Экономика

Борьба с офшорами: Как увеличить ВВП Украины сразу на 10%

Ежегодно из нашей страны выводится примерно 10% ВВП. «Власть денег» совместно с клубом реформ «Экономическая альтернатива» определила пять ключевых проблем, толкающих бизнес в офшоры, и предложила свой рецепт их решения

Фото: Shutterstock

Почему ежегодно из Украины в офшоры уплывает половина бюджета

Отечественная экономика все теснее переплетается с офшорами. Согласно данным международной исследовательской организации Global Financial Integrity за последний год в антирейтинге по абсолютному размеру незаконно выведенных активов Украина поднялась с 78-го на 14-е место среди 150 стран мира. Всего за 10 лет (исследование охватывает период с 2004 по 2013 гг.) из нашей страны вывели $116,762 млрд. По подсчетам экономиста Александра Охрименко, в прошлом году в офшоры перекочевало $4,8 млрд, годом ранее - около $9 млрд.

Global Financial Integrity признает лидером по оттоку капитала Китай, из которого ежегодно нелегально выводится в среднем $139 млрд. На втором месте - Россия. В среднем оттуда выводят $104,977 млрд ежегодно. Из Украины ежегодно нелегально выводится в среднем $11,676 млрд. Но размер ущерба, который тем самым наносится нашей экономике такими объемами утекающих капиталов, гораздо больше.

Размер доходной части украинского бюджета на текущий год - 595 млрд грн., или $23 млрд. Соответственно, каждый год в офшоры уходит почти половина отечественного бюджета.

Тогда как тот же Китай ежегодно делится с офшорами примерно только 6% своего бюджета (размер китайского бюджета составляет около $2,3 трлн).

Интересно, что объемы выводимых из Украины средств очень сильно варьировались от года к году. Пики активности в выводе капитала из страны пришлись на 2008 ($16,922 млрд), 2011 ($17,94 млрд) и 2012 гг. ($21 млрд). Первый всплеск, очевидно, был связан с началом финансового кризиса. Второй стал следствием тотального разворовывания страны прежней властью. Сейчас идет очередной этап вывода средств лиц, которые управляют ныне государственными финансовыми потоками. Примечательно, что периоды максимальной активности вывода капиталов за рубеж совпадают с резким повышением уровня внешнего долга Украины. К примеру, в 2008 г. госдолг увеличился на $20 млрд, в 2011 г. соответствующий показатель вырос на $14 млрд, в 2012 г. - на $9 млрд. Это косвенно подтверждает, что как минимум часть выводимых активов - это украденные бюджетные деньги.

В целом же анализ статистики оттока капитала показывает, что первопричиной столь тесного сотрудничества украинских резидентов с иностранными юрисдикциями являются отнюдь не высокие налоги (налоговые изменения вообще не оказывали влияния на офшорную статистику).

Вывод: Ключевыми проблемами для бизнеса эксперты выделяют неэффективную защиту со стороны государства права собственности, невозможность свободно распоряжаться своими активами и высокий риск их утраты из-за непредсказуемости экономики и нестабильности банковской системы. И лишь параллельно решая эти проблемы, государство должно потребовать от бизнеса прозрачной и честной уплаты налогов, создать систему, которая бы позволяла качественно отслеживать минимизационные транзакции, и обеспечить неотвратимость наказания за финансовые и фискальные нарушения.

