Экономика

Раздвоение личности

Реальность многих украинских бизнесменов в последние годы жизнь на две страны. Оставаясь в Украине, все больше предпринимателей развивают активы за ру

Реальность многих украинских бизнесменов в последние годы жизнь на две страны. Оставаясь в Украине, все больше предпринимателей развивают активы за рубежом. Лучше других удерживаются в этом ритме те, для кого первоочередным мотивом открытия бизнеса за границей стала подготовка к прессингу со стороны рейдеров и проверяющих органов.

Итальянскому бизнесу Арсена Авакова — 10 лет. Сыроварню Mozzarella de Bufala политик приобрел, когда только начал приобщаться к украинской общественной жизни. Вот почему решение инвестировать около €5 млн в покупку зарубежного предприятия экс-глава Харьков­ской госадминистрации просит не связывать с желанием подготовить подушку безопасности на случай смены власти. "Этот бизнес был [куплен] в 2003 году. Тогда я еще не занимался политикой. Этот шаг рассматривался как шаг в Европу", — объясняет свое решение г-н Аваков.

Но именно этот актив серьезно помог бывшему губернатору переждать тяжелые времена, связанные с открытием уголовных дел в Украине. На время турбулентности на родине он отправился в Италию. Работающий в течение года бизнес в этой стране позволяет выходцам из других государств оставаться там. "В этом нет никакой проблемы — оформить вид на жительство, — объясняет Аваков. — Но я гражданин Украины, хочу что-то делать в этой стране, поэтому не оформлял никакого вида на жительство и политического убежища в Италии". Возможно, сейчас Арсен Аваков говорил бы совсем иначе, если бы ему не удалось договориться о проходном месте в парламент по спискам "Батькивщины". Только мандат народного депутата, полученный в 2012 г., позволил политику и бизнесмену вернуться на Родину. Кто знает, не придется ли через пять лет ему снова переезжать в Италию. Так что на всякий случай от зарубежного бизнеса народный депутат не избавляется.

В отличие от Авакова, совладелец сети ресторанов "Козырная карта" Андрей Задорожный, основатель сервиса Prostoprint Денис Олейников и другие украинские предприниматели, за последние три года выехавшие из страны, возвращаться не спешат. Анализируя их опыт, те, кто остается в Украине, все чаще задумываются о запасном убежище за рубежом.


кликните, чтобы увеличить

План "Б"

Один из недавних клиентов компании Feod Group, специализирующейся на услугах по иммиграции, — владелец региональной сети отелей в Украине. Отельер заинтересовался иммиграционной программой в Великобританию посредством покупки бизнеса в этой стране. "Его интересовали только гости­ницы, — рассказывает Елена Джорджио, директор компании Feod Group. — Среди главных критериев было удачное месторасположение, а также ряд финансовых факторов, в частности — рентабельность не менее 12%". Подходящий вариант нашелся: за отель украинцу пришлось выложить GBP1 млн. Но получение вида на жительство не заставило его расстаться с украинским бизнесом. Ста восьмидесяти дней в году, которые согласно британскому законодательству он может проводить за пределами страны, хватает на то, чтобы украинские отели находились под его присмотром.

"Просто в последнее время все хотят иметь план "Б". Мол, если что — у меня уже за рубежом есть убежище, — констатирует Галина Хоменко, старший менеджер группы Human Capital компании Ernst&Young. — Состоятельные клиенты стали чаще обращаться с просьбой подготовить обзор удобных с налоговой точки зрения юрисдикций. Интересуются, как туда попасть, чтобы полностью отвечать законодательству, какие пре-иммиграционные шаги нужно сделать?"

Александр Ярошенко, председатель Донецкой областной организации "Батькивщины" и основатель сети медцентров "Медипроф" три месяца назад вернулся в Ук­раину. В 2011-м главный донецкий оппозиционер оказался фигурантом нескольких уголовных дел. Заявив, что правоохранительные органы действуют по политическим мотивам, он выехал за рубеж. В общей сложности за последние два года Ярошенко провел за границей примерно год. Находился в России, Турции, Италии и Бельгии. Его партнеры в Украину так и не вернулись — занимаются организаций общего бизнеса за рубежом. "Все мои компаньоны, пока я был за границей, выехали из Украины. Кто в Хорватию, кто в Бельгию, кто в ОАЭ. Шесть человек собрались и уехали. Туда и бизнес потихонечку переводят, — признался он "ВД". — Это сертификация металлопродукции, трубопроводов, нефтепроводов. Мы этим зани­мались 15 лет. Только раньше мы нахо­дились в Украине, а сегодня мы отсюда уехали".

