• USD 26.4
  • EUR 30.6
  • GBP 36.3
Спецпроекты

Трансатлантический раскол. Куда заведет ссора ЕС с США

Если Берлин поддержит Париж в войне с англосаксами, то Белый дом получит возможность "забыть" о договоренностях с Меркель

Французская подводная лодка
Из-за создания альянса AUKUS Франция лишилась многомиллиардного контракта на поставку Австралии подводных лодок / Getty Images
Реклама на dsnews.ua

Брюссель, наконец, выбрал сторону в конфликте между Францией и США, вспыхнувшем после создания Вашингтоном, Лондоном и Канберрой оборонного альянса Aukus, что лишило Париж многомиллиардного контракта на поставку Австралии 12 дизельных субмарин класса Attack.

Поначалу,когда Париж уже рвал и метал, рассказывая о "ноже в спину", внешнеполитическое ведомство ЕС под водительством Жозепа Борелля подошло к вопросу с осторожностью и обещанием разобраться в ситуации.

Но вскоре свою оценку происходящему предоставило руководство ЕС — аффилированный с президентом Франции Эммануэлем Макроном экс-премьер Бельгии и нынешний глава Евросовета Шарль Мишель, а также председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, бывший министр обороны Германии.

Фон дер Ляйен в последнее время, в частности с момента прихода в Белый дом Джо Байдена, демонстрировала готовность с бОльшим пиететом относиться к позиции Соединенных Штатов относительно будущего ЕС.

Да и, ко всему прочему, у нее конфликт с Мишелем на почве соперничества. Речь о банальном выяснении, у кого какие полномочия и кто обладает большей властью.

Однако скандал в некотором роде объединил руководителей Евросовета и Комиссии.

Наиболее красноречивым был Мишель. В Нью-Йорке, куда он прибыл на сессию Генассамблеи ООН, президент Совета едко прошелся по известному лозунгу Байдена "Америка вернулась".

Реклама на dsnews.ua

"Что это значит: "Америка вернулась?". Америка снова вернулась в Америку или куда-то еще?", — сказал Мишель журналистам, обвинив администрацию Байдена в "нелояльности" и "непрозрачности" по отношению к своим союзникам.

Фон дер Ляйен, в свою очередь, в интервью CNN назвала "неприемлемым" то, как США, Британия и Австралия поступили с Францией.

При этом президент ЕК воздержалась от резких высказываний, которые позволил себе Шарль Мишель.

"Есть много открытых вопросов, на которые необходимо дать ответы. С одной из наших стран-участниц обошлись неприемлемо, поэтому мы хотим знать, что произошло и почему", — сказала она, отметив, что Вашингтон сперва должен эти ответы предоставить, а затем уже Брюссель, возможно, вернется реализаций совместных проектов и программ.

Это явный намек на то, что в противном случае ЕС может отказаться от проведения первого заседания свежеиспеченного двухстороннего Совета по торговле и технологиям, которое запланировано на следующую неделю в Питтсбурге.

И это важно, поскольку Совет должен бы положить начало обновлению партнерства между Брюсселем и Вашингтоном.

Фактически это первый шаг на пути к реализации давно откладываемого проекта полноценного Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП).

Соединенные Штаты и Европа пытались запустить трансатлантическую зону свободной торговли еще в президентство Барака Обамы. Активная фаза переговоров проходила до российской агрессии в Украину. А после ее начала стороны даже согласовывали документы, регулирующие функционирование ТТИП, но в итоге споткнулись о несколько пунктов, неприемлемых либо для ЕС, либо для США.

Одним из камней преткновения стали положения, касающиеся авторского права.

ЕС с подачи Франции выступил против "уравниловки" для американских и европейских производителей интеллектуального продукта, отказав США в льготном доступе на этот рынок.

В специальном документе Париж через Брюссель подчеркивали, что европейская культура — вне каких-либо международных соглашений ввиду своего богатства и многообразия.

