• USD 36.6
  • EUR 38.5
  • GBP 44.6
Спецпроекты

Фашисты, но есть нюанс. Куда поведет Италию первая женщина-премьер

Новое правительство Италии после отставки его прежнего главы Марио Драги впервые со времен окончания Второй мировой войны сформирует ультраправая коалиция

выборы в италии
Джорджа Мелони и Виктор Орбан
Реклама на dsnews.ua

Рапортуя о том, что премьер-министром Италии впервые станет женщина, австралийская новостная служба Sky News заявила: "Джорджа Мелони — не фашистка". Ничего себе начало, если характеризуя новую звезду политики, приходится прибегать к таким терминам, но тут можно добавить: в 16 лет она восхищалась Бенито Муссолини, выступает категорически против геев (но тут уж ничего не попишешь), а тем более — их прав усыновления (и здесь все в ее руках) и боготворит "традиционные ценности". Ну и по мелочи: эмблема "Братьев Италии" — партии, которую она возглавляет — копирует эмблему MSI, Социального Движения Италии, неофашистской партии, возникшей в 1946 году и просуществовавшей до 1994-го.

Ну что ж, Италия – во многом страна-эксперимент и страна-инкубатор, подарившая миру концепцию Ренессанса и идеологию фашизма. И коль скоро ее творцы избежали своего "Нюрнберга" — кроме Бенито Муссолини, которому откровенно не повезло — то почему бы не попробовать снова? Кстати, внучка дуче, племянница Софи Лорен и приятельница Сильвио Берлускони, актриса, певица и просто красавица Алессандра Муссолини вполне терпимо себя показала в качестве правого депутата не только итальянского, но и Европейского парламента — хоть и отличилась серией эксцентричных заявлений. Так почему бы не продолжить эксперимент?

Тем более что Италию же по праву можно считать родиной популизма и эдаким "поисковиком в современной западной итерации. Партия "Движение пяти звезд", основанная комиком Беппе Грилло и бизнеcменом Джанроберто Казаледжо, вовсю агитирует, например, за всеобщий доступ в интернет, защиту окружающей среды и нулевую терпимость к коррупции. И была крайне популярной.

Но вернемся к фашистам. В нынешней Италии слово "фашизм", конечно, звучит не столь гордо, но и не несет таких же зловещих коннотаций, как "нацизм". Лозунги незамужней Мелони – "Италия превыше всего", поддержка традиционной семьи и семей как таковых, снижение налогов и повышение социальных стандартов и "защита" итальянцев от мигрантов и от европейской бюрократии". Где брать деньги – вопрос, что называется, риторический.

Ее партия "Братья Италии" была основана только в 2012 году. Она хоть и позиционирует себя в стилистике "новые лица", но при этом не скрывает своей преемственности от откровенно профашистских предшественников предыдущих итераций.

Объяснение этой позиции находим в автобиографии Мелони: "Мы — дети своей истории. Всей нашей истории. Как и для всех других народов, путь, который мы прошли, сложен, гораздо сложнее, чем многие хотят о нем рассказать".

Реклама на dsnews.ua

Правда, в ходе, собственно, интеграции в политическую жизнь в партии столь откровенно на фашистское наследие не ссылаются. Сама Мелони просила соратников уж совсем в экстремизм не пускаться и в "римском приветствии" — не упражняться. В общем, это уже ни разу не фашисты, как подметили австралийцы.

Примечательно, что на выборах 2018 года "Братья" набрали лишь 4% голосов избирателей, а уже по итогам кампании года нынешнего — все 26% и статус главной партии в коалиции.

Коалицию тут же поспешили окрестить "гремучей" – ее будут формировать крайне-правая партия "Лига" одиозного бывшего министра иностранных дел Италии Маттео Сальвини и правоцентристская Forza Italia не менее одиозного экс-премьера страны, бывшего владельца футбольного клуба "Милан" Сильвио Берлускони.

Сальвини и Берлускони – почитатели президента России Владимира Путина. Они признали аннексию Крыма Россией, а затем на оккупированном полуострове побывали. Экс-глава МВД еще известен дефилированием в майках с изображением российского диктатора и склонностью к вояжам к Москву (к нему же).

Берлускони же перед днем голосования на выборам и вовсе успел высказаться на тему российской войны против Украины. Бывший глава правительства, который не раз называл Путина своим другом, заявил, что того толкнули на войну "российские националисты", кремлевские чиновники и российский народ в принципе. Еще Берлускони, почему-то, побывал в шкуре военного эксперта, изумившись тому, почему российские оккупационные войска покинули окрестности Киева, а ведь должны были поставить во главе украинского правительства "порядочных людей" вместо "людей демократически избранных". Орфография и стилистика автора, что называется, сохранена.

Высказывания 86-летнего дона Сильвио вызвали волну осуждения. Например, оппонент Берлускони – глава левоцентристской Демократической партии Энрико Летта, которая выборы в итоге проиграла, сразу же заявил, что победа Forza Italia на выборах осчастливит, прежде всего, Путина. Хотя здесь Летта, пожалуй ощибся: патриарх итальянской коррупции и политики определенно рад триумфальному возвращению во власть. Как и Сальвини. Кстати, именно он обеспечил Мелони восхождение по карьерной лестнице: она занимала в правительстве Сальвини пост министра молодежи. Участники избирательной гонки вообще часто апеллировали к этой возрастной группе итальянцев: согласно соцопросам 10 миллионов молодых людей в возрасте до 35 лет (четверть избирателей страны, на секундочку) ощущали, что их политические интересы в родной стране не представлены вообще никем. Кандидаты, например, "оседлали" TikTok. И если активность в этой соцсети того же Сальвини аномальной не считалась, то появление в ней молодящегося Берлускони произвело фурор.

