• USD 39.5
  • EUR 42.2
  • GBP 49.1
Спецпроекты

Прадедывоевали. Зачем в МИД РФ вспомнили о взятии Парижа

Чем более определенно Франция демонстрирует намерение напрямую вмешаться в войну в Украине, тем больше истерит по этому поводу российский МИД 

Российские войска вступают в Париж. Карикатурист-современник уже тогда отметил привычку "освободителей" к мародерству
Российские войска вступают в Париж. Карикатурист-современник уже тогда отметил привычку "освободителей" к мародерству
Реклама на dsnews.ua

Могла ли Россия пропустить такую потрясающую дату, как 210 годовщина взятия Парижа союзными (!) войсками Шестой коалиции? Разумеется, не могла, и лавровский МИД разразился обширным заявлением. Правда, поскольку его авторы изучали историю России по пушкинскому "Бородино" в кратком пересказе Захара Прилепина, а историю международных отношений того периода и наполеоновских войн не изучали вовсе, текст, по обыкновению, вышел крайне убогим. Шестая коалиция и история капитуляции Наполеона, которого в Париже на момент его взятия не было, куда-то исчезли, остались только Александр I, французский гнёт, от которого Россия всех спасла, Венский конгресс, героические предки Путина, Лаврова и Захаровой и угрозы "нынешним западным правителям и новоявленным "наполеончикам", вновь грозящимся послать войска на восток". 

Собственно, ради угроз весь этот текст и был написан.

Обсуждать значимость России в европейской истории – занятие откровенно скучное. Если коротко, то во всех больших европейских войнах, и наполеоновских, и двух мировых веком позже, противостоящие стороны всегда использовали Россию как ресурс пушечного мяса и сырья. Так две конфликтующие уличные группировки прикармливают и науськивают на своих врагов имбецила с сильным телом, но без собственной воли и мозгов. Когда же Россия затевала что-то сама, как это было в Крымскую, или русско-японскую войну, она неизменно была позорно бита. Самые умные из её солдат, попав тем или иным образом в Европу, и даже в Японию, всегда старались избежать возвращения в объятия родины. В том же 1814 году, уже через несколько месяцев после взятия Парижа, русскую армию пришлось выводить из Франции с неприличной поспешностью. И всё равно из 150 тысяч ее состава не менее 40 успели дезертировать, не желая возвращаться в убогую победительницу. При Бородино на стороне Наполеона воевал целый корпус из русских перебежчиков – и это тоже повторялось снова и снова, во всех войнах, в которых участвовала Россия, во всех её видах, от Империи до Совка, и далее, до постсовковой Федерации.

Что касается побудительных мотивов погружения в историю, с явными намеками в адрес Макрона, назвать которого прямо российские "дипломаты" уже не посмели, то главным из них является банальный страх. Его нарастание тоже нетрудно проследить по тому, как менялся тон МИДовских заявлений.

Поначалу, восприняв заявление Макрона о готовности ввести в Украину французский сухопутный контингент как чистую браваду, лавровская шпана вволю оттопталась на французском президенте, не остановившись и перед прямыми оскорблениями его супруги. Но Макрон продолжил действовать, методично и хладнокровно, нисколько не поддаваясь эмоциям и демонстрируя серьёзность намерений. Из последних новостей: Франция объявила, что будет экспортировать вооружение только в Украину. При этом Франция — вторая в мире страна после США по экспорту вооружений. Кроме того, Франция не будет утилизировать устаревшие вооружения, а будет передавать их Украине, для утилизации совместно с путинским воинством. А вооружения, намеченные к замене в ближайшие годы, будут заменены и отправлены прямо сейчас.

Идея ввода в Украину совместного контингента европейских сил, поначалу воспринятая в Европе весьма прохладно, тоже стала мало-помалу пробивать себе дорогу. О поддержке на уровне НАТО речи пока нет, но прифронтовые страны Альянса постепенно осознают, что любая альтернатива выглядит хуже.

