущен межфракционным объединением среди депутатов по электронной почте. В письмах депутаты анонимного отвечают, проголосовали бы они "за" ратификацию Стамбульской конвенции, "против" или воздержались бы. "Это сделано для того, чтобы мы понимали, с кем доработать и кому растолковывать позицию. Уверена, такой путь является самым приемлемым, чтобы мы, как страна-соавтор конвенции, наконец ратифицировали ее", — сказала Мезенцева.

Она также считает, что очень консервативных нардепов остается немного, ведь "даже во фракции ОПЗЖ поддерживают Стамбульскую конвенцию". Однако несмотря на то, что депутаты поддерживают конвенцию, некоторые из них них будут голосовать против нее "по линии партии". "Есть разница между персональными взглядами и партийными, и даже в партии "Европейская солидарность", которая поддерживает европейские взгляды, есть мужчины-депутаты, которые не собираются поддерживать ратификацию конвенции", — рассказала она.

Валерия Зубатенко считает, что шансы на ратификацию конвенции до конца года можно приравнять к вероятности встретить динозавра на улице. "С одной стороны, может случиться что угодно, а с другой — может и не случиться. В то же время, сейчас я не вижу предпосылок для ратификации конвенции именно сейчас в том виде, в котором она есть", — сказала гендерная экспертка. По ее мнению, все зависит от реакции и инициативы «сверху», ведь импульсов и действий, которые идут «снизу» от гражданского общества более чем достаточно. "Если будет директива "сверху" - конвенцию ратифицируют, не будет — значит нет", — добавила Зубатенко. При этом, по ее словам, если позицию поддержит правящая партия, Стамбульскую конвенцию все же ратифицируют.

Член постоянной делегации Украины в ПАСЕ в Верховной Раде Леся Василенко настроена менее оптимистично. "Я очень надеюсь на ратификацию и буду прилагать максимум усилий для того, чтобы это произошло, и проводить соответствующие разъяснительные работы с коллегами и различными общественными деятелями, но мне бы хотелось, чтобы с таким же энтузиазмом проходило голосование в парламенте. Но есть в этом большие сомнения", — призналась она в комментарии «ДС».

По мнению Василенко, "перспектива и предпосылки" ратификации всегда есть, но вопрос в том, подкреплены ли они голосами. "Предыдущая практика показывает, что когда дело доходит до голосования — очень сильно активизируются силы в украинском обществе, которые по непонятным для меня причинам выражают категорическое "нет", а поскольку депутаты являются избранниками народа и представляют его интересы, то и голосуют они соответственно", — пояснила она. При этом нардеп считает, что ратифицировать конвенцию следовало еще несколько лет назад, а задача сознательных народных депутатов не только в том, чтобы Украина двигалась по пути евроинтеграции, но и чтобы наша страна защищала равные возможности для всех граждан. "Наша задача — сделать так, чтобы ратификация состоялась в ближайшее время", — подчеркнула она.

    Реклама на dsnews.ua