• USD 38.4
  • EUR 41.6
  • GBP 48.7
Спецпроекты

Похороны тоталитаризма. Как Литва защищает европейскую демократию

13 декабря Сеймас Литвы 103 голосами принял так называемый закон о десоветизации, которым запрещается пропаганда и идеология авторитарных и тоталитарных режимов

Сталин
Фото из открытых источников
Реклама на dsnews.ua

Этот закон создает правовые основы для демонтажа соответствующих памятников и мемориалов, смены названий улиц и площадей, являющихся символами и напоминанием о тоталитаризме и авторитаризме, в общественных местах страны, имеющей собственный и, к сожалению, кровавый опыт пребывания под контролем советского режима .

Законом, который вступит в силу с 1 мая 2023 г., запрещается упоминать лиц, являющихся участниками различных структур, связанных с оккупационной властью; запрещаются символы первой и второй советской оккупации Литвы (1940-1941 и 1944-1990 гг.) и нацистской оккупации (1939-1944 гг.), а также символы военной агрессии таких режимов против других стран (речь, конечно, о современной Z-символике).

Власти Литвы решили окончательно покончить с политико-идеологической экосистемой, постоянно напоминавшей литовцам о действительно темных временах оккупации, которые были мастерски изображены в книге Ричардаса Гавялиса "Вильнюсский покер". Но в то же время литовские власти не уничтожают полностью этот период истории, оставляя его именно в формате исторического исследования и осмысления в музеях, архивах, библиотеках или во время мероприятий, инициированных с целью донести правду об авторитарных и тоталитарных режимах.

И эту практику, не являющуюся наступлением на свободу слова, которой, кстати, в тоталитарных и авторитарных обществах не существует в принципе, следует распространить на весь Европейский союз, потому что последствия деятельности режимов ощущаются и сегодня, и поскольку, как отмечают авторы законопроекта, "действовавшие в Европе тоталитарные и авторитарные режимы стремились привлечь оккупированные общества к поддержке и распространению идей режима, в связи с чем осуществляли массовую идеологическую обработку граждан оккупированных стран, часто через общественные учреждения". То есть, проще говоря, режимы настолько сильно и надолго влезали в головы европейцам, что сейчас, во времена демократии, до сих пор есть настоятельная потребность в лечении от тех нарративов.

Наследие Третьего Рейха и СССР

Тоталитарные и авторитарные режимы, исчезнувшие с территории Европы относительно недавно, поныне оказывают влияние на определенные страны.

И следует отметить, что наряду с советским и нацистским режимами в Европе функционировали другие – некоторые совершенно независимые, многие существовали после Второй Мировой, но в большинстве своем они касаются двух вышеупомянутых тоталитарных режимов.

Реклама на dsnews.ua

Стоит отметить, что даже в Германии, известной своим комплексом вины, можно почувствовать эхо тех кровавых, бурных лет – времен Второй мировой. Доказательство тому – существование ультраправых типа "Альтернатива для Германии", "ПЕГИДА" или "Рейхсбюргеров", часть из которых на днях арестовали за подготовку государственного переворота с целью захвата власти в ФРГ.

Да и в Италии, а именно на севере страны много тех, кто с теплотой вспоминает о Бенито Мусолини. Они испытывают тоску по "порядку" ("поезда ходили вовремя") и "силе" страны тех времен. Что также обеспечивает устойчивые рейтинги ультра- и правых партий, движений, организаций. Пусть сейчас Рим, несмотря на то, что у власти правые, проукраинский и выступает против российской агрессии, но еще несколько лет назад, на фоне миграционного кризиса, который усилил ультраправых, в Италии фиксировались неоднозначные процессы определенной дедемократизации.

Однако львиная доля новых тоталитарных и авторитарных режимов в Европе появилась после поражения режима Гитлера, что обусловило стремительное усиление влияния не менее людоедского режима – сталинского; и других советских вождей. Они выкормили ряд коммунистических правительств в странах, которые либо не были захвачены Советами, либо эта оккупация была временной – до становления лояльных к Москве режимов.

Ходжа, Броз и другие

В 1939 г. фашистская Италия захватила Албанию. Сопротивление при поддержке Москвы и Лондона оказывали партизаны под руководством коммуниста и бывшего учителя Энвера Ходжи. Однако вместе с ним действовали и некоммунистические партизанские отряды, как например "Бали кобмтар", но власть после освобождения уже от немецкой оккупации, когда Италия потерпела неудачу, получил Ходжа, имевший полную поддержку СССР.

