• USD 26.9
  • EUR 31.9
  • GBP 37.5
Спецпроекты

Новая Европа. О чем говорит судьбоносное соглашение Германии и Британии

Brexit стал началом не конца Европейского союза, а началом его трансформации

Доминик Рааб (слева) и Хайко Маас. Лондон, Великобритания, 5 мая 2021 г.
Министр иностранных дел Великобритании Доминик Рааб (слева) и министр иностранных дел Германии Хайко Маас на встрече министров иностранных дел G7 в Лондоне, Великобритания, 5 мая 2021 г. / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

30 июня министр иностранных дел Великобритании Доминик Рааб и его немецкий коллега Хайко Маас подписали совместную декларацию о сотрудничестве, которая не только выводит отношения двух стран на новый уровень, но и способствует глубокой трансформации всей Европы.

Берлин и Лондон намерены выстраивать свое сотрудничество далеко не в одной сфере.

Так, согласно документу, речь идет и о защите демократических ценностей, преодолении последствий пандемии Covid-19 и модернизации ВОЗ, борьбе с изменением климата, реагировании на гуманитарные и военные конфликты.

В общем и целом декларация — это за все хорошее против всего плохого.

Но самая примечательная ее часть касается аспектов формирования общей британско-немецкой внешней политики.

К примеру, в Пункте 9 Декларации поднимается вопрос реформирования ООН, давно уже критикуемой, в том числе Берлином, в связи с безнадежно устаревшей структурой — реликтом ялтинско-потсдамской системы.

Мир изменился. Помимо пятерки постоянных членов Совбеза ООН на международную политику оказывает влияние значительное количество развитых демократических государств, в числе которых и давно "исправившиеся" Германия с Японией. Но при этом в главном органе ООН они не представлены.

Реклама на dsnews.ua

Если Берлин заручится поддержкой Британии, как раз являющейся постоянным членом СБ, то в перспективе процесс реформирования Организации может стать реальностью.

Кроме того, Рааб и Маас подтвердили, что НАТО — краеугольный камень евроатлантической безопасности. 

"Мы по-прежнему привержены сотрудничеству между НАТО и ЕС", — говорится в документе. Эта констатация соответствует новой политике администрации Джо Байдена, который отказывается от принятой доселе подхода к обеспечению безопасности Европы.

Его суть заключалась в том, что Европа неспособна самостоятельно себя защитить, а потому нуждается в зонтике США. Соответственно, Вашингтон долгие годы пребывал в оппозиции к любым попыткам ЕС создать европейскую армию, потому как они воспринимались как угроза целостности НАТО.

Теперь же, как видим, продвигается идея не дублирования функций Альянса Евросоюзом, а интенсификации сотрудничества между ними в качестве механизма укрепления Организации Североатлантического договора.

Британо-германская декларация имеет аналогичную тональность. И четко расставляет их приоритеты в вопросах общеевропейской безопасности, что подразумевает под собой, в частности, противодействие агрессивной политике России и активную поддержку Украины.

Танки Brexit не боятся

Решение Британии о выходе из ЕС долгое время многие считали катастрофой и ударом по единству Европы. Не без того: оно, а также крайне непростой "бракоразводный" процесс ухудшили отношения между Соединенным Королевством и Европейским Союзом.

Но Брекзит также избавил Германию от мощного конкурента внутри ЕС и позволил перейти к новому типу взаимоотношений — включая мощное развитие оборонного сотрудничества между странами.

В качестве примера можно привести то, каким образом может быть решена проблема королевства в вопросе замены устаревшего и скудеющего танкового парка. Challenger 2 уже давно не способен удовлетворить потребности британских вооруженных сил, что вынудило Лондон всерьез задуматься над вариантами развития бронетанковых войск.

Среди возможных альтернатив рассматривались варианты с модернизацией имеющегося парка до современных стандартов или созданием нового основного боевого танка Challenger 3. Однако обе опции потребуют огромных денежных вливаний, пусть и привлекательны, поскольку позитивно скажутся на отечественном ВПК.

Также на столе есть варианты с закупкой американских Abrams и немецких Leopard 2, оснащенных 120-милиметровым орудием. Последние более популярны, в том числе и в НАТО, и считаются одними из лучших в мире.

К тому же, согласно исследованию Королевского объединенного института оборонных исследований, они обойдутся дешевле британским налогоплательщикам.

Заменить Challenger 2 немецким танком рекомендовали и офицеры Штаба командующего Королевского бронетанкового корпуса (HQDRAC). По всей видимости, британцы решили, что соотношение цены и качества перевешивает национальную гордость, и движутся к переходу на Leopard, но уже следующего поколения.

Так, в январе 2021 г. британское Минобороны начало переговоры с Берлином и Парижем о присоединении в качестве наблюдателя к их программе создания Основной наземной боевой системы (MGCS) — Leopard 3, над которой работают компании Krauss-Maffei Wegmann, Nexter и Rheinmetall.

