• USD 28
  • EUR 33.7
  • GBP 39.1
Спецпроекты

Хватит о ПДЧ. Почему Зеленскому стоит перестать говорить о НАТО

План действий относительно членства в НАТО для Украины — не панацея от российской агрессии. Тем более что это дело отнюдь не ближайших месяцев

Флаг НАТО
Флаг НАТО / worldofweapon.wordpress.com
Реклама на dsnews.ua

Концентрация российских войск в оккупированном Крыму и вдоль украинских границ достигла уровня 2014-2015 гг. Такие данные российскому The Insider предоставила известная исследовательская группа Conflict Intelligence Team (CIT).

Развертывание Россией войск под боком у Украины той же численности, что и 7-8 лет назад, служит своего рода напоминанием-намеком для Киева на то, какие проблемы Москва способна создать украинцам.

Аналитики CIT с помощью сервиса отслеживания маршрутов железнодорожных вагонов по номерам, gdevagon, установили, что Россия перебрасывает к границам, в частности, 76-ю дивизию ВДВ из Пскова и 74-ю мотострелковую бригаду из Кемерово. Обе участвовали и в захвате Крыма, и в боевых действиях на Донбассе.

В любом случае, констатируют в CIT, наращивание Россией сил уж слишком интенсивно, чтобы объяснить его совместными с Беларусью учениями "Запад-2021", которые, к слову, состоятся почти через полгода; и осуществляется с целью оказать давление на Киев и на США.

Это, безусловно, масштабная провокация и инструмент давления, но действия России, безусловно, требуют соизмеримых ответных шагов, чтобы в дальнейшем подобные провокации стали невозможны. На Банковой решили не изобретать велосипед и, призывая союзников поддержать Украину, прибегли к многократно разыгранной карте: помогите нам, потому что враг опять у ворот, а о реформах поговорим после.

6 апреля президенту Владимиру Зеленскому позвонил генеральный секретарь Организации Североатлантического договора (НАТО) Йенс Столтенберг, чтобы заверить его в поддержке Украины Альянсом. "Мы остаемся преданными нашему тесному партнерству", — подчеркнул генсек НАТО.

Реклама на dsnews.ua

Зеленский же, в свою очередь, прямо заявил, что Украина привержена реформам в армии, однако одними реформами Путина не удержать, а вот предоставлением Украине Плана действий относительно членства (ПДЧ) в НАТО — можно.

"НАТО — это единственный путь к окончанию войны в Донбассе. ПДЧ станет настоящим сигналом для РФ", — убеждал Зеленский Столтенберга через свой Twitter-эккаунт. И это — несмотря на то, что буквально на днях получил предельно четкий месседж непосредственно от президента США Джо Байдена, который прямо сказал украинскому коллеге: реформы и борьба с коррупцией — прямой путь к евроатлантической интеграции Украины.

Казалось бы, какой смысл брать в НАТО страну, где есть проблемы с коррупцией, суды ручные, а внутренняя и внешняя политика — сплошь рефлексия? С этим посылом можно было бы согласиться, если бы не три большие "но". Первый: членом Альянса является Турция, несмотря на хронические проблемы с соблюдением норм демократии и прав человека. Но, допустим, это давнее исключение. А вот и остальные два: Албания, вступившая в Альянс в 2009-м, и Черногория, присоединившаяся в 2017-м. По индексу восприятия коррупции состоянием на 2020 год последняя — на 67 месте из 180, первая — на 104-м (Украина — на не очень далеком 117-м). В рейтинге Doing Business Черногория занимает 50 строчку из 190, Албания — 82 (Украина — 64). Так что разговоры о реформах и коррупции — это дымовая завеса, за которой скрывается настоящая причина, по которой наш ПДЧ-квест напоминает гонки Ахилла и черепахи. Причина эта все та же, что и в 2008 году: сопротивление западноевропейских континентальных членов Альянса — прежде всего, Германии, Франции, Нидерландов.