Именно эта поддержка помогла Ходже выстроить действительно авторитарный режим с такими классическими признаками как "национализация" иностранной собственности, в том числе предприятий, госконтроль над внешней и внутренней торговлей, тотальное наблюдение спецслужб за каждым шагом граждан, цензурой, пропагандой и конечно культом личности Энвера Ходжи. типичного автократа, который, как вспоминает в книге Витольда Шабловского "Как накормить диктатора" повар албанского автократа, господин К. мог проснуться "в плохом настроении и приказать нас, выслать в лагерь или убить".

Со временем режим Ходжи переметнулся к визави СССР на коммунистическом фронте – Китаю. Процесс ускорило вторжение Советов в Чехословакию в 1968 г., из-за чего Албания вышла из Организации Варшавского договора, а сам Ходжа избрал принцип "крепость в осаде". Тот самый, которым сегодня руководствуется Путин. Да и вообще, за время пребывания у власти Ходжа успел поругаться и помириться с Китаем, СССР и Югославией, поскольку постоянно искал способы поддерживать свою власть.

Сегодня Албания – демократическая страна, стремящаяся стать членом ЕС. Культ Ходжи фактически под запретом – присутствие в памятниках и других мемориалах уничтожено. Что, стоит отметить, в 90-х взбудоражило албанцев в основном с юга страны, где было немало сторонников покойного диктатора. Да и сегодня в стране, прежде всего среди бедных слоев населения, наблюдается похожая на итальянскую ностальгия по "порядку" времен Ходжи.

Кстати, о Югославии, с которой ссорился албанский автократ. Судьба этого уже несуществующего государства тоже очень интересна.

Югославия образовалась после Первой мировой войны, то есть после распада Австро-Венгерской империи. В состав королевства вошли Сербия, Черногория, Босния, Хорватия, Словения.

В федеративную республику она превратилась благодаря активному вмешательству коммунистов – как из СССР, так и местных во главе с Иосифом Брозом ("Тито"), главой антигерманского восстания, с которым конкурировали монархисты.

Тито набрался идей от большевиков во время Первой мировой войны в русском плену, куда попал после битвы на Буковине. В России он жил до 1920 г. и трансформировался в коммуниста. Из-за чего, вернувшись домой, попал в тюрьму на шесть лет.

Броз, как и тогдашняя компартия Югославии, были полностью подконтрольны Москве, которая помогла ему в войне против Третьего Рейха. И именно Сталин добился того, чтобы в Югославии после Второй мировой не была восстановлена монархия, а Броз возглавил страну. Ставка была ясна: Сталин рассчитывал на полную лояльность Тито, но тот решил идти своим путём. Броз, занимавший пост президента с 1953 по 1980 г., строил свой собственный социалистический режим, хотя и более свободный по сравнению с СССР. Югославия даже не входила в список стран Варшавского договора. Из-за сопротивления Тито Сталин даже готовил вторжение в Югославию, и первый обещал второму войну продолжительностью в 20 лет в случае вторжения. Потепление началось после смерти Сталина, но Югославия все же держалась в стороне от СССР до самого распада.

Хотя, по некоторым данным, Тито стремился поглотить Албанию и Грецию вместе с Болгарией, что не понравилось Сталину, который имел договоренность с британцами по Греции и не хотел допустить создания нового крупного южного союза Югославии и Болгарии.

Последняя, напомним, поначалу сражалась на стороне Оси, хотя была единственной, кто не воювал против СССР. Однако уже в 1944 г. война пришла в Болгарию в лице Красной армии, а вместе с ней и государственный переворот, в результате которого были уничтожены представители прогерманского режима, а на смену им пришло правительство Кимона Георгиева, уже провозгласившее войну Третьему Рейху.

После войны Болгарию в 1946 г. возглавил близкий друг Сталина Георгий Димитров, но дольше всего – 33 года – продержался Тодор Живков. Болгария на долгие годы попала в сети Кремля. Настолько сильно, что восстание в Польше и Венгрии в 1956 г. ее нисколько не тронули. Напротив, Болгария даже участвовала во вторжении СССР в Чехословакию в 1968 г.