Пожилой политик, известный своим пиететом перед юными нимфами, обращался к мужской части своей молодой аудитории с шутками, что называется, на грани фола. Вот, например: "Я обращаюсь к вам не потому что хочу познакомиться с вашей девушкой, а с просьбой проголосовать на выборах".

Это позволило расшевелить молодежь, но явка на выборах не стала рекордной – проголосовать пришли немногим более 60% итальянских избирателей. Во многом из-за того, что доверие к политикам в стране неуклонно падает, а, кроме того, избирательная кампания началась на летних каникулах в августе. К которым отношение в Италии весьма трепетное.

Cобственно, итальянских избирателей крайне трудно заподозрить в массовой поддержке крайне-правых вообще и тем более неофашистов. Однако партия Мелони очень внимательно отнеслась к тому, что итальянского избирателя заботили вопросы миграции, экологии, а также поиска новых лиц в политике. Ну, и, конечно же, сакраментальное "за все хорошее – против всего плохого" – под соусом социалистического изобилия для всех и каждого. И никто не уйдет обиженным. Все это, а также неудачи Марио Драги на премьерском посту вместе с развалом правящей коалиции, и "остановило" выбор итальянцев на "Братьях" (Fratelli), "Лиге" и Forza Italia.

Немолодой уже Драги, фактически главный евроопимист Италии, бывший глава европейского Центробанка, слишком активно включился в европейскую политику после ухода Ангелы Меркель, стремясь стать ее локомотивом на фоне невзрачного Олафа Шольца и Эммануэля Макрона, тщетно пытавшегося сохранить лицо (чужое – путинское). Старт Драги на этом поприще оказался весьма успешным — но на итальянскую экономику сил у него не хватило. И итальянцы этого не простили. И — отдали голоса тем, кто обещает думать в первую очередь об Италии.

Будущий итальянский кабинет министров не зря называют правительством евроспектиков. Но это еще полбеды: каждый из тройки Мелони-Сальвини-Берлускони неоднократно высказывал свое почтение Владимиру Путину.

В то же время, после 24 февраля и премьер бывший, и премьер будущий осудили открытое военное вторжение России в Украину. Мелони поспешила выступить за продолжение со стороны Рима военной поддержки Киева. Ведь из ЕС, при всем евроскепсисе, никто выходить не собирается: скептицизм здесь — это всего лишь фронда против "слишком тесной" интеграции в рамках Союза, прежде всего — политической. Однако Брюссель далеко – нам свое делать в Риме и окрестностях. В то же время, Италия все еще терпеливо ждет от Евросоюза пакета помощи на восстановление экономики от последствий COVID-пандемии.

Берлускони же осудил военные преступления России, однако уже в канун голосования прозвучало то самое заявление о "достойных людях".

Удивил и Сальвини, который после 24 февраля выступил с покаянными речами: Россию после нападения на Украину разлюбил и заявил, что поставки оружия Киеву надо продолжать. Даже был замечен в Польше: помогал украинским беженцам. Прожженный популист, Сальвини, очевидно, понимает всю токсичность Москвы в глазах и итальянского электората. Ничего личного, Владимир – только конъюнктура. Но новый разворот на 180 градусов относительно направления электорального ветра по-прежнему не исключен.

Вернемся же к без пяти минут премьеру. От Драги Джоржа (Джорджиа, но первый вариант фонетически более верен) Мелони унаследовала долги — в Италии это 150% от ВВП страны. Это, напомним, с необходимостью исполнять заявленные на выборах социалистические обещания падкому на популизм избирателю.

Из проблем, кроме того, — пиетет будущей главы итальянского правительства перед скандальным венгерским премьером Виктором Орбаном. И ладно бы, если бы все ограничивалось совместными селфи и словесными заверениями во взаимной поддержке. "Братья" поддержали "Фидес" Орбана, что называется, не словом, а делом: проголосовав в Европарламенте против резолюции с осуждением дрейфа Будапешта в сторону авторитаризма. У Орбана жест оценили: Будапешт не только поздравил Мелони с победой на итальянских выборах, но и сделал акцент на "нерушимости" итало-венгерской дружбы. Что характерно, случилось это в год восьмидесятилетия Сталинградской битвы (в которой эта дружба тоже некоторым образом ковалась).

Очевидно, у Орбана в лице Мелони появился новый союзник, с которым оба политика будут таранить европейские институты. Это может привести к серьезному осложнению их работы и даже параличу.

Украине же пока остается пользоваться тем, что от токсичного Путина временами шарахаются даже такие его приятели, как Сальвини и Берлускони. Что уж говорить о молодом политике Мелони, чье правительство будет все так же зависеть от денег из Брюсселя и желаний своих доверчивых избирателей, которые, в большинстве своем если и не поддерживают Украину, то, во всяком случае выступают против войны. Однако Рим теперь может активнее выступать и за отмену антироссийских санкций. Буквально: "ничего личного — просто бизнес". Итальянский — и его интересы.

В любом случае, Киеву придется изыскивать возможностей для эффективного сотрудничества с правительством третьей экономики Евросоюза, сколь бы эксцентричными и циничными ни были политики, его возглавляющие.

    Реклама на dsnews.ua