• USD 27.2
  • EUR 32.4
  • GBP 37.9
Спецпроекты

Торговая битва за Азию. Смогут ли ЕС и США сдержать Китай с помощью Индии

Коллективный Запад начинает битву за Индию, которая может оказаться решающей в более грандиозной битве за Азию и в конечном итоге – за весь мир. Первые контуры этой стратегии начинают проявляться уже сейчас

Европейцы оценивают свои выгоды от заключения ЗСТ с Индией в 8,5 млрд евро в год
Европейцы оценивают свои выгоды от заключения ЗСТ с Индией в 8,5 млрд евро в год / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Союз против

Который год Европа и Индия ведут переговоры о создании зоны свободной торговли (ЗСТ), а также о более тесном политическом сотрудничестве, пытаясь найти взаимовыгодные форматы. Сейчас к этой непростой задаче добавилась тема «альтернативного Шелкового пути» в противовес китайскому проекту «Один пояс и один путь». В частности, издание Financial Times недавно сообщило, что Индия и ЕС могут усилить сотрудничество в сфере энергетики, цифровой экономики, логистики и транспорта, а также защиты окружающей среды. Детали будущего соглашения активно обсуждались на онлайн-саммите, который был организован Брюсселем и Нью-Дели в мае этого года.

Несмотря на все заявления о том, что это было обсуждение pro, все понимали, что главный акцент встречи – contra. И «контра» направлена против Китая: его экономической, торговой и инвестиционной экспансии. К сожалению, для Запада его увлечение «Кимерикой» (синтез американских инвестиций и технологий и китайских производственных возможностей) зашло слишком далеко, чтобы Поднебесную можно было просто «обнулить» без катастрофических последствий для мировой экономики, особенно для развивающихся стран Азии. «Китайский проект», который задумывался в США в 1980-х в качестве ослабления СССР, очень быстро из антиидеологического концепта превратился в удобный и выгодный формат сотрудничества, когда американцы инвестировали, китайцы производили, американцы и европейцы потребляли, китайцы вкладывали заработанное в долговые инструменты Запада и прочие активы, например в недвижимость. В формате «конца истории» Френсиса Фукуямы подобный синтез казался геополитически нейтральным — «экономика и ничего больше экономики».

На кнопку «стоп» можно было нажать еще в начале нулевых, когда удельный вес Китая в мировой экономике составлял примерно 5%. Но затем последовала череда глобальных кризисов, и Америке было явно не до Поднебесной. Более того, из каждого кризиса Пекин выходил более устойчивым к внешним шокам, не исключая и текущий пандемический…

Апофеозом китайского доминирования стало создание Всестороннего регионального экономического партнерства (ВРЭП) – осевого азиатского торгового соглашения в виде 10 стран АСЕАН плюс Китай, Австралия, Новая Зеландия, Япония и Южная Корея. Подписание ВРЭП произошло в традиционном для наших дней онлайн-режиме, аккурат под выборы президента США, когда Вашингтон был больше озабочен обороной Капитолия нежели Великой китайской стеной.

Китай уже создал Фонд Шелкового пути, который должен содействовать продвижению его товаров и осуществлять инфраструктурные и портфельные инвестиции в странах – участницах проекта. Общий размер фонда составляет порядка $40 млрд. Кроме того, в 2014 г. в Китае был учрежден Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), который создаст региональную конкуренцию Всемирному банку. Участниками этой международной финансовой структуры, отвечающей за финансовое наполнение проекта, уже стали на данный момент 84 страны (практически вся Азия и наиболее развитые страны ЕС). Инвестиционный и кредитный портфель банка в ближайшие годы может составить порядка $100 млрд. Этот финансовый проект многие эксперты уже успели назвать китайским аналогом МВФ.

Но как правильно можно «вырубить» Китай без серьезных последствий для мировой экономики? Китай на данный момент выполняет ряд важных функций, формирующих современную модель глобализма: обеспечение коллективного Запада дешевыми потребительскими товарами; стимулирование роста мировой экономики, в том числе в качестве потребителя сырья; системные инвестиции в азиатские и африканские страны. Нарушение каждого из указанных элементов чревато системной дестабилизацией. Утрата дешевых китайских товаров – это усиление инфляции в ЕС и США. Падение китайской экономики – это крушение сырьевых рынков и стран, зависимых от экспорта сырья. Сокращение китайских инвестиций – это превращение пояса стабильности по маршруту Нового Шелкового пути в пояс нестабильности с соответствующими миграционными рисками.