Благодаря такой тенденции последние два года компании, занимающиеся вопросами бизнес-эмиграции, чувствуют себя прекрасно. Активный поиск клиентов — уже не их удел. Число желающих купить или открыть бизнес за границей, вложить деньги в недвижимость, да и вообще сделать что угодно, лишь бы обзавестись запасным аэродромом, растет как на дрожжах. "За последние два года поток клиентов увеличился раза в три, — констатирует Юлия Федоренко, менеджер по иммиграции компании BPT Group. — Раньше многие предпочитали инвестировать крупные суммы просто в покупку недвижимости, теперь же все больше интересуются именно бизнесом, открытием компаний. И не просто для галочки. Здесь нужно работать, платить налоги. Причем если раньше к нам обращались преимущественно представители крупного бизнеса, теперь открывать предприятия за рубежом стремятся и менее состоятельные украинцы".

В соответствии с финансовыми возможностями распределилась и география спроса. Представители крупного бизнеса чаще останавливаются на Великобритании, Швейцарии, Австрии, Германии, Португалии. "Билет" сюда стоит €0,5-1 млн. Более доступны Болгария, Польша, Словакия, Словения, Чехия, Латвия. Чтобы открыть здесь компанию, желательно располагать суммой от €150 тыс. И хотя официальная статистика плохо отражает действительность, в 2012 году Госстат все же зафик­сировал рост прямых инвестиций из Украины в экономику ряда стран по сравнению с 2011 годом. В Россию — на 2%, в Латвию — на 1,6%, в Польшу — на 1,1%.

Выдержать дистанцию

Бизнес-мигранты — лучшие консультанты по вопросам переезда в конкретную страну и открытия там бизнеса. Их знания сейчас особенно востребованы теми украинцами, которые только задумываются о приобретении зарубежных активов. "Этим я и занимаюсь: работаю с частными инвесторами, помогаю им размещать средства, а также консультирую по сопутствующим вопросам — бизнес-эмиграции и геонезависимости", — пояснил "ВД" Денис Олейников, бывший владелец украинского сервиса Prostoprint, поселившийся в Хорватии (подробнее — см. блиц-интервью). Но вместе с тем он признался, что ощущает сопротивление тамошней бизнес-среды.

Жизнь на две страны — не меньшее испытание, чем переезд за рубеж. Нардеп-регионал Владислав Лукьянов знает, насколько неудобно вести бизнес из Украины на расстоянии. Именно поэтому он закрыл свой ресторан в Японии. Заведение под названием "Така Хата" появилось в Стране восходящего солнца после оранжевой революции, когда Лукьянов, тогдашний руководитель штаба Партии регионов в Донецкой области, уехал из Украины в связи с активизировавшимися проверками аффилированных предприятий. "Мы взяли помощников — экспертов по регистрации компаний, организации бизнеса, — вспоминает он. — Бизнес-консультанты помогли наладить работу ресторана, основы языка у меня были. Первоначальные вложения составили меньше $100 тыс. и пошли главным образом на закупку оборудования. Проект оказался очень успешным. Мы получали выручку, докупали оборудование, обновляли посуду уже за счет оборотных средств. Я прожил там почти год. Но когда вернулся в Украину, ресторан закрыл. Потому что "чуть-чуть не так" там не может быть. Либо ты там, на месте, отвечаешь за все и все контролируешь, либо можешь получить проблемы, которые не смог проконтролировать. Поэтому я решил закрыть этот вопрос".

