• USD 36.6
  • EUR 38.5
  • GBP 44.9
Спецпроекты

Спрятать нефть под языком. От чего Кремль защищает русскоязычных в Татарстане

Языковой спор Казани с Москвой завершился компромиссом, который в перспективе может только усугубить конфликт
Фото: islamnews.ru
Фото: islamnews.ru
Реклама на dsnews.ua

 Президент Татарстана Рустам Минниханов объявил о достижении согласия с федеральными властями в Москве в споре об обязательности изучения татарского языка в школах. По его словам, уроки татарского в республике останутся обязательными, но будут сокращены втрое: два часа в неделю вместо прежних шести. При этом обязательными они будут только с первого по девятый класс, а дальше — факультативными.

Русификация федерации

Многие эксперты сочли такой компромисс временным, ведь он лишь позволит московским и казанским бюрократам отчитаться об урегулировании конфликтной ситуации. В то же время оно не удовлетворит требований ни одной из сторон — ни татар, ни русскоязычных. Ведь первые понимают, что за два часа в неделю родной язык не выучить, что будет означать сокращение его применения в будущем.

А последние требовали и требуют полной отмены обязательности изучения татарского языка, несмотря на то что, согласно конституции Татарстана, он является государственным в республике. И с оглашенным Рустамом Миннихановым компромиссом никогда не согласятся.   

Это видно из написанного уже на следующий день после его заявления письма председателя Общества русской культуры Татарстана Михаила Щеглова (который также является лидером регионального отделения незарегистрированной Национал-демократической партии России). В адресованном президенту и генпрокурору РФ послании он рассказывает, что широчайшие массы населения республики (в том числе и татары) жаждут спасения "своих детей от агрессивно навязываемого в непомерных объемах и преподаваемого по ужасным методикам предмета "Татарский язык"".   

И особую надежду возлагают на выступление Владимира Путина на Совете по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле 20 июля, в котором было сказано: "Заставлять человека изучать язык, который родным для него не является, так же недопустимо, как и снижать уровень преподавания русского". Там же Путин обратился с поручением провести проверку школ на предмет добровольности изучения языков национальных меньшинств не только к Рособрнадзору, но и к Генеральной прокуратуре. Вследствие чего, как пишет "Коммерсант", "надзорные органы стали требовать от местных школ исключения татарского языка из обязательной программы и перевода его в факультатив, что вызвало возмущение татарской общественности".

С мнением всероссийской газеты, вероятно, полностью согласен и глава Татарстана, который на сессии Госсовета республики 26 октября высказался против того, чтобы прокуроры "терроризировали директоров школ". И даже намекнул, что накануне президентских выборов 2018 г. не стоит раскачивать "языковую лодку", так как ситуацией могут воспользоваться "оппозиционные структуры".

Реклама на dsnews.ua

Однако русскоязычные активисты, почуяв путинскую поддержку, не собираются отступать и только усиливают нажим. При этом некоторые из них, как пишет "Независимая газета", собираются требовать не только факультативности изучения татарского языка, но и компенсации от министерства образования Татарстана за то, что их дети были вынуждены изучать государственный в республике язык. Ну и, конечно же, обвиняют своих противников в разжигании межнациональной розни, хотя именно их позиция в начале нынешнего учебного года вернула проблему на полосы газет, притом что в предыдущие более чем 20 лет в республике в данном вопросе все было более-менее спокойно.   

Есть версия, что этому поспособствовало не только путинское высказывание, но и негласное вмешательство ЛДПР. Ее лидер Владимир Жириновский отстаивает программу "губернизации" регионов, то есть лишения их немногочисленных остатков суверенитета. Это, очевидно, окончательно обессмыслит и слово "федерация" применительно к России. Причем проблема центробежных сил в субъектах РФ никуда не денется, а конфликт центра с местными элитами перейдет из условно компромиссной в репрессивно-директивную плоскость. Управляемости государственной системе это, может быть, и прибавит. Но обеспечение стабильности давлением чревато новым обострением конфликта имперского ядра с "национальными окраинами". Причем избежать его уже не удастся: проблемы во внешней экспансии "русского мира" ведут к его имплозии и очередной русификации самой России, как языковой, так и культурной.

Учителей — в дворники

Татарские активисты не собираются сдавать те позиции, которые их язык отвоевал за годы, прошедшие после краха советского тоталитаризма с его ленинской программой "слияния наций". Многие из них говорят о тех проблемах, с которыми сталкиваются при возрождении национальных языков даже те бывшие республики СССР, которые стали независимыми государствами (кто не помнит: в УССР изучение украинского языка было необязательным, из-за чего многие родители предпочитали, чтобы их дети в больших объемах изучали физику или английский, а ведущиеся сейчас в Казани дискуссии очень напоминают киевские второй половины 80-х годов). Это означает необходимость еще больших усилий по сохранению национального языка и культуры в республике, являющейся частью многонационального государства с доминирующим титульным этносом (который к тому же никогда не славился толерантностью к "инородцам").

Ситуацию подогрели слухи об грядущих увольнениях школьных преподавателей татарского языка (якобы некоторым из них предложили стать дворниками). И хотя одни руководители республики эти слухи опровергают, другие их косвенно подтверждают, рассказывая о том, что бывших учителей татарского "переподготовят". Все это поспособствовало тому, что в ранее вполне лояльной к Кремлю республике начали распространятся протестные настроения и даже прошло несколько, хоть и не очень многочисленных, митингов в защиту татарского языка.

