Экономика

Спортивные поражения

Шесть спортивных школ, в которых сегодня воспитываются около 150 детей, стали для олимпийской чемпионки по спортивной гимнастике Стеллы Захаровой хоро

Украинские чиновники очень любят спорт: планируют и организовывают международные чемпионаты и входят в руководство спортивных федераций. Сам же спорт при этом постепенно декультивируется в Украине, встречаясь с противодействием все тех же чиновников.

Шесть спортивных школ, в которых сегодня воспитываются около 150 детей, стали для олимпийской чемпионки по спортивной гимнастике Стеллы Захаровой хорошим подспорьем после ухода из большого спорта. "Эти част­ные клубы моего имени — мой бренд. Было бы глупо утверждать, что я занимаюсь благотворительностью: да, я зарабатываю на этом. Конечно, спорт может быть бизнесом", — говорит она. Сколько пришлось вложить на старте проекта, Стелла Захарова не говорит, лишь уточняет, что клубы сегодня работают с 20%-ной рентабельностью.

Из варяг в греки

Прежде, чем открыть собственную школу в Украине, Стелле Захаровой пришлось поднатореть в изучении бизнес-процессов. Получив профильное образование в Швеции, вместе с мужем она организовала собственное дело по организации сборов для хоккейных и футбольных команд стран СССР. В Украине ей удалось выстроить мощный бренд, проводя на протя­жении 12 лет международный Кубок по спортивной гимнастике имени Стеллы Захаровой.

Большинство ее школ арендуют залы в зданиях обычных общеобразовательных заведений Киева, многие из которых пребывают в плачевном состоянии. Мечта спортсменки — открыть в Киеве гимнастический зал. Говорит, что многие ее коллеги в России уже обзавелись собственными помещениями. А в подтверждение показывает фото таких залов. Внешне — ничего примечательного. Строения, похожие на ангары, созданные по технологии быстро монтируемых зданий. "Я неоднократно обращалась к Александру Попову с письмами, — рассказывает Стела Захарова. — Дайте хотя бы землю, а мы уже будем искать инвестора для строительства. Я сама куплю оборудование. Никакого ответа. Уже год пробиваюсь к нему на прием — и не могу попасть".

Сегодня у гимнастов вообще нет зала в Киеве: в единственном, во Дворце спорта, им заниматься больше не разрешают. А сама арена более не соответствует инфраструктурным требованиям для проведения турниров международного уровня.

Журналист, общественный активист и вице-президент Федерации ушу, кунг-фу и цигун Юрий Бутусов вспоминает, как год назад около двух тысяч известных спортсменов собрались на акцию под стенами киевской мэрии, протестуя против решения Киевсовета повысить ставки на аренду коммунальной собствен­ности. "Ставка аренды для спортивных клубов была резко увеличена. Для сравнения: для предприятий общественного питания она стала 10%, для похоронных бюро осталась 3%, для компьютерных клубов — 8%, для спортивных организаций — выросла с 3% до 17%. В Киеве больше 600 школ, все они сдают свои спортивные залы в аренду. Платить такую ставку у спортивных клубов возможности нет. В итоге нам удалось добиться, чтобы стоимость аренды для них снова при­равняли к стоимости аренды для похоронных бюро".

Рассказ Бутусова — сплошной "мартиролог" спортивных объектов в столице. Один из примеров — единственный в Киеве легкоатлетический комплекс класса А стадион "Атлет", сектор для метания молотов и дисков которого Киевсовет в 2003 году отдал под застройку Генпрокуратуре. С тех пор участок несколько раз перепродавался — пока не попал в распоряжении компании ТММ, которая и взялась за возведение на нем новых домов. "С 2003 года городская федерация легкой атлетики за свой счет ведет юридические тяжбы с государственными учреждениями, которые забрали у государства един­ственный легкоатлетический комплекс в центре Киева. А ребята из ДЮСШ, занимающиеся метанием молотов и дисков, должны ездить на тренировки с 10-килограммовыми молотами из Киева в Вишневое", — рассказывает Юрий Бутусов.

Демонстрируя любовь к спорту и всячески поощряя строительство дорогих и, в некоторых случаях, никому не нужных спортивных объектов, как пресловутый львовский футбольный стадион, государственные и местные чиновники на деле всеми возможными способами способствуют исчезновению спортивных школ.

