Экономика

«Южный поток-2» или как Россия загоняет себя в турецкий капкан

На газовом рынке главной новостью недели стало заявление Путина и Миллера о том, что «Южный поток» умер

Фото: EPA/UPG

С точки зрения пиара все было обставлено исключительно правильно - Путин самолично объяснил решение о закрытии проекта происками Евросоюза и Болгарии. И предупредил, если газа Европе не хватит - сама виновата.

Хотя по факту, речь идет не столько о закрытии проекта, сколько об изменении его маршрута. Вместе с заявлениями о закрытии "Южного потока" было сказано о том, что будет построен новый газопровод в Турцию, отправной точкой которого станет компрессорная станция "Русская", запроектированная ранее для "умершего" проекта. По нему "Газпром" будет поставлять те же 63 млрд куб. м, но уже не в Болгарию, а в Турцию. О том, что за два года на "Южный поток" россиянами было потрачено более $4,5 млрд., в Кремле предпочли умолчать.

Примечательно, но кроме лаконичного анонса Путина, о новом газопроводе не известно ничего - не были обнародованы ни условия договоренностей, ни подробности проекта. Так что в этой связи возникают лишь предположения.

Анкара неоднократно намекала Кремлю, что поставлять через свою территорию газ в ЕС она согласна только в качестве посредника. Т.е. покупать у "Газпрома" топливо и потом продавать потребителям по своей цене. Ранее Кремль был категорически против такой схемы. А теперь - кто знает

Первое, никаких реальных договоренностей пока что нет, и вряд ли они появятся в ближайшем будущем. В пользу этой версии говорит сразу несколько фактов. Так, в ЕС заявляют, что не считают проект закрытым. Вчера вице-президент Еврокомиссии по вопросам энергетического союза Марош Шевчович заявил, что "Еврокомиссия организовывала уже несколько встреч с целью найти решение по полному соответствию этого проекта законодательству ЕС. Следующая такая встреча запланирована на 9 декабря 2014, и она состоится, несмотря на объявление Россией об остановке проекта". По словам Шевчовича, на этой встрече будет обсуждаться "новая ситуация" по газопроводу. То есть, Россия проект закрыла, но по ходу "забыла" официально об этом уведомить партнеров. А значит вполне возможно, что это лишь очередная игра на нервах Евросоюза.

Кроме того, перенаправление проекта через Турцию, с точки зрения логистики и расходов, занятие ох какое недешевое. А в РФ не было денег даже на трубу "Южного потока", кредит под это дело никто не дал.

Другая версия - договорённости существуют, иначе власти Турции уже не преминули бы опровергнуть заявления Кремля. Но они настолько невыгодны России, что афишировать их никто не хочет. Иначе все может получиться как с "Силой Сибири" - и 38 млрд. кубов - не 38, и китайские деньги - не китайские.

Турция, надо полагать, не против "китайских" условий. Только с Анкарой все еще интересней, чем с Пекином. Это государство физически не способно потреблять 63 млрд. кубов, о чем открыто говорят в "Газпроме". Для собственных нужд им надо еще 14 млрд куб. м в дополнение к 16 млрд куб. м, которые сейчас идут по "Голубому потоку". Остальные без малого 50 млрд. пойдут через нее транзитов в Европу.

Но! Анкара неоднократно намекала Кремлю, что поставлять через свою территорию газ в ЕС она согласна только в качестве посредника. Т.е. покупать у "Газпрома" топливо и потом продавать потребителям по своей цене. Ранее Кремль был категорически против такой схемы. А теперь - кто знает. Для Турции это уникальная возможность стать европейским газовым хабом. Месяц назад президент Турции Реджеп Эрдоган, будучи в Ашхабаде, заявил, что газопровод TANAP, который реализуется Анкарой и Баку, мог бы рассчитывать на поставки в Европу и туркменского газа. И этот вопрос уже обсуждался Гурбангулы Бердымухамедовым с главой компании SOCAR (Госнефтекомпания Азербайджана) Ровнагом Абдуллаевым. И тогда же президент Ирана Хасан Рухани в ходе своего визита в Баку заявил о том, что Азербайджан может связать его страну с Европой.