Реклама на dsnews.ua

Переключиться на Индию    

ВВП Индии при почти такой же численности населения, как в Китае (1,3 млрд), равен $2,6 трлн, то есть подушевой доход составляет всего $2 тыс. в год ($6,2 тыс. по ППС). Простыми словами, у Индии впереди – очень длинная разгонная полоса с темпами роста ВВП на уровне свыше 5%. Она вполне может стать «новым Китаем» в части выполнения функций драйвера мировой экономики.

ВВП Индии в постоянных ценах и ИПЦ, %
Источник: knoema.ru

 

ВВП Индии в 2008-2020 гг.
Источник: knoema.ru

Сложности здесь могут возникнуть лишь при формировании новой модели развития, ведь неолиберальный дискурс в Индии никогда не был в мейнстриме. Учитывая лоскутность Индии, эта страна очень осторожно прибегает к стимуляторам роста, отдавая предпочтение инклюзивности и равномерности распределения ВВП.

Концепция развития, сформулированная премьером Нарендрой Моди, имеет три составляющие — снижение налогов, стимулирование экспорта и крупные инфраструктурные проекты. И все это на базе "триады доверия": бизнес доверяет государству, предприниматели – друг другу, а население – бизнесу.

В этом контексте попытки Запада превратить Индию в драйвер мирового роста на платформе трансформированного под местные условия неолиберализма может дать обратные результаты, хотя чисто теоретически Индия готова стать поставщиком на рынки ЕС и США дешевых потребительских товаров и выполнит данную задачу не хуже Китая.

Профицита инвестиций в Индии пока нет, и она не сможет финансировать «альтернативный Шелковый путь». Но деньги могут дать американцы и европейцы. Как заявил FT неназванный дипломат из ЕС: «У нас есть возможности скооперироваться и создать нужную почву для глобализации, основанной на партнерстве, которое было бы более привлекательным, чем предложение Китая. ЕС и его союзники скорее заинтересованы в создании альтернативы инициативе «Один пояс и один путь», нежели в том, чтобы позволить китайским инвестициям доминировать».

Таким образом, из трех ключевых задач Индия при правильно выбранной стратегии может реализовать две: стать новым мировым драйвером роста и поглотителем сырья, а также обеспечить ЕС и США дешевыми потребительскими товарами. А третью задачу – создание альтернативного китайскому пояса стабильности в Азии и Африке - Индия выполнит за европейские и американские деньги, перехватив таким образом функционал Поднебесной.

Тут как нельзя кстати пришелся тот факт, что Индию буквально в последний момент «оторвали» от вступления в ВРЭП, на чем настаивала Япония, опасаясь доминирования Китая. Поначалу в Дели склонялись к присоединению к торговому союзу, но в последний момент передумали, резонно решив, что два гиганта (Индия и Китай) не смогут сбалансированно расти в рамках одного проекта.

"Евриндия" или "Аминдия"

На майском саммите Индия и ЕС-27 договорились возобновить переговоры о создании совместной ЗСТ. И есть все шансы, что данное соглашение будет распространено на свободное движение инвестиций. Напомним, что торговое сотрудничество между Индией и ЕС находилось с 2013-го на точке замерзания: Нью-Дели отказывалась снижать заградительные пошлины и сокращать дотации местным производителям, а также не очень активно боролась за «патентную чистоту» с локальными компаниями по выпуску кроссовок Аdibas.

Европейцы уже оценили свои выгоды от заключения ЗСТ с Индией в 8,5 млрд евро в год. Обе стороны договорились начать сотрудничество по созданию «альтернативного Шелкового пути». И это не только усиление логистики и транспортных коммуникаций для перемещения индийских товаров в ЕС и европейских — в Индию. Речь идет о строительстве надрегиональных инфраструктурных проектов в странах Азии и Африки с целью выдавливания оттуда китайских инвесторов. К этому начинанию присоединятся Япония и США. 

Аналитики банка Standard Chartered сделали прогноз, согласно которому «доля стран в мировом ВВП должна в перспективе совпасть с их долей в мировом населении, что обусловлено конвергенцией ВВП на душу населения между развитыми и развивающимися экономиками». Это значит, что уже в ближайшие десять лет Индия может стать третьей экономикой мира после Китая и США. А темпы роста ВВП в Индии составят примерно 7-7,5% в год, тогда как в Китае данный показатель сократится до 5%.

Об альтернативном Новом Шелковом пути говорил и президент США Джо Байден на встрече с премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном: «Я предположил, что мы должны иметь, по сути, аналогичную инициативу, исходящую от демократических государств, которая поможет тем общинам по всему миру, которые на самом деле нуждаются в этой помощи».

