• USD 27
  • EUR 32.8
  • GBP 38.2
Спецпроекты

Год пандемии. Топ-5 причин, почему Зеленский не мастер спорта по борьбе с коронавирусом

Год назад, 20 мая 2020 г., Владимир Зеленский назвал себя и премьер-министра Дениса Шмыгаля "мастерами спорта по борьбе с коронавирусом". Однако на такое звание чиновники вряд ли заслуживают

Украина официально переживает третью волну COVID-19
Украина официально переживает третью волну COVID-19 / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

"Мы боремся вместе с COVID-19, и я вижу, что мы честно, как минимум в этом направлении, мы мастера спорта по борьбе с коронавирусом. Я в этом уверен. Возьмите статистику", — заявил Зеленский год назад, подводя итоги первого национального локдауна. Тогда же он призвал не сравнивать Украину с другими странами Европы или мира, где есть похожая территория и население, ведь, "согласно статистике, мы одни из лучших, потому что вовремя все сделали и правильно, не ждали всех контрактов от Минздрава, наполняли, как могли все сети и все больницы ". Тогда же президент сказал, что то, начнется ли вторая волна коронавируса, не зависит от государства, и выразил надежду, что Украина выйдет из карантина за месяц.

Сегодня Украина официально переживает третью волну COVID-19, хотя некоторые эксперты с этим не согласны и настаивают, что продолжается вторая. Так или иначе, за время пандемии страна пережила несколько жестких локдаунов, были отправлены в отставку три министра здравоохранения — Зоряна Скалецкая, Илья Емец и — 18 мая этого года — Максим Степанов, кампанию по вакцинации можно считать проваленной, а медики жалуются на неприемлемый протокол лечения от коронавируса и недостаточное количество кроватей с кислородом в больницах. «ДС» вспомнила, как за год от громкого заявления президента изменилась ситуация с пандемией коронавируса в Украине.

Без тестов, но с закрытыми границами

Комиссия независимых экспертов по вопросам готовности и реагирования на пандемию Всемирной организации здравоохранения 13 мая обнародовала свои выводы по борьбе мира с коронавирусом. Согласно им распространения болезни можно было предотвратить, если бы ВОЗ объявила глобальную чрезвычайную ситуацию на международном уровне раньше, чем 30 января 2020 г. Взамен страны не приняли соответствующие меры, чтобы остановить распространение вируса, даже после объявления ЧС, а Европа и США потеряли весь февраль и начали действовать лишь тогда, когда в больницах стало не хватать мест.

Год назад Украина вместе со многими странами Европы объявила первый жесткий локдаун. Были приняты довольно решительные запретительные меры — три месяца страна жила в условиях отсутствия сообщения между регионами, остановки общественного транспорта, удаленной работы, закрытых магазинов (всех, кроме тех, что торгуют товарами первой необходимости) и без массовых развлекательных мероприятий. Однако это время не было использовано для надлежащей подготовки медицинской системы к пандемии. 19 марта 2020 г. тесты на коронавирус в Киеве делала только Александровская больница и ее охраняла Национальная гвардия, впоследствии экспресс-тесты стоимостью 320 грн появились на площадке публичных закупок Prozorro и с тех пор очень медленно и в небольших количествах распространялись по стране. Уже тогда начинались разговоры, что экспресс-тесты не слишком эффективны, а надежнее проверяться ПЦР. Всю прошлую весну в Украине фиксировали мало случаев коронавируса — до тысячи в многомиллионном государстве, но эту цифру можно объяснить не только низкой заболеваемостью, но и мизерным количеством тестов, которые имели лаборатории и больницы в своем распоряжении. В то время мировые эксперты говорили, что побороть пандемию можно, введя массовое тестирование населения и отслеживания контактов, однако в Украине этого сделано не было.

