Экономика

Независимое внешнее тестирование. Что общего у Украины с Россией, Грецией и Намибией

Украина – страна контрастов. В последнем рейтинге конкурентоспособности ВЭФ мы оказались как раз между православной Грецией и загадочной африканской страной Намибией

В стране, переживший несколько десятилетий тоталитаризма любят повторять сентенцию о трех видах лжи: обычной, наглой и статистике. Тем удивительнее, когда отстраненное изучение этой самой статистики позволяет со стороны увидеть то, что нам - украинцам - кажется очевидным, но изнутри.

Вот, к примеру, какие выводы может сделать иностранец об Украине, изучив последний рейтинг конкурентоспособности от Всемирного экономического форума (ВЭФ)? Он узнает, что в нашей стране есть сравнительно образованная рабочая сила, есть потенциал к инновациям, но это все "уравновешивается" неважной инфраструктурой и убогими институциями, неспособными управлять страной и ее экономикой.

Общее впечатление

Украина- страна контрастов, именно поэтому итоговый результат не впечатляет. В последнем рейтинге мы опустились с 79-го места на 85-е, оказавшись как раз между православной Грецией и загадочной африканской страной Намибией. Кроме того, по мнению МЭФ, мы находимся в промежуточном положении между исключительно "сырьевыми" странами и "экономиками, основанными на эффективности".

Кто попал с нами в одну группу (предпоследнюю с конца)?
Наши, с позволения сказать, коллеги это: Алжир, Азербайджан, Бутан, Боливия, Ботсвана, Бруней, Габон, Гондурас, Казахстан, Кувейт (опять совсем не бедная страна), Монголия, Нигерия, Филиппины, Россия, Венесуэла и Вьетнам. При этом наша соседка по рейтингу Греция, несмотря на низкое место, оказалась в группе стран с "экономикой, основанной на инновациях".

Как видим, рейтинг, который словно вишенка на торте дополняет солидный отчет о проблемах как отдельных стран, так и мировой экономики в целом - требует более глубокого изучения. Если, конечно, мы не хотим ограничиваться поверхностными выводами.
Итак, если нет никакой связи между местом в рейтинге, попаданием в группу по уровню развития и доходами населения, то что он тогда означает? Вот это и постараемся выяснить.

Смысл рейтинга

При расчете индекса конкурентоспособности, его составители берут во внимание 114 показателей, важных для стабильного и долгосрочного развития экономики: от качества автодорог (у Украины 134-е место из 138-и), детской смертности (51-е), доступности Интернета (64-е) до организованной преступности (123-е) и уровня защиты интересов миноритарных акционеров (136-е).

По мнению МЭФ, конкурентоспособность - это совокупность институций, принципов и факторов, которые влияют на эффективность экономики и определяют уровень благосостояния, который страна может достичь в будущем. Грубо говоря, если мы сегодня пасем задних, то нечего надеяться на стабильный рост доходов завтра и послезавтра. Исходя из этого можно сделать прогноз, что в ближайшем будущем Грецию ожидают серьезные трудности и падение благосостояния. Ну а мы, продолжим и дальше болтаться где-то посередине, растрачивая потенциал для быстрого рывка вперед.

Особо стоит отметить, что в конкурентном мире промедление и бездействие не так безвредно, как нам кажется. К примеру, еще в прошлом году наша страна находилась в группе "экономик, основанных на эффективности". Сейчас мы оказались в группе рангом ниже, вместе со странами, которые только переходят от сырьевой модели к "экономике, основанной на эффективности". Такое вот развитие наоборот или иначе говоря деградация.

Его причина - падение ВВП на душу населения ниже $3'000 в 2015 году (ожидается, что в 2016 этот показатель снова понизится. Для распределения стран по группам имеет значение и доля непереработанного сырья в структуре экспорта. Например, в России ВВП на душу населения 3,5 раза выше ($11'000), чем в Украине, но эта экономика также считается переходящей от полностью сырьевой модели к "экономике, основанной на эффективности". Все из-за большой доли нефти и газа в экспорте. Кувейт находится с нами в одной группе по той же причине.

Что поменялось

Из-за большого числа количества параметров, которые влияют на положение страны в рейтинге, мы сравним показатели этого года и 2012-го, когда Украина занимала рекордно высокое 73-е место из 144-х.

Как видим, за последние четыре года у нас существенно ухудшилось макроэкономическое положение, есть проблемы с финансовой системой, рынком труда и инфраструктурой, а развитие институций застыло на неприлично низком месте. При этом ситуация в образовании улучшилась, а инновационность - выросла.

В общем, новая власть научилась лучше сводить госбюджет, но падение благосостояния и банковский кризис снизили уровень сбережений; подорвали позиции Украины также высокий уровень инфляции в 2015-м году (на данный момент инфляция практически обуздана), рост госдолга из-за обвала ВВП и девальвации, и соответствующее снижение кредитного рейтинга.

Здесь первое что бросается в глаза - надежность банков. Четыре года назад мы были на 142-м месте из 144-х, а в этом - на 138-м из... 138-и. Сложно сказать, улучшили мы наши позиции или нет.

При этом на лицо проблемы с нехваткой доступных кредитов и отсутствием инвесторов, готовых вкладывать деньги в рискованные проекты, есть вопросы и к работе фондовых бирж.

Но есть и скрытый позитив. Дело в том, что часть из этих низких показателей - временны. И не зря глава МВФ Кристин Лагард после выделения последнего транша подчеркнула, что видит признаки стабилизации ситуации в банковской системе.

Глядя на эти показатели, можно прийти к выводу, что дерегуляция уже начинает приносить плоды, глубокая и решительная реформа судебной системы способна в краткие сроки улучшить сразу несколько ключевых показателей, также принесет результат и реальная борьба с коррупцией. В то же время требуется более эффективная работа правоохранительных органов, так как страну захлестнула волна преступности и это бьет по нашему экономическому развитию (еще один временный фактор).

Итак, углубленное изучение отчета Всемирного экономического форума дает нам основания для оптимизма. Негативные факторы, которые отбросили нас назад - временны, по многим другим наблюдается существенное улучшение ситуации. За это, в первую очередь, стоит благодарить то безвыходное положение, которое вынудило власти ни шатко, ни валко, но выполнять программу Международного валютного фонда (до этого Киев все время пытался маневрировать между Западом и Кремлем). Если на это наложить прогнозируемый рост цен на сырье в 2017-м, а также тот факт, что ближайшие выборы ожидаются не раньше 2019-го (популисты не сорвут ход реформ), то получается довольно неплохая картина. Которую, впрочем, могут подпортить внешние шоки, политическая дестабилизация или сворачивание реформ.