Экономика

Как конфликт Украины и РФ помог Греции с газом

Даже самые надежные союзники Кремля в Европе начинают задумываться об альтернативных и более предсказуемых, нежели РФ, источниках поставок газа

Газовый реверс в Украину под угрозой

Правительство РФ официально предложило Словакии выйти из оппозиции к газотранспортному проекту "Северный Поток-2", который обходит стороной Словакию и Украину, и подключиться к транзиту российского газа в Сербию и Венгрию. Тот может пойти окольным путем — через Германию и Чехию. Это предложение во время визита в Братиславу озвучил глава российского Минэкономразвития Алесей Улюкаев. Нынешние интересы Братиславы от этого не пострадают. "В настоящее время доход Словакии от транзита российского газа составляет 700-800 млн евро в год, это огромная сумма для такой маленькой страны. Договор о транзите со Словакией составлен до 2028 года, и он не подлежит сомнению", — заявил российский министр.

В случае согласия Братиславы на дополнительный встречный транзит газа из Германии и Чехии по направлению на Сербию Москва надеется сорвать проходящие через Словакию реверсные схемы поставки российского газа Украине. В Кремле недовольны, что словацкий и венгерский реверс снизил значение российского "Газпрома" на украинском рынке почти до нуля. Кроме такого удара по Украине, озвученное Москвой предложение показывает острую реакцию РФ на последнее крупное событие южноевропейского газового рынка — начало строительства газопровода Trans Adriatic Pipelines (TAP), ориентированного на газ Прикаспийских стран и иракского Курдистана. При стоимости 5,6 млрд евро он должен с 2018 г. дать Южной Европе 10 млрд куб. м газа в год, а после 2020 г. — 20 млрд кубометров. На эту цифру страны региона cмогут сократить объем импорта из РФ или начать продавать излишки. Как показали реверсные европейские поставки газа в Украину в течение последних лет, на них всегда найдутся покупатели.

Трансадриатический газопровод пройдет из Греции через Албанию в Италию. После завершения строительства TAP инвесторы проекта получат возможность нанести сокрушительный удар по монопольным позициям "Газпрома" на местном рынке. Они смогут протянуть ответвления газопровода из Греции в соседние страны — Македонию, Республику Косово и восточную Сербию.

А пока что на их газовых рынках господствует сербская компания Naftna Industrija Srbije (NIS), 51% акций которой в 2013—2014 гг. приобрела российская "Газпромнефть". Альтернативы NIS на балканском рынке нет, но эта ситуация не вечна. Через несколько лет после запуска ТАР его акционеры начнут обустраивать сеть трубопроводов-отводов, чьи ветки буквально разрушат российскую локальную монополию. Среди акционеров газопровода — британская корпорация ВР, азербайджанская Socar и итальянская SNAМ (по 20% акций), а также бельгийская Fluxys (19%), испанская Enagas (16%) и швейцарская Axpo (5%).

Греков заставили сделать выбор

Состоявшаяся 17 мая в Греции церемония начала строительства газопровода ТАР твердо обозначила перспективу присоединения соседних стран к проекту. Этот шаг также положил конец греческой газовой политике лавирования между Москвой и Брюсселем. До военно-террористической конфронтации РФ с Украиной и Сирией Греция откровенно применяла двойные стандарты в реализации стратеги развития своей газовой промышленности. Задолго до начала проекта ТАР многие в Афинах планировали усидеть на двух стульях. С одной стороны, политики-правоцентристы обещали для погашения долгов ЕС продать греческие госкомпании DEPA и Hellenic Petroleum (НР) азербайджанской компании Socar. Таким образом они намеревались показать Брюсселю, что поддерживают европейскую политику снижения газовой зависимости от РФ. С другой — официальные лица Греции откровенно лукавили, то и дело заверяя РФ, что готовы сохранять импорт российского газа на прежнем уровне. Одновременно из Афин неслись обещания подключиться к еще одному обходящему Украину российскому трубопроводному проекту — "Турецкий поток". Если бы он не схлопнулся в конце прошлого года по независящим от Греции причинам (конфронтации между РФ и Турцией), афинские политики до сих пор продолжали бы такую риторику.

Из-за такой стратегии двойных стандартов азербайджанская Socar как наиболее вероятный будущий собственник греческой ГТС и нефтекомпании НР должна была пообещать Греции неимоверный кульбит: наряду со своими каспийскими ресурсами покупать еще и российские газ и нефть. По задумке греческих левых политиков, Москва должна была щедро вознаградить их за построение такой схемы. Ее конечной задачей было дотянуть до момента, когда РФ с помощью уже действующего "Северного потока", его будущей второй очереди, и "Турецкого потока" смогла бы завести свой газ на Юг Европы, чтобы отрезать путь в ЕС каспийскому и азиатскому газу. Косвенным подтверждением такого плана может служить тот факт, что, несмотря на фатальное кредитное состояние Греции, ее власти уже пять лет кряду притормаживают приватизацию компаний DEPA и НР.

С начала этого года, когда ЕС заметно ужесточил свое отношение к "Газпрому", а военные операции РФ в Украине и Сирии перешли в фазу длинной заморозки, Афинам пришлось делать трудный выбор. Подошел срок начала строительства газопровода ТАР, который был спроектирован еще в прошлом десятилетии, но одобрен ЕС только в 2014 г. Socar, которую Греция водит за нос с приватизацией, является одним из крупных акционеров ТАР и вторым по весу источником ресурсов, уступая только корпорации ВР, которая является бесспорным лидером инвестиций в добычу газа Азербайджаном и иракским Курдистаном.

Какие дивиденды получит Киев от ТАР

Если бы отношения России и Турции не испортились, Кремль смог бы запустить "Турецкий Поток" к 2017—18 гг. вместе с "Северным потоком-2". При этом он мог бы рассчитывать на поддержку властей Германии и Франции, доминирующих в нефтегазовой политике ЕС. Но все пошло не по плану. И ныне  "Газпром" уже начинает работать с отрицательной рентабельностью из-за европейской антимонопольной политики и сокращения поставок в Украину. С началом строительства нового газопровода ТАР заведомо установленный российской газовой монополией контроль над сербской NIS становится ненужным и дорогим приобретением. Он уже ничего не принесет во внешнеполитическом плане, даже если Словакия и Венгрия решатся начать транзит из "Северного потока-2", и тем самым откажутся от будущих ресурсов Южного газового коридора ЕС, важным элементом которого является газопровод ТАР.

Украинские инженерно-строительные компании и трубопрокатные заводы пока что не добились крупных подрядов в европейском проекте ТАР. Но даже без этого экономика Украины получит от него дивиденды. Компании— потребители российского газа в Греции после запуска ТАР и поступления на рынки каспийского и иракского газа получат профицит ресурсов и будут вынуждены продавать закупаемый у РФ газ по маршруту его следования —  Украине, Молдове и Румынии. Возникновение избытка газа на рынках приведет к снижению импортных цен, что может позитивно сказаться на конкурентоспособности местной химической, цементной и стекольной промышленности. Кроме того, газотрейдеры транзитных государств благодаря проекту ТАР получат больше возможностей для закупки газа с южного направления.