Возможно, украинский президент сделал вид, что не понимает этого систематического намека. Возможно, и в самом деле не понимает. А может быть, полагает, что "игра в Порошенко" и трансатлантическая риторика на третьем году президентства таки поможет завоевать симпатии патриотического лагеря. Потому что надеяться, что на фоне очередного обострения на востоке и кремлевской игры мускулами Запад, продолжающий рассчитывать на российские гешефты, все же пустит Украину на порог НАТО, по меньшей мере наивно.

Вашингтон, к слову, еще раз попытался донести до Банковой соответствующий месседж, озвученный Байденом, но слишком радостно (сознательно или по недомыслию — трудно сказать) переиначенный ОПУ и пресс-службой Зеленского. Комментируя разговор Зеленского и Столтенберга, пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки дипломатично отметила, что Соединенные Штаты не против членства Украины в НАТО, но это будет решать Альянс. Спикер Пентагона Джон Кирби, в свою очередь, вообще обошел стороной пассаж Зеленского о ПДЧ, выразив поддержку Киеву в связи со стягиванием российских войск к украинским границам.

Банковой сейчас важно понять и принять тот факт, что в экстренном порядке Украину в НАТО не примут. И, соответственно, пора перестать будоражить информационное пространство этой темой, сосредоточившись на рутинной работе.

Во-первых, Альянс — это структура, в которую входит множество стран с очень разнонаправленными интересами. Кто-то не питает иллюзий на счет Кремля, а кто-то, например, президент Франции Эммануэль Макрон, не считает зазорным вслух говорить о возобновлении диалога с Москвой. Поддержка Германией газпромовского проекта "Северный поток-2" — это значительный геополитический маркер официального Берлина. К слову, Турецкие и Южный потоки — тоже вполне очевидные мотиваторы миролюбия Анкары, Софии и Рима с Салониками.

Во-вторых, даже если бы Альянс единогласно решил все же предоставить Украине ПДЧ, его реализация растянется на годы. В то же время, российская войска сосредоточиваются у границ Украины уже сейчас — и в лучшем случае останутся там, по меньшей мере, до выборов в Госдуму.

Точечные контакты

Так что Киеву сейчас — разумеется, ни в коем случае не отказываясь от евроатлантической повестки дня — нужно сосредоточиться на выстраивании оборонных коммуникаций с Соединенными Штатами, Великобританией и соседями РФ по региону — скандинавскими странами, республиками Балтии, Финляндией и Польшей. Речь не обязательно о формальных союзах — даже от США статуса "ключевого партнера вне НАТО" мы можем не дождаться, а об углублении оборонного и военно-технического сотрудничества. Не стоит расчитывать, что они применят вооруженные силы для помощи Украине. Однако развитие связей с ними может помочь укрепить нашу обороноспособность, а в случае эскалации боевых действий — позволит Украине диверсифицировать поставки военного имущества, техники и боеприпасов. Не говоря уже о том, что сама формула союзничества со страной(странами)-членом НАТО приближает нас к зонтику коллективной обороны. Это работает в случае с Швецией (хотя в королевстве близость как таковая уже не считается достаточной гарантией безопасности). К слову, Стокгольм немало поработал над региональной оборонной архитектурой — причем как на двустороннем, так и на коллективном уровнях.

Еще один любопытный союзнический формат — региональный альянс при участии внерегионального игрока — в свое время неплохо зарекомендовал себя на Ближнем Востоке: речь о Багдадском пакте под патронатом Лондона — CENTO. Здесь, впрочем, есть риск, сопряженный с возможным нежеланием соседей Украины плодить сущности — хотя они скорее являлись бы дополнением НАТО, нежели альтернативой ему. Впрочем, и без этого Украине стоило бы развивать сотрудничество с ними в формате "танкового Шенгена" и ему подобных.