Франция опасалась, что условный Голливуд подомнет европейских кино— и игроделов, художников, музыкантов и т.д. А ведь это огромный рынок: на то время, как отмечается в записке ЕС, эти отрасли обеспечивали 2,6% от ВВП всего Евросоюза, опережая химическую промышленность и рынок недвижимости.

В общем французы и европейцы в целом уперлись. Обама же оставил эту идею, поскольку его каденция уже подходила к концу. В Белый дом пришел Дональд Трамп, который взял курс на обострение отношений с Европой.

Затем Трампа сменил Байден, и до недавних пор сомнений в его четком намерении возродить хорошие отношения с разнородной Европой не возникало.

Возможно, он смог бы завершить то, что не успел Обама — создать ТТИП, но теперь, ввиду жесткой позиции Парижа по Aukus, этот проект вновь может оказаться сорван.

И нужно понимать, что для европейцев это тоже возможность прижать к ногтю американский крупный бизнес. Прежде всего, техногигантов Google, Facebook, Twitter.

ЕС и отдельным странам-членам спорадически и частично это удается сделать — заставить "большую тройку" платить больше, но усиление прессинга с недовольством воспринимается в Вашингтоне.

Теперь же, когда Соединенные Штаты сделали ставку на англосаксонских друзей, у ЕС, науськиваемого той же Францией, есть возможность взять техногигантов в оборот.

По сути, Джо Байден сделал то же, что и Трамп в свое время — создал условия для трансатлантического кризиса.

Трамп воевал с французским вином, немецким автопромом, а также требовал от союзников по НАТО увеличить расходы на оборону.

Байден действовал иначе. Абсолютно иначе. Возможно, даже вероломнее, но в конечном итоге он, следует признать, провернул довольно красивую схему.

Во-первых, спровоцировал Францию на политическую конфронтацию, которая уже перешла в высокие кабинеты ЕС, затем, будьте уверены, проблемами Парижа всерьез озаботится и союзная Германия, вместе с которой Франция подминает под себя ЕС.

Что очень важно, случилось это накануне выборов в Бундестаг, по итогам которых впервые за 16 лет федеральное правительство возглавит не рассудительная Ангела Меркель.

Возможно, это будет рассудительный Олаф Шольц из Социал-демократической партии. Но эсдеки испытывают куда меньше любви к Соединенным Штатам.

Поддержка Франции в конфликте с США дает немецким эсдекам новые рычаги влияния и возможность укрепить свои позиции в ЕС сразу после выборов. И, конечно же, открывает возможность более эффективно совместно работать в направлении стабилизации отношений с Россией.

Но в то же время, если новый канцлер ФРГ пойдет по этому пути, то Байден получает все основания нивелировать договоренности, достигнутые с Меркель, и закрепленные в Вашингтонской декларации.

То есть в таком случае франко-германский союз развяжет ему руки в вопросе санкций в отношении "Северного потока-2".

Украина, конечно, в ближайшей перспективе тоже рискует попасть под удар в гипотетической трансатлантической "войне", в том числе в рамках "Нормандского формата".

С другой стороны, провоцируя этот кризис, администрация Байдена может оживить закостеневшую Европу и дать дорогу новым европейским альянсам. Например, под началом амбициозной Польшей, тем более что отношения Варшавы с Берлином и Брюсселем все далее от радужных.

Во-вторых, Байден укрепил англосаксонский альянс для более эффективного противостояния с Китаем.

Тоже, заметим, очень своевременно. Как раз параллельно с формированием Aukus в Китае начинается острый финансовый кризис в связи с возможным банкротством второго крупнейшего девелопера Китая — компании Evergrande.

Если это произойдет, что очень вероятно, Китай может поглотить целая волна кризисов в других сферах. Естественно, Пекину будет не до борьбы за мировое господство с США — КПК будет полностью сосредоточена на внутренних проблемах. 

    Реклама на dsnews.ua