Реклама на dsnews.ua

Суммируя обсуждения в мировых СМИ, можно составить примерную картину происходящего и прикинуть перспективы. На первый взгляд, прямой подсчёт соотношения сил выглядит не в пользу Франции, хотя её армия сегодня — самая большая в континентальной Европе. Тем не менее, в ней всего 120 тысяч человек, из которых только 77 тысяч готовы к боевому развертыванию. По факту Франция могла бы перебросить в Украину одну дивизию (около 20 тысяч человек) в течение 30 дней, и, возможно, ещё одну, в течение 3-4 месяцев. Это очень существенная поддержка, но её недостаточно для переломного влияния на ход войны. И даже высокое качество подготовки французских войск не заменит собой их количества. Прошлым летом Украина атаковала оборонительные позиции России силами примерно в 60 тысяч человек, но безуспешно.

Не слишком впечатляет ситуация с боеприпасами и техникой. Франция производит сейчас лишь три тысячи 155 мм снарядов в месяц – столько, сколько Украина расходует ежедневно. Передача даже 20 "Леклерков" сильно снизит потенциал французских бронетанковых войск, поскольку у Франции всего 200 таких танков. Вместе с тем, потери "Леопард-2" и "Абрамс", понесенные Украиной в последние месяцы, показывают, что техника теряется в боях независимо от её технологических возможностей. Та же Россия потеряла тысячи танков за два года – пусть старых, примитивных – но тысячи.

Впрочем, прямые расчеты тут не срабатывают. Во-первых, ввод французского контингента будет только частью мероприятий, помимо поставок техники и боеприпасов в рамках всего Альянса (даже пока без США). Во-вторых, французская группировка, отличающаяся высоким уровнем подготовки – а речь, скорее всего, пойдет об Иностранном Легионе, одной из самых профессиональных частей в мире, которой командует этнический украинец Кирилл Ющенко, сможет надежно закрыть южное направление на Одессу и Николаев. В-третьих, наличие французских сухопутных войск подразумевает их воздушное прикрытие. В-четвертых, вступление в войну даже одной Франции, с ядерным арсеналом в 280 боеголовок, изменит ситуацию с ядерным сдерживанием России. Перспектива получить на любую ядерную авантюру немедленный и ядерный же ответ мгновенно охладит московских ястребов.

Введя свой контингент в Украину, Франция создаст ситуацию, когда другие члены Альянса встанут перед выбором: либо признать её безоговорочную доминирующую роль в европейской части НАТО, либо принять участие в украинской войне своими контингентами и вооружениями, сохранив некоторое влияние. С военной точки зрения последнее будет абсолютно правильным решением, поскольку первый бой, если уж он неизбежен, лучше принимать на максимальном отдалении от собственных границ. Вопрос только в осознании и принятии его неизбежности, и европейские страны сдерживает нежелание первыми принять политическое решение о выходе на прямой военный конфликт с российской армией. Но в ситуации, когда одна из стран Альянса преодолела этот барьер, другим государствам входящим в НАТО, будет проще следовать её примеру, руководствуясь уже только военными соображениями. НАТО не сможет позволить себе остаться в стороне, если Россия и Франция начнут обмениваться ударами, и в Москве это понимают не хуже, чем в Париже и Брюсселе.

Примерный сценарий перехода от колебаний к отправке войск предлагает обозреватель The Times Иен Мартин в колонке "Пришло время поговорить о падении Киева". При этом он рассматривает самый плохой для Украины сценарий, в котором к середине лета российские войска прорываются к Киеву. Правда, взятие небольшой Авдеевки обошлось ВС РФ примерно в 35 тыс. только убитыми, а взятие Харькова или форсирование Днепра повлечет потери в сотни тысяч. Но даже если Россия понесет эти жертвы и продвинется вглубь Украины, приведет ли это Украину к капитуляции?

