Экономика

Бизнес возьмут за цены

Всего полтора месяца осталось до момента вступления в силу антиоффшорного закона

Всего полтора месяца осталось до момента вступления в силу антиоффшорного закона. Перед тем как разойтись на каникулы, депутаты все же внесли изменения в Налоговый кодекс, призванные поставить крест на одной из самых распространенных минимизационных схем, которая позволяла отечественному бизнесу оставлять основную прибыль в низконалоговых юрисдикциях.

Глава Министерства доходов и сборов Александр Клименко явно скромничает, когда говорит, что, получив новые полномочия, его подопечные смогут ежегодно собирать для казны дополнительно 20 млрд грн. Ведь, по данным исследования британской независимой организации, осуществляющей исследования в области налогов и госрегулирования, Tax Justice Network, за период 1991–2012 гг. из Украины в "налоговые гавани" было выведено $167 млрд.

Договорились

Законопроект о трансфертном ценообразовании (№2515) уже направлен на подпись Президенту. И появление его автографа на документе лишь дело времени. Ведь новые полномочия, которые вскоре появятся у налоговой, расширят возможности власти влиять на крупный бизнес, позволят ей контролировать денежные потоки и прибыль финансово-промышленных групп.

Причем никто из коллег Виктора Януковича ни на Западе, ни на Востоке не сможет упрекнуть его в ужесточении правил ведения бизнеса: и в странах ЕС, и в России уже действуют похожие законы. А на последней встрече руководителей стран G8 мировые лидеры договорились ограничить корпорациям доступ к "налоговым гаваням". Таким образом, Украина оказалась "в тренде", буквально на острие мировых фискальных тенденций.

Хотя к подготовке законопроекта, внедряющего контроль над ценообразованием, в Государственной налоговой службе приступили еще в конце 2011 г., как только это ведомство возглавил Александр Клименко. Для г-на Клименко дело было хорошо знакомым: свою карьеру в налоговых органах восемь лет назад он начинал в спец-отделе по работе с крупными налогоплательщиками в Донецке, клиенты которого активно использовали оффшорные компании для налоговой оптимизации.

"Схемы с расчетами через оффшорные зоны стали обычной практикой среди крупных экспортеров еще с начала 1990-х годов", — говорит президент Центра экономического развития Александр Пасхавер.

Суть схемы чрезвычайно проста: товары из Украины по цене, едва превышающей себестоимость, продавали дочерним компаниям, зарегистрированным в оффшорных зонах. А оффшорная "дочка" перепродавала их конечному покупателю по более высокой, рыночной цене, и именно на ее счетах оседала основная прибыль.

Мировая практика уже давно нашла эффективный метод борьбы с этим фискальным злом. Если налоговые органы обнаруживают, что сделка проведена по цене ниже среднерыночной, продавцу доначисляются налоговые обязательства, рассчитанные исходя из недополученной прибыли.

Либо прибыль связанных компаний автоматически включается в общую сумму налогооблагаемой прибыли материнской структуры. Однако в отечественных реалиях работа над аналогичным законом превратилась в подковерное противостояние фискалов и лоббистов крупного бизнеса.

Первоначальный вариант законопроекта №2515, поданный в Верховную Раду 12 марта, содержал поистине "драконовские" нормы. Например, по ним налоговики фактически могли самостоятельно устанавливать параметры определения рыночных цен.

В нем не было исчерпывающего списка источников, из которых следует брать данные для определения уровня рыночных цен. Это создавало условия для появления, например, некоего "Вестника цен" по аналогии с пресловутым "Вестником госзакупок", за который не только бы пришлось платить втридорога, но и объективность указанных в нем цен была бы под вопросом.

"Хотя особых сложностей для определения цен нет. Например, есть авторитетные сырьевые биржи, на информацию от которых можно ориентироваться", — уверяет Виталий Хомутынник.

Уже в апреле в парламенте оживились отраслевые лоббисты. Так, на профильном комитете живо обсуждалось предложение вывести из-под действия антиоффшорного закона предприятия машиностроения. За это предложение агитировали народные депутаты-"регионалы" Вячеслав Богуслаев ("Мотор Сич"), Валентин Ландик ("Норд"), Тариэл Васадзе ("УкрАВТО") и Юрий Боярский (НКМЗ).

Еще один вариант — применять трансфертное ценообразование только для предприятий-экспортеров. Но, несмотря на жесткое давление "партийных авторитетов", перед первым чтением особых корректировок в документ внесено не было. 20 июня проект закона приняли за основу, но с условием, что перед вторым чтением будет возможность внести и рассмотреть правки. Из ярых противников-"регионалов" принципиально не голосовал за него только Вячеслав Богуслаев.

