• USD 36.6
  • EUR 37.3
  • GBP 44.2
Спецпроекты

Верхом на Путине. Как устроена политика Виктора Орбана

Орбан прагматик, он скептически оценивает перспективы Запада и действует в собственных интересах, и только потом в интересах Венгрии. Эти подходы полностью определяют его политический курс

Орбан и Путин
Реклама на dsnews.ua

21 июля, глава МИД Венгрии Петер Сийярто без предварительных объявлений прибыл в Москву, где рассчитывал встретиться с вице-премьерами по энергетике, промышленности и торговле, Александром Новаком и Денисом Мантуровым, а также министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Но обсуждать вопрос о закупке у России дополнительных 700 млн.кубометров газа Сийярто пришлось только с Лавровым. А уже в субботу и воскресенье "отжигал" венгерский премьер Виктор Орбан: с Россией, дескать, так нельзя, а венгры не хотят быть смешанной расой, хватит и того, что европейцы смешиваются между собой. Оба нарратива, что характерно, — из пропагандистской обоймы Кремля. Впрочем, по порядку.

Оплата натурой

На совместной конференции Лавров заявил, что просьбу Сийярто рассмотрят, посетовал на "русофобскую политику Вашингтона", которая вредит двусторонним отношениям, и перевел разговор на войну с Украиной. Сийярто же высказался в том духе, что разрешить конфликт без дипломатического невозможно, а для Венгрии важна бесперебойная поставка газа.

Иными словами, венгерскому гостю объяснили, что вопрос о газе носит политический характер, и помимо оплаты по льготной цене, Венгрия должна расплатиться натурой, причем еще усерднее, чем раньше.

В Будапеште не замедлили отреагировать: премьер Виктор Орбан, уже через день, выступая в Румынии, повторил весь дежурный набор московских тезисов: санкции против России не сработали, как это планировалось, и больше бьют по ЕС; Украина не может выиграть войну, даже с помощью западного оружия; мирные переговоры между Россией и Украиной не имеют перспектив, войну можно закончить только переговорами между Россией и США; Россия не несет угрозы НАТО, она озабочена только собственной безопасностью.

Как следствие, ЕС, по мнению Орбана, нужно заняться организацией мирных переговоров, накачка же Украины западным оружием усложняет выработку их плана, увеличивая опасения России. Что до самой Венгрии, то она не станет вмешиваться в войну в Украине, хотя и является членом НАТО. Такое вмешательство поставило бы под угрозу венгерскую диаспору в украинском Закарпатье.

Ничего нового в этих заявлениях Орбана нет. Москва, в свою очередь, вознаграждает Будапешт за поддержку льготными ценами на газ, но недовольна тем, что он все же прогибается перед западными партнерами, мало-помалу присоединяясь к санкциям, и требует большего. А возможности Орбана ограничены: хотя он и занимает диссидентскую позицию в рамках ЕС, но желает пользоваться выгодами от членства в этом союзе, и маневрирует, то поддакивая Москве, то идя на уступки Брюсселю.

Реклама на dsnews.ua

В рамках realpolitik, в ее венгерской версии, такой поведение логично. Его поддерживает примерно половина венгерского общества, о чем говорят результаты выборов. Причина поддержки – непростая и трагичная венгерская история. Травма Трианонского договора, лишившего Венгрию в 1920 году 2/3 территории, на которой помимо словаков, хорватов, словенцев и румын, проживало 3 миллиона этнических венгров, и находилась большая часть промышленных предприятий, не забыта и век спустя. Последующий опыт союза с Гитлером, а затем советской оккупации, длившейся до начала 1990-х, также был травматичен. Это сделало венгерское видение мира и себя в нем, похожим на израильское: никому не верим, когда это выгодно — можем кинуть кого угодно, и это оправдано тем, что все виновны в несправедливом отношении к нам. Правда, венграм не удалось пока добиться хотя бы частичной легитимации такого подхода, как это получилось у евреев, благодаря международному признанию Холокоста и сплочению диаспоры идеей сионизма. Но партия Орбана, Fidesz, не прекращает усилий, а венгры с пониманием встречают сопротивление попыткам внешнего диктата.