Владимир Путин и Алексей Миллер

В итоге получается интересная картина: Турция имеет все шансы получить доступ к иранскому, азербайджанскому, туркменскому и российскому газу одновременно и стать точкой доступа для всей Европы. России в этом случае придется забыть о монополии и довольствоваться ролью - "второй с краю".

Однако, Кремль может на это пойти. Во-первых, ради того, чтобы показать "как Путин всех переиграл". Во-вторых, уж слишком серьезный удар для приближенных "проводостроителей"​ - этот отказ от "Южного потока". Они страдают от санкций, терпят свой "невыездной" статус, порой несут полную чушь только ради того, чтобы остаться "у кормушки". А тут вам еще и потеря подрядов на $23 млрд. Но по итогу, если проект будет реализован, то крупнейшее государство Евразии зажмут в газовые тиски Китай и Турция.

Впрочем, есть и еще один вариант: не будет реализован ни "Южный поток", ни альтернативный проект. Если это так, то Украине сейчас нужно понимать, что ценность нашей ГТС снова выросла, а значит Владимир Владимирович опять может попытаться "хоть чучелом, хоть тушкой" получить над ней контроль. Хотя профильные эксперты сомневаются в реальности такого сценария.

Как закрытие "Южного потока" повлияет на украинскую ГТС?

Заместитель генерального директора Центра исследований энергетики Вадим Гламаздин

Вадим Гламаздин. Фото: novostimira.com.uaГлобально закрытие "Южного потока" мало что изменит для нашей ГТС. В краткосрочно перспективе - да. В долгосрочной - все зависит от того, какие реформы будут проведены государством в газовой сфере.

Ближайшие пару лет, до того, как Россия придумает построить что-нибудь еще в обход Украины, наша ГСТ будет для нее важна. Все равно они не могут весь объем газа прокачивать через "Северный поток" или через Турцию. Так что пока украинская ГТС будет оставаться ключевой инфраструктурой прокачки российского газа в Европу, если, конечно, Москва будет туда его поставлять. Но на более длительный срок сложно что-то прогнозировать. Российские власти мечутся - то Китай, то Турция... Конечно, с точки зрения здравого смысла, России надо договариваться с нами, эксплуатировать имеющуюся газовую инфраструктуру и не морочить голову ни себе, ни людям. Но это с точки зрения здравого смысла...

Директор Института энергетических стратегий Дмитрий Марунич

Дмитрий Марунич. Фото: from-ua.comЕсли честно, то я не вижу связи межу закрытием Южного потока и модернизацией нашей ГТС. Во-первых, Южный поток как таковой закрыт, но Россия все равно собирается строить трубопровод через территорию Турцию. Можно говорить о том, что просто меняется формат проекта, и на данный момент "Газпром" не отказывается от планов уменьшения зависимости от украинской газотранспортной системы. Мне кажется, что именно это и является основным фактором снижения привлекательности украинской ГТС. Инвесторы к нам бы повалили, если бы были уверены, что транзит газа через Украину будет расти, а пока он падает даже без всякого "Южного потока".

Если бы наша ГТС была бы принципиально важна для России, они бы увеличивали транзит газа через Украину. А с начала года транзит уменьшился на 15%. Я так понимаю, что "Газпром" не собирается отказываться от планов максимальной загрузки альтернативных Украине маршрутов.

Директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко

Закрытие "Южного потока" не увеличит и не уменьшит шансы привлечь инвесторов к модернизации нашей ГТС. Все зависит от реформ, которые будет проводить украинское правительство в газовой сфере.

Владимир Омельченко. Фото: newsprolife.com.uaЧто касается перспектив строительства трубопровода через территорию Турции, то не стоит забывать, что турки - очень сложные и "капризные" партнеры. Через эту страну проходит много маршрутов транспорта газа, и турки имеют возможность выбирать себе партнеров. Они в любой момент могут отказаться от российского газа, и это абсолютно не отразится на их энергетической системе. Во-вторых, турки всегда ставят условие - возможность реэкспортировать газ. Да и сам маршрут будет недешевый. Мы видим это по "Голубому потоку", который был построен в конце 90-х-начале 2000-х годов. Этот проект недозагруженный, потому что турки имели возможность диктовать свои условия, поскольку у них были другие источники поставок газа.