Последний парад

Следующее голосование по антиоффшорному законопроекту — во втором чтении и в целом — было запланировано на 4 июля, предпоследний день сессии. За две недели к нему поступило более 500 поправок, в основном с предложениями различных отраслевых лоббистов. Но учтено было не более десятка из них. Зато именно эти правки сделали новый закон компромиссным.

Согласно документу налоговая будет контролировать операции по поставке товаров и услуг нерезидентам, зарегистрированным в странах, где ставка налога на прибыль как минимум на 5% меньше действующей в Украине (перечень таких государств будет утверждаться правительством), а также нерезидентам — связанным лицам.

Под контроль трансфертного ценообразования будут подпадать и операции между связанными лицами внутри страны, если один из контрагентов — убыточное предприятие — находится на специальной системе налогообложения ("упрощенец") либо пользуется льготами по уплате налога на прибыль или НДС.

Общим для всех является следующее: сделки станут мониторить, если общая сумма проведенных предприятием операций с каждой из упомянутых категорий контрагентов достигла или превысила 50 млн грн. Эксперты предрекают: наличие такой нормы может привести к ситуации, когда под контроль подпадет множество мелких и разнородных (по видам товаров, работ, услуг) операций, по которым необходимо будет отчитываться и готовить документацию.

Например, дочернее предприятие может приобретать у материнской компании не только сырье для основного производства, но и канцтовары, рекламные товары, образцы на незначительные суммы. Все эти операции учтут при расчете годового стоимостного порога. И если он будет превышен, отчитываться придется и по таким мелким сделкам.

В таких отчетах компаниям придется обосновывать стоимость контрактов, подпавших под контроль. Для этого плательщики могут использовать несколько методов: сравнительной неконтролируемой цены (аналогов продажи), цены перепродажи, "расходы плюс", чистой прибыли (учитывается среднерыночная рентабельность аналогичных операций), распределения прибыли (экономически обосновывается распределение прибыли между сторонами контролируемой операции). Цена контролируемой операции признается обычной, если налоговым органом не доказано обратное.

В то же время лоббистам удалось отбиться от требования, чтобы налогоплательщики ежегодно подавали первичную документацию — договоры, инвойсы и т. п., а также смягчить порядок начисления и размеры штрафов за нарушение условий ценообразования. Закон разграничивает штрафные санкции: за непредоставление отчета по контролируемым операциям предприятие заплатит 5% от их общей суммы, за непредоставление документации по ним — 100 минимальных зарплат.

Если же в ходе проверки налоговая сочтет цену контролируемого контракта необоснованной и докажет это, налоги и штрафные санкции будут начислены в общем порядке. Кроме того, у предприятий появится возможность корректировать (уменьшать) налоговые обязательства по контролируемым сделкам. Тогда как в первоначальном варианте сумму налогов можно было пересчитать, но только в сторону увеличения.

Впрочем, для крупного бизнеса самыми важными стали другие нормы. Во-первых, согласно закону, крупный налогоплательщик сможет заранее согласовывать с налоговой свои контракты. В этом случае все операции, проводимые в рамках договоренностей с фискалами, будут автоматически считаться безопасными.

Предметом согласования могут быть товары (и цены на них), поставки которых подпадают под трансфертный контроль, источники информации, которые будут использоваться для определения цен в контролируемых операциях, допустимое отклонение от обычных цен, порядок, сроки предоставления и перечень документов, подтверждающих обоснованность цен, и срок действия таких договоренностей.

Фактически это означает, что, имея связи на самом высоком уровне, компания может получить индульгенцию на дальнейшее использование минимизационных схем с помощью оффшоров.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Константин Карпушин, руководитель группы трансфертного ценообразования "КПМГ в Украине"

О соответствии украинского закона о трансфертном образовании мировой практике

В основных моментах украинский закон соответствует европейской практике (в том, что касается применения методов, критериев сопоставимости операций и порядка подачи документации). В большинстве европейских стран компании, подавая ежегодную налоговую декларацию, указывают, осуществлялись ли в отчетном году контролируемые операции.

В некоторых странах необходимо просто ответить на этот вопрос (Нидерланды), в других — описать сделки более детально (Италия). В России необходимо заполнить довольно сложное по форме и содержанию уведомление о контролируемых сделках.

По запросу налоговых органов налогоплательщик обязан предоставить документацию. Ее содержание также прописано в "Руководящих принципах трансфертного ценообразования"  ОЭСР и практически одинаково для всех стран. Сроки подачи, как правило, составляют 30–60 дней.

Интересным исключением является Польша — там на подготовку документации у налогоплательщика есть всего семь дней. Что  разнится от страны к стране, так это штрафы за неподачу отчетности по сделкам, подпадающим под ценовой контроль.