Их вдохновляют примеры из венгерской истории, когда сопротивление, даже не приводя к очевидной победе, давало Венгрии площадку для торга и компромисса. Так, революция 1848 года, подавленная российскими штыками, привела к рождению двуединой Австро-Венгрии в 1867, а неудачное восстание в 1956 принесло венграм относительно сносный "гуляшный социализм" и репутацию "самого веселого барака в социалистическом лагере". Опираясь на эти примеры, существенная часть венгерского общества и сегодня готова бороться с диктатурой ЕС, и голосует за Fidesz в блоке с ХДНП, выступающие под этими лозунгами. Fidesz, как старший партнер, получив большинство в парламенте, двигает в премьеры своего лидера, Виктора Орбана. А Орбан оправдывает ожидания избирателей, проводя фрондерский относительно Брюсселя политический курс, на выходе из которого венгры, якобы, получают дешевый газ, и то, что сумеют выторговать у ЕС в ходе очередных компромиссных переговоров. Венгрию за это в ЕС не сильно любят, но Орбану плевать на брюссельскую нелюбовь. Во-первых, его избирателей это только сплачивает. Во-вторых, по многим позициям Орбан озвучивает то, что другие лидеры ЕС озвучить не решаются. Кто-то хочет дружить с Путиным ради дешевого газа, кто-то — ограничить миграцию, и снизить вмешательство ЕС во внутренние дела стран Союза. Словом, Орбан всегда может рассчитывать на поддержку и в ЕС, пусть даже теневую. 

А газ точно дешевый? 

Нет, это не точно. Ровно так же, как и то, что Орбан — пророссийский.

Российский газ, получаемый Венгрией по долгосрочному контракту — один из самых дорогих в Европе. С начала 2021 года по февраль 2022 Газпром поднял цены для Венгрии примерно в пять раз. Для сравнения, газ из Алжира, получаемый Италией, и газ из Азербайджана, получаемый Болгарией, примерно на 60% дешевле российского газа для Венгрии. И даже сжиженный газ из США, получаемый Испанией по долгосрочному контракту, немного дешевле, чем российский газ для Венгрии.

Причина привязки Венгрии к российскому газу в трубопроводной инфраструктуре, сложившейся исторически, и в отсутствии выхода к морю, позволяющего быстро построить газовый терминал. Интерес к дешевому газу, способному заменить российский, у Будапешта есть, но реализовать его технически сложно, долго по времени и дорого по деньгам. А газовая инфраструктура Европы исторически выстроена так, что к альтернативному газу венгров подключат в последнюю очередь. Так что российские "льготные цены" сильно напоминают газовый шантаж.

Есть ли у Орбана варианты? Можно было бы апеллировать не к Москве, а к ЕС, ища относительно быстрые, пусть и временные, способы решения логистических проблем, и деньги на их решение. Но до 2014 года ЕС без проблем висел на российских газопроводах, и наращивал потребление. И в последующие семь лет, с 2014 по февраль 2022, Евросоюз не очень торопился сокращать потребление российского газа, сетуя на корыстное давление США. Эта сумма факторов и обеспечила газовую привязку Будапешта к Москве, со всеми политическими последствиями. Кроме того, резкий разворот на ЕС означал бы сдачу Орбаном многих позиций в его перманентном конфликте-торге с Брюсселем, от которого Будапешт добивается уступок для себя. Иными словами, Брюссель и Вашингтон для Будапешта – долгосрочные партнеры, с которым Орбану нужно строить отношения, обеспечивая себе прочные позиции, в том числе, в глазах собственных избирателей. Москва же – партнер временный, ситуативный и второстепенный, но в настоящее время все еще нужный. Она обеспечивает Орбану пространство для политического торга, на котором он гарцует перед союзниками по НАТО и ЕС верхом на Путине, побуждая тех к уступкам. А заодно демонстрируя избирателям свою несгибаемость в сочетании с прагматичностью. 

Помимо realpolitik на отношение Орбана к Путину повлияли и его личные, автократические взгляды, но это уже осталось в прошлом. Свихнувшийся московский карлик не вызывает симпатий даже европейских правых, за исключением совсем уже конченых маргиналов, без электоральных перспектив, живущих на содержании Москвы. Но путинское безумие пугает европейских политиков, и Орбан тут не исключение. Попытка же договориться с Путиным ценой уступок, включая сдачу Украины, с точки зрения Орбана, популиста и автократа, опирающегося на крайние проявления венгерского национального эгоизма, вполне логична.