Что же нас ждет на выходе: "Евриндия" или "Аминдия"? То есть европейский или американский формат кооптирования Индии? Скорее всего, синтез. Запад, по сути, заново открывает для себя Индию, и это уже не экзотика в стиле «Ост-индской компании».

Для США важно замкнуть вокруг Китая пояс из «стран сдерживания»: Япония, Южная Корея, частично признанный Тайвань, Вьетнам (с которым в Вашингтоне сейчас активно заигрывают, несмотря на непростую историю отношений), Австралия. Но ключевым элементом в этом поясе вокруг Китая должна стать именно Индия. А идеальный пазл – это еще и вовлечение в антикитайский союз Мьянмы (поэтому Запад давит на местную военную хунту). Дальше дело техники – точнее, защиты прав человека (уйгурская проблема, Тибет, Гонконг) и санкции – как производная данной политики, главная цель которых: экономическое, технологическое и военное ослабление Китая.

Для европейцев в данном формате главное не пострадать экономически и не спровоцировать в Азии и Африке появления «пояса нестабильности» вместо ослабленного экономическим давлением китайского Нового Шелкового пути, что чревато для ЕС миграционными рисками и экономическими потерями.

То есть стороны будут решать разноуровневые задачи: США – по изменению глобальной архитектоники мировой экономики и геополитического пасьянса в Азии, а ЕС – тактические цели плавного смещения роли драйвера развития и инвестиционного донора для ряда развивающихся стран с Китая на Индию (за счет финансовых фондов Европы, Японии, США и Британского Союза).

Платформой для подобного сближения будет атака на «пекинский консенсус» и концепт «союза самых больших демократических сил Европы, Азии и Америки», то есть ЕС, Индии и США в противовес суррогатной «суверенной демократии» Китая. Ключевой элемент, который будет «сбоить» в этой системе, – это непрогнозируемость для внутренней стабильности Индии высоких темпов экономического роста и неопределенность идеологической концепции (неолиберальный дискурс как элемент риска).

Второй шанс для Украины

Для Украины подобная глобалистика может обернуться как потерями (в случае неправильной адаптации к изменениям), так и шансами на развитие. Индия и Китай – наши крупнейшие торговые партнеры. Только с первой у нас миллиардный профицит в торговле, а со вторым – миллиардный дефицит. Индия не заваливает наш потребительский рынок своими товарами и при этом покупает не только аграрное сырье, но и украинскую промышленную продукцию. Мы могли бы сотрудничать в поставках турбин, реакторов, авиационной техники и ракетостроении (причем без одергиваний со стороны США). С другой стороны, в части военных заказов Индия сейчас ориентируется на РФ, которая наращивает поставки на индийский рынок и продукции сельского хозяйства. Сможет ли Запад заставить Индию отказаться от российского вектора в обмен на инвестиции? Вопрос открытый.

Китай в рамках Кимерики смог сыграть в свою игру, вполне возможно — удастся это и Индии в концепте "Аминдии".

С другой стороны, при заключении соглашения о ЗСТ между Индией и ЕС у нас открываются уникальные возможности по т. н. диагональной торговой аккумуляции с Индией (по аналогии с соглашением Пан-Евро-Мед). То есть индийские товары, например ткани, используемые в пошиве одежды в Украине с целью продажи в ЕС, будут считаться в части локализации как произведенные в нашей стране (требования по локализации для Украины установлены на уровне 30-40% по разным группам товаров). А у индусов появится возможность продавать в ЕС свои промышленные товары на базе комплектующих и узлов из Украины. Кроме того, у нас открывается окно по кросс-торговому сотрудничеству и огромный индийский рынок сбыта.

Усиление Индии и ослабление Китая – это программа коллективного Запада на ближайшие 10 лет, и нужно быть готовым к переформатированию базовых для нас сырьевых и товарных потоков. Из очевидного: рассчитывать на серьезные инвестиционные инъекции ЕС и США в этих условиях Украине не приходится, все съест "Аминдия". С другой стороны, прошляпив свое участие в Новом Шелковом пути Китая и отдав право «первородства» в качестве страны-хаба Беларуси, у нас открывается уникальная возможность взять убедительный реванш, став ключевым звеном на пути «альтернативного Шелкового пути» из Индии в Европу с сопутствующими инвестициями в нашу инфраструктуру и логистику. Это второй шанс для нашей страны.

    Реклама на dsnews.ua