Нет, — считает Мартин. В Европе уже сформировалось мнение о том, что Россия не остановится на Украине, и российская сторона дает европейцам всё больше оснований для такой уверенности. Европа пришла к выводу, что допустить победу России нельзя, даже если ей самой придется участвовать в войне. Экономический потенциал Европы — в 10 раз выше российского. Кроме того, европейцам совершенно не обязательно сразу ввязываться в бои с российской армией. Так, войдя на север Украины, и прикрыв её от удара из Беларуси, объединенный европейский контингент может позволить ВСУ высвободить и отправить на фронт 100-тысяную группировку. А первый же удар по евроконтингенту снимет все ограничения на ракетные удары по России на всю стратегическую глубину.

В ответ Россия вынуждена будет призвать уже не 300 тыс. резервистов, как в прошлую волну мобилизации, а около 1 млн., обрушив свой тыл, где кадровый голод уже сегодня достиг критической отметки. Но и это не приведет её к победе. Суммарный военно-технический уровень армий Европы в разы выше уровня ВСУ, с которыми ВС РФ не могут справиться уже более двух лет. Так что вступление в войну контингентов всех европейских армий Альянса, даже без США, создаст иную реальность. И не только военную, но и экономическую.

Что касается интересов Франции, то многие эксперты указывают на напряженность между ней и Россией в Западной Африке. Появление в Украине французских войск, прикрытых французским ядерным зонтиком, может стать асимметричным и эффективным ответом, удерживающим российские ЧВК, за которыми скрывается Кремль, от дальнейших африканских авантюр.

Наконец, есть и фактор возможной победы Трампа на выборах в США, и уход США из европейских раскладов, по меньшей мере, на четыре года. Это даст Макрону шанс ещё сильнее повысить влияние Франции в НАТО и в Европе в целом. Причём по соотношению сил Россия – ЕвроНАТО, Альянс не может проиграть, а все угрозы Кремля развязать глобальную ядерную войну – пустое сотрясение воздуха. Даже если выживший из ума Путин попробует провернуть что-то подобное, его придушит собственное окружение. В нём нет самоубийц – напротив, все очень жизнелюбивы, и все понимают, что тот, или те, кто положит на стол переговоров труп Путина, и заявит о готовности говорить без предварительных условий, получат шансы соскочить со скамьи подсудимых Международного трибунала. В крайнем случае они смогут рассчитывать на смягчение приговора, а всех денег у них явно не отберут, они слишком хорошо спрятаны.

Отдельный вопрос – смогут ли США при таком раскладе оставаться в стороне с любым президентом в Белом доме. Скорее нет, чем да. И это только ускорит крах России.

Что от всего этого получает лично Макрон? Очень многое. Сейчас он находится на своём втором сроке, и не сможет баллотироваться на выборах 2027 года. Но на волне успеха он сможет привести в Елисеевский дворец своего преемника-однопартийца, а затем вернуться туда и сам, поскольку во Франции пребывание на президентском посту ограничено двумя сроками подряд, но не общим числом сроков. Макрон амбициозен, и для президента очень молод. Ему всего 47 лет, что по нынешним временам для лидера европейской страны вообще не возраст. Он видит шанс не только получить славу, сравнимую со славой де Голля, а, возможно, и превосходящую её, но и воспользоваться плодами этой славы. 

При этом Макрон действует расчетливо и прагматично – и пока довольно удачно. Вброс в обсуждение идеи о вводе войск НАТО в Украину был просчитан очень тщательно, а ввод французских войск технически и политически совершенно реален. А поскольку, как уже сказано, для России это означает гарантированный проигрыш в финале, это вырывает ужас и истерики в московском МИДе. В отличие от непосредственного окружения Путина, Лавров не настолько оторван от реальности, чтобы не просчитать дальнейший ход событий. И он понимает, что его личные шансы поучаствовать в смещении диктатора близки к нулю, а, значит, избежать судьбы Иоахима фон Риббентропа ему не удастся. Разве что повешение заменят пожизненным заключением, хотя и это не точно. Отсюда и истерики на псевдоисторические сюжеты.

    Реклама на dsnews.ua