Выступление в Тушваньоше

Впрочем, Россия и Путин — лишь часть лабиринта, в котором Орбана пытается проложить путь для седя — и для Венгрии. Общий план этого пути был представлен в субботу, 23 июля, в ходе выступления Орбана в Тусваньосе.

Летний бесплатный университет и студенческий лагерь Бальваньош, он же Тушваньош, давно используется премьером в качестве ежегодной трибуны для выступлений перед образованной молодежью. Не стал исключением и нынешний год успешных для Орбана парламентских выборов, принесших блоку Fidesz – ХДНП 54,10% голосов против 49,27% в 2018 году и 135 из 199 мест, против 133. Отметим этот важный момент: Fidesz – ХДНП, поддержало чуть больше половины венгров, а 68% мест в парламенте – это уже от лукавого Д'Ондта с системой перераспределения голосов, отданных партиям не прошедшим 5% барьер.

Орбан нарисовал перед слушателями картину будущего Европы, и представил основные задачи, разбив их на пять пакетов. Первой в списке была проблема низкой рождаемости: за последние годы ситуация в Венгрии улучшилась, но в недостаточной степени. Второй — миграция из неевропейских стран, что, в сочетании с первой, грозит размыванием всем европейским нациям, включая венгров. Впрочем, Западная Европа, по мнению Орбана, "уже не Запад, а пост-Запад", где "примерно к 2050 году доля людей неевропейского происхождения в крупных городах возрастет до более чем 50 процентов".

Третий пакет проблем, примыкающий к двум первым – разрушение традиционной семьи и отношений полов. "Наша позиция проста, — заявил премьер. — Отец — мужчина, мать — женщина, оставьте наших детей в покое".

Суммируя сказанное Орбан заявил, что "идет битва между двумя половинами Европы", в которой "мы сделали предложение пост-Западу оставить друг друга в покое, каждый может сам решать, с кем ему жить, но они отказались и продолжают бороться против Центральной Европы, чтобы сделать нас похожими на них". Премьер не возражал против смешения европейских народов, являющихся частями общей европейской культуры, но выступал против "появления в Европе мира смешанных рас". "Мы готовы смешиваться друг с другом, мы не хотим становиться смешанной расой. Вот почему мы сражались при Нандорфехерваре, вот почему мы остановили турок в Вене, вот почему французы остановили арабов", — заявил он. 

Четвертой проблемой – не первой, а только четвертой, — Орбан назвал войну в Украине, повторив уже приведенные тезисы. Расчеты на санкционное ослабление России не оправдались, зато в Европе правительства рушатся "как костяшки домино"; цены на энергоносители выросли; мир не спешит поддержать США и НАТО в борьбе с Россией, которая хочет гарантий безопасности на уровне США. Европейцы упустили свой шанс в 2014 году, когда не смогли добиться выполнения Минских соглашений, и все вернулось к ситуации после 2МВ, когда вопросы европейской безопасности будут решать между собой американцы и русские.

Пятым пакетом проблем и вызовов Орбан назвал вопросы энергетики и экономики. Он заявил, что от войны выигрывают те, у кого есть свои источники энергии, в частности, Россия, которая сейчас продает меньше, но зарабатывает больше за счет высокой цены, а также китайские и американские компании. ЕС же остается в проигрыше, и в этой непростой ситуации Венгрия должна найти свой путь, став исключением из глобальной рецессии. Чтобы этого достичь, ей необходимо заключить новое соглашение с ЕС (!), а также соглашения с Россией, США и Китаем. Это позволит к 2024 году "вернуться на прежний путь роста"

"Но не будем забывать, что основной горизонт нашего мышления — около 2030 года. Согласно нашему анализу, мировые проблемы к этому времени будут накапливаться и множиться. Например, в Соединенных Штатах будет большой кризис, но в этот период проявятся и самые значительные проблемы в Еврозоне. Вот когда в Союзе возникнут новые политические условия, и тогда мы, жители Центральной Европы, будем чистыми донорами. Наступит момент, когда Венгрия не будет получать деньги от Союза, а будет их платить. Вы платите больше, чем получаете. Чехия уже близка к этому, но мы тоже будем там примерно в это время. Кто платит, тот и музыку заказывает — это изменит и нашу ситуацию", — закончил свое выступление премьер.