По неким причинам президент Зеленский не поднимает подобных вопросов. В итоге Киев сам загоняет себя в рамки безальтернативных решений, чреватые перспективой очередного тупика. Безальтернативный минский формат — более чем наглядный тому пример.

А прорабатывать такие возможности необходимо, поскольку диверсификация форматов оборонного сотрудничества, позволяет, кроме укрепления политических связей, диверсифицировать логистические цепочки — в первую очередь, речь о продукции военного и двойного назначения. И это второй элемент реагирования на действия Кремля — модернизация техники и поставки новой. И что еще важнее, эти поставки не должны прерываться в случае конфликта — здесь мы подходим к вопросу благонадежности партнера.

Возьмем для примера французские истребители Rafale производства Dassault, которые, как сообщил накануне Intelligence Online, Макрон намерен предложить Зеленскому купить во время предстоящего визита.

Здесь важно учитывать следующее.

Rafale — дорогое удовольствие, как и их обслуживание. Они обходятся куда дороже, чем F-16 или шведские JAS-39 Gripen.

У Франции ранее возникали проблемы с их продажей. В 2011 г. в Dassault вообще задумывались над прекращением их производства в 2018 г., если никто не соблазнится французским истребителем. К счастью компании, в 2014 г., партию в 24 истребителя заказал Египет, затем три дюжины заказал Катар (по 238 млн евро за единицу); Индия — 36 (14 уже получены, но судьба этого контракта в связи с коррупционным скандалом неясна). Однако еще больше тендеров Париж проиграл. И после заказов Индии, Катара и Египта последовало небольшое затишье, которое лишь в 2020 г. прервала Греция, став первой страной Европы, заказавшей Rafale. Интерес к этим истребителям проявляют Индонезия, Финляндия, Малайзия, Швейцария, ОАЭ, Хорватия, Ирак — но до реальных сделок еще очень далеко.

Нужны ли Украине Rafale? Возможно. Но, повторимся, нужно учитывать их дороговизну, сложности с освоением и логистикой. То же верно и в отношении американских F-15 или шведских JAS 39 Gripen, которые, как заявил 12 марта командующий ВВС Сергей Дроздов, может получить Украина. Но здесь есть один принципиальный нюанс: вероятность развития событий, при которых поставщик "передумает". А Франция, между тем, в прошлом так уже поступала. Тот же Израиль, к примеру, не понаслышке знает, что такое пацифизм à-la Parisien.

В первой половине прошлого века Париж активно помогал становлению государства Израиль, в том числе обеспечивая его военной техникой. Когда же Шарль де Голль резко изменил внешнеполитический вектор Франции в сторону сотрудничества с мусульманским миром, то в итоге во время Шестидневной войны 1967 г. французы ошарашили Израиль решением ввести эмбарго на поставки ему вооружений. Израиль от "миротворчества" Парижа спасли Соединенные Штаты.

Чрезмерная привязка к продукции французского (да и немецкого, к слову) ВПК может поставить Украину в аналогичное положение. Париж и Берлин в случае эскалации боевых действий Россией, на фоне синхронного выражения различных градаций обеспокоенности вполне могут ввести эмбарго на поставки вооружений в зону конфликта. С благой целью не разжигать — ну и не злить лишний раз Кремль. Такой сценарий тем более нужно принимать во внимание ввиду их недавнего призыва "к обеим сторонам конфликта" успокоиться и воздержаться от провокаций. Учитывая, что с хроническим дефицитом ряда принципиально важных позиций — от крупнокалиберных снарядов до запчастей — мы по-прежнему справляемся с трудом, Украине нужны надежные гарантии. И налаженные логистические маршруты — предусматривающие, помимо прочего, и услуги лояльных посредников. А в их число не входят ни Оман, ни Катар с ОАЭ. Президентские визиты в Вильнюс, Ригу, Таллинн, Варшаву, Стокгольм или Хельсинки, может быть, гораздо менее экзотичны и более скоротечны, но куда более важны.

    Реклама на dsnews.ua