Только в 1990 г. Болгария избавилась от тоталитарного коммунистического ига, хотя и сегодня в стране, к сожалению, действует очень мощная сеть кремлевской агентуры.

Если упомянули Чехословакию, то следует отметить, что и это, как и Югославия, уже несуществующее государство, тоже стало жертвой политических потрясений Второй мировой войны, и также попало под контроль Москвы, после оккупации Красной армией в 1944-1945 гг.

Процесс интеграции в просоветский блок был завершен в 1948 г. в ходе государственного переворота, совершенного местной компартией. Как и всюду, в Чехословакии началась коллективизация, репрессии, преследования, концлагеря и т.д.

Через 20 лет правительство Александра Дубчека запустило демократические реформы ("Пражская весна"), во время которых Чехо-Словацкая Социалистическая республика была превращена в федерацию двух народов, но Москва не могла допустить, чтобы страна в сердце Европы вышла из-под ее контроля и тогда, как нам всем известно, и произошло вооруженное вторжение сил СССР и некоторых стран Варшавского договора. Во главе страны поставили послушных марионеток, и Чехословакия до Бархатной революции 1989 г. была одним из наиболее контролируемых Кремлем государств советского блока.

Сходные процессы происходили и в Польше, где в 1949 г. тоже был установлен авторитарный режим под контролем СССР вместе с, конечно же, арестами, репрессиями и коллективизацией.

Первые попытки сопротивления в Польской народной республике прошли в 1956 г. Стимулом для поляков стала смерть Сталина. Тогда беспорядки в той же Познани были подавлены, но коммунисты действовали хитрее, чем в Чехословакии – имитировали определенное послабление, но одновременно сохранили все векторы деятельности режима.

1968 г. – новые протесты, подавленные войсками. Но ненадолго. Уже в 1980 г. профсоюзное объединение "Солидарность" во главе с Лехом Валенсой стало лицом протеста и перемен в стране, которые опять-таки коммунисты под руководством Войцеха Ярузельского из-за военного положения и с использованием армии подавили. Лишь в 1989 г. Польша лишилась коммунистического ига и контроля со стороны Москвы.

Травма на годы

Это лишь несколько примеров вполне дееспособных прежде и совершенно типичных тоталитарных режимов. А еще были режимы Франсиско Франко в Испании, оккупированные, кроме Литвы, Латвия и Эстония, режим Николае Чаушеску в Румынии. Отдельно стоит упомянуть о Венгрии, которая, как и Германия, тяжело переживала и переживает поныне травму Первой мировой, когда лишилась массу территорий согласно Трианонскому договору; и как и Болгария была союзницей Третьего Рейха, а затем тоже попала под контроль Москвы, и (как и Чехословакия) имеет опыт вооруженного вторжения СССР для подавления восстания 1956 г. Не следует забывать и о ГДР, Германской демократической республике, находившейся под колпаком Союза до 90-х, где до сих пор там живет очень много людей, которые благосклонно относятся к Москве.

По состоянию на сегодняшний день некоторые режимы исчезли номинально – ограничились лишь изменением названий (государства, органов власти и т.п.) и имитацией движения к демократии. Речь, конечно же, о России.

Некоторые страны после стремительного демократического скачка, напротив, откатились назад. Яркий пример – нынешняя Венгрия, где Виктор Орбан, политико-идеологический флюгер и некогда критик всего советского, как констатируют большинство аналитиков, после бурного развития и реформирования страны в 90-х использовал Трианонский реваншизм (к тому же Венгрия в отличие от Германии не прошла процесс покаяние за участие в войне на стороне Третьего Рейха), чтобы выстроить фактически автократический режим с коррупцией, наступлением на права и свободы граждан, а также на верховенство права, с контролем над СМИ и только по нескольким признакам демократической страны.

И примеры России, Венгрии, частично Италии и Германии (бывшей ГДР прежде всего), где есть ностальгия по "старым добрым временам", – лучшие доказательства в пользу необходимости всеобъемлющей борьбы с наследием тоталитаризма и авторитаризма. Литва сделала еще один важный шаг в этом направлении, и важный для всей Европы, ибо прекрасно понимает, какие угрозы несет обезображенная ностальгия, раздуваемая так и не уничтоженным полностью тоталитарным московским режимом, вобравший в себя все самое плохое из истории предыдущих империй – Московского царства., Российской Империи и СССР

    Реклама на dsnews.ua