Планируется, что новая машина заменит Leopard 2 примерно в 2035 г. Но британцам свой парк танков нужно обновлять уже сейчас.

Потому Kraus-Maffei Wegmann (KMW), как сообщил 14 июня UK Defense Journal, при посредничестве Минобороны ФРГ предложила британцам самые совершенные на сегодня Leopard 2A7 в лизинг сроком на 20 лет с гарантией выкупа производителем по прошествии этого срока.

И это еще не все. Компания также выступила с инициативой построить в Великобритании второй завод, который занялся бы производством БМП Boxer.

Лондон еще в 2019 г. заключил контракт на поставку 508 таких машин, а весной этого года выразил заинтересованность в увеличении огневой мощи Boxer.

Так что, очевидно, сотрудничество между Британией и Германией в этом направлении будет развиваться быстрыми темпами. И, кроме того, сводит на нет опасения министра обороны Бена Уоллеса относительно ущерба для британского ОПК в результате потенциальной потери влияния в Европейской организации сотрудничества в области вооружений (OCCAR).

Европа нового типа

Подписание декларации позволяет полагать, что Берлин не заинтересован в ослаблении Лондона. Более того, оборонное сотрудничество, как видим, положительно сказывается на политическом взаимодействии Германии и Британии.

Изменится и внешняя политика официального Берлина. В особенности после парламентских выборов, по результатам которых, вполне вероятно, будет сформирована коалиция ХДС/ХСС и более антироссийски настроенных "Зеленых".

Германия будет вести более многоуровневую игру, нежели сегодня, в том числе по отношению к РФ. Вместо модели "В этих сферах можем сотрудничать, а в этих — нет" сформируется модель "В этих сферах можем сотрудничать, в этих — нет, а в этих наши друзья правы". То есть, когда Великобритания устроит Кремлю очередную проверку на прочность по аналогии с проходом HMS Defender в крымских водах, Берлин поддержит такие действия.

Это как минимум. Судя по тому уровню оборонного сотрудничества между ФРГ и Британией, который наблюдается сейчас, немцы еще и будут оказывать содействие британцам в такого рода начинаниях.

Из этого можно сделать следующий вывод: Brexit не стал катастрофой для Европы, а запустил процессы ее трансформации, которые интенсифицировались после недавних саммитов G7, НАТО и США—ЕС.

Да, Brexit и популисты-евроскептики, а также постоянная дестабилизирующая деятельность России стали вызовами для единства Евросоюза. В итоге ЕС стал похож на ООН: его структура тоже не соответствует современной политической реальности.

Назрел вопрос трансформации ЕС. Над чем работали Германия и Франция, продвигая концепцию многоскоростной Европы, которую "новички" из Восточной Европы в первую очередь воспринимали как попытки разделить Союз.

Чтобы нивелировать этот разобщающий фактор, ныне в повестку дня Евросоюза страны-члены пытаются вмонтировать иной принцип, схожий с проектом многоскоростной Европы, но не столь дискриминационный.

Новую концепцию хорошо описал в своей колонке Корт Дебеф, главный редактор брюссельского "вестника" — EUobserver.

Дебеф, который, очевидно, вхож в высокие кабинеты и в курсе кулуарных дискуссий о будущем ЕС, выступает за переосмысление самого Евросоюза посредством возвращения к Европейскому сообществу, созданному в 1993 г., которое в 2009 г. стало известным нам Европейским союзом.

По сути же Дебеф предлагает в некотором роде "размыть" Евросоюз, сделать его более свободной и аморфной структурой, что позволит вывести его из стагнации.

ЕС не расширяется. Есть масса внутренних конфликтов, которые в том числе являются причинами для этой самой стагнации.

Например, известно, что расширению ЕС мешает та же Франция, блокирующая интеграцию Балканских стран.

Или взять Турцию. Это ключевой союзник Европы и НАТО в Черном море, обладающий военной мощью, достаточной для сдерживания России в этом регионе. Однако спорная политика Реджепа Тайипа Эрдогана противоречит ценностям ЕС, поэтому вопрос евроинтеграции Турции отложен в дальний ящик.

И в то же время есть острая необходимость не только сохранить такие отношения, но и укреплять их. Что можно делать как раз в рамках более "аморфного" Евросоюза, не опасаясь нанести вред самому ЕС.

Двусторонние соглашения, подобные германо-британскому или новой Атлантической хартии, подписанной Джонсоном и Байденом в начале июня, как раз и служат этой цели — консолидировать и усилить Европу перед лицом угроз со стороны России и Китая.

И, думается, нет нужды особо объяснять, что новый формат международных отношений, который может образоваться в Европе, выгоден и Украине, ведь укрепит связи Киева с ней и отдельными странами.

    Реклама на dsnews.ua