Логика Орбана как электоральная стратегия

Орбан предсказывает дальнейшее обострение международной обстановки, а затем успокаивает аудиторию тем, что у него есть план особого пути, способного провести страну между опасных смерчей и водоворотов. План, надо сказать, сомнительный: Венгрия в роли хаба, где сходятся и согласовываются интересы ЕС, США, России и Китая, выглядит как-то неубедительно. Но если скармливать публике этот продукт достаточно долго, то к 2030 году значительная ее часть может и подсесть на него. 2030 год – это вторые, после нынешних, выборы. То есть, Орбан, сидящий в премьерском кресле с 2010 года, три срока подряд, делает заявку еще на два срока. 

А дальше еще интереснее: 67-летний к 2030 году политик не собирается уходить и после 2030 года, объявляя ближайшие восемь лет периодом подготовки к моменту, когда роль Венгрии резко возрастет, став качественно иной, отчего венгерские политики смогут уже не танцевать в Москве и Брюсселе, а сами заказывать музыку.

Чтобы обосновать и продвинуть этот план, Орбан собрал все страхи, циркулирующие в венгерском обществе: миграцию, антивенгерский заговор в Брюсселе, гендерную угрозу, зловещие планы Сороса и рост стоимости коммунальных услуг. Эта мобилизация сработала на выборах, поскольку за страшными декорациями скрывалась не пустота, как это попыталась представить оппозиция, а реальные проблемы. Иной вопрос, что эти проблемы, да, сложные, но решаемые, притом, решаемые совместно, в рамках ЕС, подавались Орбаном в апокалиптической интерпретации, когда в миру нет спасения, и единственный шанс спастись – закрыться от мира, и веровать.

В ситуации, когда государство контролирует большую часть рынка СМИ, такая стратегия может быть успешной. К тому же, помимо контроля над СМИ, Орбан за 12 лет у власти урезал в Венгрии все демократические институты, контролируя прокуратуру и обеспечив себе личную лояльность чиновников.

Кроме того, Орбан, насколько можно судить, искренне убежден, что Запад вступил в фазу распада, а США как глобальная держава уступают место Китаю, по крайней мере, в обозримой перспективе – и видит в этом возможность для себя. "Мы уже знаем, на что похож мир, когда в нем доминируют англосаксы, — заявил он в одном из предвыборных интервью. — Но мы еще не знаем, каким будет мир, когда в нем будет доминировать Китай. Одно несомненно: англосаксы требуют, чтобы мир признал их позицию морально правильной. Для них недостаточно принять реальность власти; им также нужно, чтобы вы приняли то, что они считают правильным. У китайцев такой потребности нет. Это определенно будет большим изменением в ближайшие десятилетия".

Впрочем, в арсенале Орбана есть и "европейское лицо" Венгрии — президент Каталин Новак, выдвинутая Fidesz, и вступившая в должность в мае. Новак 42 года, она бывший министр семьи, свободно владеет английским, французским и немецким языками, и не несет ответственности за последние 12 лет венгерской внешней политики. Уже первый месяц пребывания в президентском дворце (объем полномочий президента Венгрии делает выражение "у власти" не совсем точным) принес ей, а с ней и стоящему за ее спиной Орбану, ряд успехов. Новак удалось договориться о встречах с президентом Польши Дудой, Германии — Штайнмайером, Чехии — Земаном, а также с премьер-министром Фиалой. В публичных заявлениях она не дистанцируется от официальной венгерской линии, но осуждает российскую агрессию, и заявляет о солидарности с Киевом.

Сам же Орбан уже в первые дни войны заявил в интервью еженедельнику "Mandiner": "Россия продолжит существование и после войны. Интересы Венгрии и Евросоюза останутся и после войны". Ему вторят близкие к правительству Венгрии эксперты, считающие уход скорый Путина самообманом Запада. По их прогнозу Путин останется у власти до 2036 года, а США и НАТО не рискнут вступить в прямой военный конфликт с крайне милитаризованной и агрессивной России. К такому сценарию и готовится Венгрия, выторговывая себе максимум преференций со всех сторон. 

    Реклама на dsnews.ua