Несмотря на то что в ходе одного из них уже было одно задержание активиста (он якобы призывал к Майдану), эксперты считают: региональная власть во главе с президентом республики к таким настроениям относится с осторожной симпатией, без которой вряд ли  мог бы состояться митинг-концерт Всетатарского общественного центра в День конституции республики, на котором были лозунги "Все чиновники в Татарстане должны знать татарский язык". Ну а уж инициатива татар создать (и, вероятно, возглавить) "языковую фронду" Кремлю, в которую войдут и коренные народы соседних российских регионов, без поддержки местных властей вообще не имела бы шансов даже в публикациях СМИ появиться.

Но о языковых вопросах в Башкирии, Чувашии и Коми все же пишут, хоть и меньше, чем о проблемах в Татарстане. И это подтверждает версию о том, что затеяна очередная "многоходовочка".

Поэтому и возникает версия, состоящая в том, что татарстанских чиновников пытаются "развести, как котят" на языковом вопросе. Точно так же, как принесший это высказывание в политический дискурс Михаил Чечетов "прикрыл" в 2012 г. принятием закона Колесниченко–Кивалова принятие закона о гостендерах: пока все обсуждали проломленную голову Олеся Дония и палатки возле Украинского дома, "регионалы" тихонько набивали себе карманы.

Как котят

Нынешняя расстановка требований Москвы к Казани по версии "НГ": "судьба "Татнефти", договор о разграничении полномочий, упразднение должности президента республики и статус татарского языка". Это показывает главный приоритет — "Татнефть". Который, вполне возможно, и служил главным оберегателем от установления прямого контроля Москвы над Казанью. Изучение татарского, как видим, оказывается на последнем месте, но именно эта карта сейчас и разыгрывается.   

И пока татарская общественность защищает свой язык, у нее, вполне возможно, отбирают то, что в 90-х дало возможность взять "столько суверенитета, сколько сможете", как предлагал Борис Ельцин. А именно — энергоресурсы региона.

После которых (или вместе с которыми) отберут и часть суверенитета, как это случилось при переподписании федерального договора между Москвой и Казанью в 2007 г., о чем "ДС" недавно писала. Ведь срок действия этого договора истек еще летом, а пролонгировать его не удалось. Поэтому статус республики в составе РФ находятся в подвешенном состоянии. Как и статус ее главы: согласно договору 2007 г., институт президентства в Татарстане должен был быть упразднен еще в 2016-м. Но в позапрошлом году Рустам Минниханов был избран президентом на пятилетний срок, что, по мнению его сторонников, переносит ликвидацию должности на время истечения его полномочий — 2020 г.   

Хотя есть и еще более конспирологическая версия, основанная на заявлениях Кремля о том, что языковой спор остается "на усмотрение властей Татарстана". Состоит она в возможном подталкивании казанских властей к неповиновению, которое будет успешно купировано Путиным перед мартовскими переизбранием себя.

Для Украины здесь, конечно, может и не быть последствий, особенно если все эти игры касаются попыток окружения Путина урвать "Татнефть" перед крушением режима. Но об этом крушении в последние три с половиной года пишут много, правда, только в прогнозном варианте: РФ серьезно трещит, но пока держится и даже разыгрывает "многоходовочки" по укреплению контроля над регионами. И пару лет продержаться еще определенно сможет — санкции ее за это время не доконают (нам это в принципе на руку: реинтеграция ОРДЛО и Крыма до избирательного цикла 2019 г. ничего хорошего вялым, но потихоньку идущим украинским реформам не сулит).   

Тем более мало кто сомневается: нынешний путинский режим вполне способен задушить татарский сепаратизм (даже культурный) задолго до того, как он начнет представлять реальную угрозу. Поэтому рассматривать Татарстан как возможный объект отвлечения внимания Кремля от Украины пока не стоит. По иронии судьбы, это правда даже в том случае, если татарская проблема будет угрожать Кремлю большими последствиями, чем украинская: они просто не успеют перегруппироваться, акцентируя все внимание на том, "#четаму...". В Украине, в общем.

Но стоит вспомнить о другом. На фоне языкового клинча с Венгрией и гуманитарных споров с иными европейскими странами в украинских СМИ почти незаметными остаются выпады по этим вопросам со стороны России. Однако поинтересоваться нашим чиновникам и дипломатам следовало бы, так как ситуация с изучением татарского языка в Татарстане (и в ряде других автономных республик в РФ) демонстрирует двойные стандарты Кремля в вопросе защиты национальных меньшинств (а ведь этим он оправдывает свою агрессию против Украины) и опасности для тех украинских граждан, которые оказались меньшинством на оккупированных территориях.

Также Киеву стоит на примере ситуации в Татарстане учесть, что даже в полутоталитарной стране языковой вопрос может вызвать серьезные проблемы, и видеть границы, за которые нельзя заходить, укрепляя позиции государственного языка на современном этапе. Хотя, возможно, эти обстоятельства учитываются, но не всеми ветвями украинской власти. В конце концов, самая резонансная норма нашей образовательной реформы — о преподавании на языках национальных меньшинств только в начальной школе — появилась не на стадии разработки законопроекта исполнительной властью, а уже в Верховной Раде. То есть весь негатив от конфликтов с соседними странами и от провальной во многих отношениях для нашей страны осенней сессии ПАСЕ должен лечь на плечи депутатов и их излишних "хотелок", направленных на следующие выборы (которые, как многие думают, могут оказаться досрочными).

    Реклама на dsnews.ua