16 марта 2020 г. Украина закрыла границы для иностранцев на срок до двух недель, а 15 апреля Кабмин дополнительно закрыл 10 контрольно-пропускных пунктов. 20 мая правительство открыло границы с ЕС и Молдовой, а границы с Россией и Беларусью продолжили работу в ограниченном режиме. Собственных граждан Украина впускала без проблем, однако плохая коммуникация привела к тому, что на границах с Польшей образовались огромные скопления людей и очереди из работников, которые пытались вернуться домой. Власть в соцсетях всячески пиарила дополнительные меры на границах, как-то температурный скрининг и обязательное ношение масок, из-за отсутствия тестов никого не проверяли на коронавирус. Принудительная самоизоляция или тестирования на въезде в страну в первые месяцы пандемии введены не были.

В начале апреля 2020 г. Кабмин запретил украинцам гулять в парках и скверах и обязал носить маски в общественных местах (помещение, транспорт, остановки). Но масок в аптеках было не найти, а там, где средства индивидуальной защиты можно было приобрести, они резко взлетели в цене — за одну маску надо было потратить от 30 грн. В то же время для надлежащей защиты маски надо было менять каждые 2-4 часа. Очевидно, что правильного режима ношения маски придерживались далеко не все. Полиция была наделена полномочиями штрафовать нарушителей, но делалось это крайне избирательно.

Реклама на dsnews.ua

"Велюр" и непрозрачные тендеры

За год украинцы наблюдали немало скандалов. 27 апреля выяснилось, что киевский ресторан "Велюр", который принадлежит народному депутату от партии "Слуга народа" Николаю Тищенко, продолжал работать, несмотря на карантин, только для высокопоставленных гостей. Нардеп ответил, что готов заплатить штраф, если ресторан действительно нарушил закон, но в итоге эта история закончилась ничем.

Также во второй половине апреля госпредприятие "Медицинские закупки" обвинило Министерство здравоохранения в проведении непрозрачного тендера на приобретение защитных костюмов для врачей, которые оказались дороже на 40% от реальной цены. Депутат от "Голоса" Александра Устинова утверждала, что экс-министр Илья Емец пытался закупать защитные костюмы для врачей в обход системы ProZorro и не через международные организации, однако Емца уволили и ситуацию удалось частично исправить — часть денег потратили на закупку костюмов через международные организации. Впоследствии под руководством уже Степанова Минздрав договорился с украинским производителем о закупке костюмов по цене 245 грн за штуку, или на 40% дешевле, за счет большой партии товара. Всего за 90 000 костюмов государство должно заплатить 22 млн грн. "То есть общая экономия составила бы 13,7 млн грн. На эти деньги дополнительно можно было бы закупить еще 50 тыс. костюмов для медиков", — посчитала Устинова.

10 мая прошлого года главный санитарный врач Виктор Ляшко, который, вероятнее всего, заменит Степанова на должности министра здравоохранения, заявил, что парки и скверы на период карантина в Украине закрывали не столько для влияния на эпидемиологический процесс, как для психологического давления на людей. "Благодаря этому психологическому эффекту у людей появилось чувство опасности и необходимости соблюдения карантинных мероприятий, которые внедряло правительство", — сказал Ляшко. Эти слова еще больше подорвали доверие украинцев к власти, ведь получилось, что вместо того, чтобы закупать тесты, концентрироваться на компетентном лечении людей от коронавируса, обеспечении эффективного карантина и приемлемых компенсаций медикам, власть занималась запугиванием.

3 июня Зеленского в компании Ляшко поймали на публичном нарушении карантина в Хмельницком — президент без маски сидел в кафе за одним столом с пятью людьми, а Ляшко за этим наблюдал. Согласно тогдашнему правительственному постановлению помещения заведений должны были открыться с 5 июня. Ляшко назвал поступок делегации "инспекцией готовности ресторанов к их ослаблению", что вызвало еще большую критику в его адрес.

Мечты об украинской вакцине

Осенью 2020-го министр Степанов заговорил о разработке украинской вакцины и то, что она уже даже прошла испытания на живых клетках. "Этот препарат является кандидатом на вакцину. Ученые получили достаточно устойчивый результат по выработке антител организмами животных после применения препарата", — говорил чиновник в октябре.