Нездоровый дух

"Под Евро-2012 закрыли верхнее поле стадиона "Олимпийский", — рассказывает Наталья Добрынская, мировая рекордсменка и олимпийская чемпионка по легкой атлетике. — После зимы там все "поплыло". На стадионе на Лесном массиве вся дорожка изрыта корнями деревьев, по ней страшно бегать, потому что на большой скорости легко травми­роваться. То есть стадионов для легко­атлетов в Киеве нет: на всю столицу есть только один манеж. Спортсмены-профессионалы могут хотя бы поехать куда-то на сборы. Есть стадионы в Ялте и Виннице. Но когда на одном ялтинском стадионе находится 300 или 500 спортсменов, тренироваться просто невозможно".

На единственном в Киеве спортивном катке на улице Шалетт занятия начинаются в 5 часов утра. Сегодня это един­ственный каток в Киеве, где могут тренироваться профессиональные спортсмены, поясняют в Федерации фигурного катания. Есть еще коммерческий каток в Броварах, аренда которого обходится спортсменам в 2-3 тыс. грн. в час. Это $1 млн в год, подсчитали в Федерации. И речь идет только об одном городе и одном катке.

Многолетний глава тернопольской ДЮСШ по биатлону и наставник чемпионки мира Елены Пидгрушной Игорь Починок занимается тренерской работой с 1974 года. У его спортсменов никогда не было ни нормальных баз, ни экипировки — бывало, что тренировались в тире, соревновались в обуви на два размера меньше необходимого. Однако, рассказывает Починок, тренируя еще советских спортсменов, он поставил себе целью сделать так, чтобы на всесоюзных сорев­нованиях его земляков перестали пре­небрежительно называть "хохлами" и "сельпом", и доказать украинским чиновникам, что и у нас в стране могут развиваться зимние олимпийские виды спорта. С тех пор его воспитанники неоднократно лидировали на чемпионатах СССР, Европы и мира. Однако, опасается тренер, таким триумфальным результатам его труда не сегодня-завтра придет конец.

Год назад биатлонистам как раз отремонтировали старую советскую базу в Подгороднем, пригороде Тернополя — постарался глава областного совета Алексей Кайда. Но вернувшись недавно с соревнований, спортсмены узнали, что земля поляны, вокруг которой проходит трасса, и которую они считали своей базой, решением районного совета отдана под застройку. "Самое обидное — отдали ведь людям, которым и так есть где жить, — замечает Игорь Починок. — Я выходил на руководство области и района, просил: если уж будете забирать, то перенесите хотя бы нам трассу в другое место. Отремонтировать осталось всего метров 300, только год, как дети перестали ломать на ней руки и ноги. Счета уже месяц заблокированы — базе выставили долг в 130 тыс. грн., и финансирование не поступает". "Однако нас бьют — а мы крепчаем", — неожиданно повеселев, добавляет тренер.

По законам эволюции

После перечисления бед украинских спортсменов многие собеседники "ВД" указывают на опыт России, мол, хорошо бы было применить его у нас: распределить виды спорта среди местных олигархов — пусть поддерживают. Западный опыт клубной системы, в которой спорт практически самоокупаем, будучи тесно интегрированным в экономику страны, считается неприменимым в стране, где нет цивилизованных бизнес-отношений.

Однако и суррогатный украинский опыт, когда в поиске поддержки люди из системы спорта выбирают в руководство федераций бизнесменов и чиновников, не принес ощутимых улучшений. Возглавлявшая раньше Федерацию спортивной гимнастики Стелла Захарова говорит, что, покинув однажды по собственной воле этот пост, сегодня ни за что не согласилась бы занять его снова: "Во-первых, упущено время. Во-вторых, все разбазарено. В-третьих, я одна уже ничего не сделаю: нужно хорошее финансирование. Я могу найти какого-то спонсора, но этого уже недостаточно".

Деловая и чиновничья среда в Украине настолько интегрированы, что сложно определить в одночасье: то ли приходящие сегодня из них в руководство спортом люди намерены ставить его на новые, коммерческие, рельсы, то ли подключаются к борьбе за перераспределение и освоение бюджетных средств. Выделяя огромные деньги на строительство спортивных объектов, под пространные речи о здоровье и гордости нации государственные и местные функционеры на деле при­лагают все усилия, чтобы уничтожить инфраструктуру, оставшуюся с советских времен.

Поэтому в видимой перспек­тиве украинскому спорту вряд ли стоить рассчитывать на поддержку чиновников или местных "денежных мешков". Похоже на то, что рано или поздно вся система сама, без помощи государства или вопреки ему, перестроится в бизнес-систему. И выживут только те виды спорта, у участников которых найдется достаточно энергии, смекалки и амбиций, чтобы создать соб­ственную школу и собственный бренд.