Экономика

Фирташу дали возможность договориться с оккупантами

Новый закон об оккупированных территориях ввел экономическую блокаду полуострова, но отступники понесут символическое наказание

Закон "Об обеспечении прав и свобод граждан на оккупированных территориях", принятый парламентом на прошлой неделе, дорого обойдется Дмитрию Фирташу и Юрию Косюку. Еще большие потери могут понести Ринат Ахметов и его компаньон Вадим Новинский, если в перспективе к числу оккупированных будет причислена и территория Донбасса.

Закон, авторство которого принадлежит главе фракции "Батькивщина" Сергею Соболеву, фактически ввел на полуострове экономическую блокаду, запретив присутствие украинского капитала на его территории. Табу наложено  на любую предпринимательскую и хозяйственную деятельность, связанную с лицензированием, квотированием, да и в целом требующую получения разрешительной документации. Однако наказание за экономическое отступничество предусмотрено символическое. Драконовские санкции, прописанные на этот случай в первоначальной редакции документа, из проголосованного закона исчезли.

Проект, принятый в конце марта в первом чтении, обещал за ведение бизнеса не территории оккупантов до восьми лет тюрьмы с конфискацией имущества.  Вместо этого в окончательном варианте закона появилась уже другая расплывчатая формулировка - "установленная в Украине юридическая ответственность".

Поговаривают, что об использовании такой словесной эквилибристики договаривался "регионал" Юрий Воропаев, являющийся лидером неформальной "ахметовской" депутатской группы. По словам первого заместителя главы парламентского комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Геннадия Москаля, такая норма позволит отложить введение ответственности на неопределенный срок. Чтобы наказывать предателей-бизнесменов, поправки придется внести в Административный и Уголовный кодексы. "Пока пожалели наших олигархов. Но дальнейшее развитие событий на востоке страны подскажет, какое наказание следует ввести. Вполне возможно, что это будет конфискация", - отметил Москаль.

Отмену санкций за ведение бизнеса в Крыму жестко продавливали отечественные олигархи. Первыми всполошились у Дмитрия Фирташа, которому принадлежат "Крымский титан" и "Крымская сода". Федерация работодателей Украины, тесно связанная с хозяином GroupDF, поторопилась направить письмо спикеру Верховной Рады Александру Турчинову. В нем предупредили о "необратимых экономических последствиях" и попросили провести "консультации". Обеспокоенность выразили также и в холдинге "Мироновский хлебопродукт" Юрия Косюка. На полуострове "зависли" принадлежащие ему предприятия аграрной промышленности, по иронии судьбы названные "Дружба народов". Повод поволноваться нашелся и в СКМ Рината Ахметова, который является собственником "Крымэнерго". В конце концов к общему шуму подключились финучреждения, чьи филиалы в Крыму работают на основании лицензий, выданных НБУ.

Беззубостью принятого закона об оккупированных территориях уже начали пользоваться бизнесмены, по крайней мере, близкие к семье экс-президента Виктора Януковича. Поговаривают, что беглый хозяин группы ВЕТЭК Сергей Курченко начал договариваться о покупке сети крымских АЗС "Спутник". Хотя в законе четко указано, что любая инвестиционная деятельность украинского бизнеса на оккупированных территориях запрещена. Можно предположить, что строить и расширять бизнес на полуострове попытаются и другие украинские толстосумы, покинувшие страну вместе с прошлой властью.

Если конфликт с Россией не будет сглажен и события начнут развиваться по худшему сценарию, статус оккупированных территорий  придется применять не только к Крыму, но к вотчине самого богатого гражданина Украины Рината Ахметова - Луганской и Донецкой областям. В этом случае его положение может сильно пошатнуться. Почти все принадлежащие олигарху металлургические комбинаты подпадут под действие "оккупационного" закона. Можно не сомневаться, что Верховная Рада в этом случае не замешкается с введением более жестких санкций за экономическое сотрудничество с оккупантами - норма о конфискации активов в законе может всплыть снова.