Он называл вакцину "перспективной", Зеленский — "уникальной", но в итоге к клиническим испытаниям дело не дошло. Эпидемиолог и доктор медицинских наук Михаил Фаворов, который владеет компанией, которая должна была разрабатывать украинскою вакцину, рассказал "ДС", что "средства на нее не были выделены". В Европе разработка одного препарата стоит до миллиарда долларов, тогда как украинский Минздрав надеялся сделать вакцину от коронавируса за 100-150 млн грн.

Степанов признавал, что Украина не имеет необходимых мощностей для создания вакцины, препарат создавался в биолабораториях Турции и США. Однако это не помешало министру 8 апреля 2021 г., когда почти все средства с ковид-фонда были потрачены, а общество и политики начинали говорить о проваленной закупке вакцин, заявить, что создание собственного продукта является "вопросом национальной безопасности". Ученые ответили министру, что Украина не выпускала вакцины уже 30 лет, индустрия потеряна, наука находится в упадке и министру следует задуматься о том, как спасти вакцинацию иностранными препаратами и проинвестировать в отечественные биолаборатории и исследования, чтобы быть среди игроков на рынке вакцин во время следующей пандемии.

Провал кампании по вакцинации

Сначала из-за нехватки средств украинское правительство возлагало главные надежды на услуги мировой инициативы Covax, потом, когда стало понятно, что квоты Covax Украине не хватит, Кабмин обратился к международной компании-посреднику Crown Agents, заключил договор на покупку китайской акцины с низкой эффективностью и попросил Китай помочь ее экспорту. 24 февраля Украина стала 95-й страной, в которой началась вакцинация от COVID-19, когда в Украину прибыли первые партии AstraZeneca (Covishield) производства индийского предприятия Serum Institute.

Теперь, когда в Европе полным ходом идет вакцинация, Украина не может похвастаться даже миллионом вакцинированных граждан — на 19 мая одной дозой привили 994 661 украинцев, двумя — 37 315 человек. За сутки 18 апреля в шести регионах Украины не было сделано ни одной прививки от коронавируса. Похожая ситуация возникала и в Киевской области, когда за одни из апрельских выходных ни одного человека не вакцинировали. 20 мая ЕС решил открыть границы для полностью привитых туристов, однако для украинских путешественников это решение Евросоюза пока мало что значит: даже те несколько десятков тысяч вакцинированных пока не смогут получить сертификаты о вакцинации по признанному ЕС образцу.

Еще до начала вакцинации Минздрав представил дорожную карту, по которой в первых очередях получают прививки медики, работающие с больными на ковид, военные, пенсионеры и социальные работники. Все остальные должны записываться в очередь на вакцинацию в приложении "Дія" — по состоянию на середину мая желающих собралось более 600 тыс. Вскоре выяснилось, что для граждан, мечтающих вакцинироваться, также есть выход сделать это раньше: привиться остатками вакцинами в ближайшем пункте прививки. Сейчас украинцев прививают тремя вакцинами — AstraZeneca (индийская Covishield и корейский — AstraZeneca-SKBio), американская Pfizer и китайская CoronaVac.

Однако не все так просто. В одном из пунктов прививки "ДС" пояснили, что направление на вакцинацию остатками сначала нужно получить у семейного врача, а если у вас такого нет — заключить декларацию и ждать, что ваш врач вам поможет.

Экс-исполнитель обязанностей руководителя "Медзакупок" Виктор Нестуля считает, что в Украине затянулась закупка вакцин от COVID-19 из-за политического конфликта и попытки Минздрава взять под свой контроль приобретения препаратов. Помешало также законодательство, поскольку за ним Украина может закупать только зарегистрированные на территории страны лекарства и вакцины, поэтому законы пришлось корректировать под ковид-препараты, но процесс был недостаточно быстрым. Нестуля рассказал, что начало переговоров о закупке вакцины для Украины началось только осенью 2020 г., хотя они могли вестись и раньше, по крайней мере с Covax. При этом многие другие страны вели переговоры еще с весны 2020 г., задолго до третьих стадий клинических испытаний вакцин. Эксперт отметил, что и соответствующий бюджет на вакцины появился в Украине лишь в конце декабря 2020-го, тогда как средства из Фонда борьбы с коронавирусом тратились на строительство дорог.