Для реализации зарубежных бизнес-проектов "на расстоянии" нередко нужно иметь не только партнера за рубежом, но и дополнительный персонал в Украине. Дмитрий Кохманюк, администратор доменной зоны UA, более 10 лет проживший в США, создал с американским партнером компанию, занимавшуюся хостингом. Но, вернувшись в Украину, понял, что не может помогать компаньону. "Нужно или жить там, или хотя бы находиться в одном часовом поясе, — поясняет он. — Если человек звонит и требует поддержки, а в Киеве ночь, то нужно или не спать ночью или нанимать того, кто будет оказывать поддержку. А если бизнес там, то нанять некого, нужно делать все самому. Без персонала реально можно делать только инвестиции, покупать долю в бизнесе".

Он убежден, что большинство офлайновых бизнесов вообще не могут быть реализованы на расстоянии. "Почти во всех странах, чтобы сопровождать компанию, нужно там присутствовать. Раз в год подавать какой-нибудь отчет. Если говорить о бизнесе в реале, ресторане, например, обычно без эмиграции это невозможно. Наверное, исключением является покупка недвижимости, если это считать бизнесом".

Игра по-крупному

Вместе с тем число сторонников зарубежных инвестиций растет даже за счет представителей Партии регионов. Экс-нардеп Ни­колай Янковский, собственник "Стирол­биофарм", признался "ВД", что тоже подумывает о создании зарубежной компании. Правда, направление бизнеса уточнить отказался: "Планы не раскрывают. Человек говорит, только когда он что-то сделал, иначе это не бизнес". Нам удалось выяснить в Госстате десятку компаний, инвестировавших в 2012 году са­мые большие суммы за рубеж. В нее входят "СКМ" и "Запорожсталь" Рината Ахметова, "УкрАвто" Тариэла Васадзе, "Конти" Бориса Колесникова, "Центрально-европейская кондитерская компания" (Roshen) Петра Порошенко, проданная россиянам IDS и др. Уточнять суммы и даже страны, в которые осуществлялись инвестиции, в Госстате посчитали лишним.

Один из важнейших мотивов для приобретения активов за рубежом у крупного бизнеса — падение доходности предприятий в Украине. "Шоколадный король" Петр Порошенко не скрывает, что рост капитализации его концерна "Рошен" произошел за счет активов в России, Венгрии и Германии, куда он в последнее время активно инвестирует. "Я считаю, что сегодня у нас огромное количество средств идет вне бюджета. Вместе с тем из реальной экономики выжимают последние соки", — возмущается миллиардер. Крупный бизнес уже открыто высказывает недовольство бизнес-климатом и фискальной политикой, забывая о правиле не портить отношения с правительством. Павел Климец, владелец группы компаний "Олимп", будучи народным депутатом прошлого созыва, так и не смог заблокировать неблагоприятные для водочной отрасли налоговые инициативы. "Пять лет назад Украина экспор­тировала водку в 87 стран мира. Прошло 5 лет, и SV — банкрот, Nemiroff льют в России и Беларуси, "Хортица" тоже строит завод в России и делает акцент на продажи в Америку. В 2011 году водку экс­портировали лишь в 37 стран. В Раде я или не в Раде, а министры любых наших правительств думают о поступлениях в бюджет и своих обязательствах полити­ческих, в т. ч. перед бюджетниками, не думая почему-то о промышленности. И не важно, водочный ли это бизнес или по производству колбасы".

Можно сколько угодно ругать бизнесменов за непатриотичность, в результате которой они выводят деньги за рубеж, а не инвестируют у себя на Родине. Но переубедить экономически активное население может лишь реальное изменение ситуации внутри страны. Безусловно, беглецы за границу были при любой власти. Однако сейчас тенденция приобрела особый размах — за счет потенци­альных бизнес-иммигрантов, активно принявшихся готовить "запасной аэродром" на всякий случай. И это — лишь отражение того, что особый размах приобрели рейдерство, коррупция, "доение" и "крышевание" бизнеса. Сыроварня в Италии теперь кормит тех, кому раньше приносили доход энергетика, банковский сектор и ритейл в Украине.

Денис Олейников: Хорватия более консервативна с точки зрения бизнес-среды. Это общество не так просто принимает новых людей извне

Юрий Краморенко: Из диалога с клиентами я понимаю, что украинские проверяющие органы взялись за изучение соответствия задекларированных доходов и расходов граждан