Экономика

Как Украина, Турция и Иран поздравили "Газпром" и "Роснефть" с 8 марта

Даже сама возможность поставок нефти и газа из Ирана и Турции в Украину и далее в ЕС блокирует любые поползновения РФ «встать с колен» в отношениях со странами Центральной Азии

Фото: politiken.dk

Единственный в Украине полностью государственный Одесский НПЗ может начать закупки сырой нефти в Иране, а Турция намерена подключиться к практике ЕС по реверсу поставок газа на украинский рынок. Этими и другими новостями было насыщено мартовское турне украинских правительственных делегаций в Тегеран и Анкару. О принципиально новой для Украины возможности закупать газ у турецких импортеров и заключать с ними договоры о совместной деятельности по наполнению украинских ПХГ шла речь в Анкаре, куда нанес очередной визит глава украинского государства Петр Порошенко.

Треть потребляемого импорта газа Турция сейчас оплачивает "Газпрому" на условиях транзита через Украину, еще две трети приходятся на идущий по дну Черного моря газопровод "Голубой поток". Но отмена международных санкций против Ирана позволяет Турции увеличивать закупки у своего соседа. В этих новых условиях Анкаре будет выгодней экономить на транспортных расходах. Вместо того, чтобы качать идущий через Украину транзитом газ непосредственно в Турцию, его можно останавливать на полдороги и поставлять крупным украинским потребителям, таким, например, как Одесский припортовый завод или газоугольные ТЭС частных компаний. Оставляя для продажи в Украине от 5 млрд куб м до 7 млрд. куб м газа российского происхождения ежегодно, турецкие компании смогут закупать больше дешевого иранского газа для внутреннего рынка. Средние цены иранского газового ресурса для Турции ниже российского на 22-25%.

Украина от такой схемы импорта тоже выигрывает. После начала российской военной агрессии, около 60% импорта газа на украинский рынок стало поступать по реверсу из стран ЕС.

Присоединение Турции к такой практике позволит нашей стране сократить прямые закупки у РФ до критического минимума. Это даст нам возможность выторговывать у "Газпрома" более дешевые цены, и начислять ему более дорогие ставки транзитных тарифов.

Правда, происходящие ныне в Киеве структурные реформы НАК "Нафтогаз Украины" дают Москве надежду, что так называемые "серые мыши" в коридорах украинской власти рассорят украинских политиков между собой и затормозят выход турецких газовых компаний на украинский рынок. И в нынешних условиях такая перспектива выглядит вполне реальной.

Гораздо более результативной может стать активизация государственной политики Украины по содействию выхода на отечественный рынок еще одного нового для нас энергетического ресурса - иранской нефти. Переговоры об условиях такого выхода прошли 8 марта в Тегеране, где состоялось первое за последние 11 лет заседание украино-иранской межправительственной комиссии. Главный акцент переговоров был сделан на перспективах расширения украинского экспорта в Иран после отмены санкций. Из-за российской военной агрессии и вялотекущих реформ украинская экономика находится в глубоком кризисе.  Экспорт в Иран продукции украинского АПК и самолетостроения мог бы стать стимулом для возобновления ее роста. Правда, эффект от такого расширения сотрудничества станет заметным только через несколько лет. Гораздо более быстрый результат может дать начало импорта иранской нефти в Украину.

В отличие от украинского газового рынка, отечественный рынок нефти и нефтепродуктов остается почти полностью монополизированным поставщиками из РФ и Белоруссии. И тому есть глубокие структурные причины. Российские компании в свое время осуществили недружественную приватизацию и враждебное поглощение двух украинских НПЗ - Херсонского и Лисичанского. Они просрочили обязательства по модернизации, и в результате оба предприятия были остановлены. Единственный работающий в стране крупный НПЗ - Кременчугский - делает попытки завозить небольшие партии нефти из Казахстана. Уже более семи лет он загружен менее чем наполовину мощности, ориентирован только на нефть украинской добычи, и считается очень неповоротливым предприятием. Но с недавних пор активы государства в нефтяной сфере пополнились за счет давно остановленного Одесского НПЗ, который в феврале окончательно перешел в госсобственность. По сути, сегодня у Украины есть только один путь быстро оживить весь свой стагнирующий нефтяной сектор - как можно более быстрее загрузить это предприятие сырьем и найти партнеров по его модернизации. 

Иранскую нефть для этого завода украинские государственные компании смогут покупать на государственном нефтетерминале в порту Южный, и далее транспортировать ее на НПЗ по трубопроводной перемычке, которая соединяет этот порт с Одессой.  Одесский НПЗ является ведущим в стране производителем авиабензина для гражданской авиации и авиакеросина для реактивных самолетов. А растущая с каждым годом украинская армия потребляет все больше этих ресурсов.

Потенциальная значительная доля оборонного заказа в загрузке Одесского НПЗ не дает украинским властям ни малейшего права на ошибку при проведении политики возрождения этого предприятия. В таком контексте Иран, который предложил Украине начать импорт нефти для государственных потребностей, очень своеобразно поздравил своих нефтяных конкурентов из РФ с Международным женским днем, а также оказал Киеву тройную услугу. Во-первых, выход тяжелой иранской нефти на наш рынок не будет связан с техническими издержками украинской стороны. Большинство сортов иранской нефти химически схожи с российской топливной смесью, на которой специализируются все украинские НПЗ.  Во-вторых, запуск танкерной линии на украинский порт Южный открывает Ирану перспективу участия иранских компаний в загрузке простаивающего нефтепровода Одесса-Броды в направлении на Чехию, Словакию и Венгрию. В этом случае украинские госкомпании будут получать нефтетранзитные доходы.  И, в-третьих, участие Ирана в планах загрузки Одесского НПЗ может самым непосредственным образом повысить надежность снабжения украинской армии, которое сейчас опирается на услуги частных компаний-посредников по импорту авиатоплива и дизеля из Белоруссии. И до украино-иранских переговоров никто в Киеве не мог сказать с уверенностью, что будет со снабжением украинской авиации и сухопутных сил в момент "Х", если Белоруссия вдруг поменяет свою политику поставок топлива Украине.