На фоне обвинений в провале вакцинации и в целом борьбы с коронавирусом депутаты несколько раз собирали подписи за отставку Максима Степанова. В конце апреля им удалось собрать необходимые более 150 подписей, а 18 мая министра отправили в отставку. Степанова также критиковали за низкий уровень охвата населения Украины тестированием на COVID-19 и инициированные министерством карантинные ограничения, каждый час вопросов к правительству в Верховной Раде превращался в час вопросов только к главе Минздрава. Премьер Шмыгаль заметил, что работа Степанова на должности министра была обозначена "провалившимися задачами, которые нельзя игнорировать".

Теперь Степанова на должности министра здравоохранения должен заменить его заместитель Виктор Ляшко. Председатель парламентской фракции "Слуги народа" Давид Арахамия рассказал, что только выглядело, что Степанов и Ляшко работали вместе, тогда как на самом деле — занимались параллельными процессами. Например, по его словам, Степанов не допускал Ляшко к вопросу вакцинации. Своей миссией на должности Ляшко назвал борьбу с коронавирусом, увеличение темпов вакцинации и качественную подготовку медицинской системы к новым волнам COVID-19. "Я обещаю, что в летний период мы сделаем более 10 млн прививок, это 5 млн привитых украинцев", — заявил Ляшко.

Чего за год достиг мир

В мире вирус убил более 3,4 млн человек и заразил более 164 млн. С вакцинацией также не везде все гладко: каждой стране есть за что покритиковать свои министерства здравоохранения и ответственных лиц. Например, ВОЗ называла вакцинацию в Европе "недопустимо медленной", заявляла о недофинансирования плана реагирования на COVID-19 и то, что почти десяток стран, преимущественно африканских, до сих пор ждут на получение вакцин против коронавируса. Кроме того, неравномерное распределение COVID-вакцин в мире в организации считают "шокирующим дисбалансом".

ЕС договаривался о закупке вакцин от COVID-19 еще с лета 2020 г., правительство США сотрудничало с частными фирмами и инвестировало в создание препаратов, а Канада привлекла военных в организации вакцинации. Так, Евросоюз еще в начале пандемии создал "механизм группового контрактирования", за которым подписывались закупки не только на вакцины, а например, на маски, костюмы, ИВЛ — одним пакетом. Также велись групповые переговоры с производителями вакцин. Так как ЕС оперативно отреагировал на необходимость договариваться о препаратах, сейчас цены на вакцины для него одни из самых низких в мире — от двух долларов за дозу, тогда как средняя цена для Украины составляет $7.

Пока министр Степанов ссорился с "Медзакупками", США запустили программу под названием Warp speed, которая предусматривала чрезвычайную скорость разработки и государственно-частное партнерство. С компаниями, которые не входили в эту программу, правительство США подписывало обычные закупочные соглашения. В общем о закупке вакцин оперативно смогли договориться совершенно разные правительства — от богатых США и Канады к значительно более бедных африканских, азиатских или балканских стран.

Хотя в украинской борьбе с пандемией было задействовано много людей, обстоятельств, экономических факторов, Зеленского и Шмыгаля трудно назвать "мастерами спорта по борьбе с коронавирусом". Учитывая смертельные цифры, сейчас так не могут себя назвать должностные лица ни одной из стран мира. Самоуверенность украинской власти, ее хаотические действия и их последствия привели к более 50 тыс. официально зарегистрированных летальных случаев. Остается надеяться, что вместо пустого пиара власть станет выбирать более взвешенные решения для борьбы с пандемией.

    Реклама на dsnews.ua