Как государство ограничивает свободу распоряжаться своими активами

Уже который месяц Нацбанк говорит о возможном смягчении валютного регулирования. Однако детали будущих реформ упорно не раскрываются. В НБУ до сих пор не определились, с чего начинать и как далеко могут зайти в процессе такого реформирования. Между тем именно многолетние запреты на свободное движение капитала - одна из ключевых причин, заставляющих бизнес обзаводиться зарубежными надстройками. По оценкам Всемирного банка, в 2013 г., еще до установления текущих ограничений, Украина находилась в предпоследней группе стран по уровню легкости проведения валютных операций. Сейчас, скорее всего, она перешла бы в последнюю группу, став соседкой с Анголой, Непалом, Эфиопией, Венесуэлой и Соломоновыми островами. На сегодняшний день компаниям-импортерам нужно предоставить огромное количество сопроводительных документов, чтобы купить валюту. Им запрещено проводить крупные авансовые платежи, они обязаны замораживать на четыре дня полную сумму по сделке на счету перед каждой оплатой, что вымывает оборотный капитал. Обязательная продажа 75% валютной выручки для экспортеров создает дополнительные затраты в виде курсовой разницы при последующей покупке иностранной валюты. Чтобы избежать дополнительных издержек и рисков, отечественные предприятия предпочитают проводить транзакции через зарубежные надстройки. А ограничения на выплату дивидендов фактически поставили крест на капитальных инвестициях. В 2013 г. доля инвестиций в ВВП составляла 17-19%. В 2014-м - 14%. По результатам последних четырех кварталов этот показатель опустился до 13%.

Вывод: Валютные ограничения обеспечивают краткосрочную стабилизацию, что позитивно для бизнеса, но в долгосрочной перспективе ограничения лишь усугубляют проблему дефицита иностранной валюты в Украине, стимулируя ее накопление в офшорах.

Почему бизнес предпочитает рассматривать корпоративные споры не в Украине

14-е международное исследование EY "Корпоративные нарушения - индивидуальные последствия", которое проводилось с октября 2015 г. по январь 2016 г., показало: количество респондентов, которые считают, что взяточничество и коррупция широко распространены в Украине, неуклонно растет. За последние три года этот показатель увеличился с 60 до 88% (средний показатель в мире - 39%). 48% украинских респондентов считают, что правоохранительные органы стремятся расследовать случаи коррупции, при этом ставя под сомнение доведение соответствующих дел до обвинительного приговора. "Насколько бы ни был успешен тот или иной бизнес, сохранение результатов предпринимательского успеха, как правило, зависит от того, удалось ли собственнику "договориться" с силовыми структурами, а именно: налоговой милицией, экономическим блоком СБУ (ранее в этот перечень входили также УБЭП и прокуратура). Если предприниматель не стал "договариваться" или "договориться" не удалось, его выпотрошат, и никто не будет за это отвечать. При таких обстоятельствах нет смысла держать деньги в Украине", - говорит директор департамента АФ "Грамацкий и Партнеры" Игорь Реутов.

Эта же проблема касается и судебной системы. "В наших судах решения покупаются и продаются, поэтому даже если закон на стороне предпринимателя, защитить права в судебном порядке практически нереально. Формирующаяся годами судебная практика с подачи Верховного суда Украины разворачивается на 180 градусов по многим вопросам. Кроме того, ВСУ часто меняет даже собственные позиции. Представители судебной власти могут отменить практически любое решение в государстве", - комментирует Игорь Реутов.

Вывод: Офшорные надстройки помогают украинскому бизнесу эффективно защищать право собственности, в том числе открывая возможность рассматривать корпоративные споры в юрисдикциях с более качественной правовой системой.

Банковская система как фактор дальнейшей офшоризации

Перманентный банковский кризис - один из главных факторов, напрямую влияющий на возможность собственников обеспечить сохранность своих финансовых активов. За два года (с 01.10.2013 г. по 01.10.2015 г.) чистые активы банков уменьшились почти втрое - со $154,19 млрд до $56,76 млрд. Собственный капитал сократился с $22,4 млрд до $5,7 млрд, то есть почти в четыре раза. Несмотря на обещанную НБУ чистку банковской системы, на самом деле происходит ее дальнейшее уничтожение. Более того, бизнес утратил возможность оперативно отслеживать ситуацию на банковском рынке.

Уже более полугода НБУ не публикует свежих финансовых данных по отдельным банкам (последняя их дата - 1 октября 2015 г.), объясняя это переходом на международные стандарты финансовой отчетности. И без объяснения причин не обнародует результаты прошлогодних стресс-тестов по крупнейшим банкам. "Нестабильность и ненадежность банковской системы обусловлены массовым выведением банков с украинского рынка, непрозрачностью НБУ при принятии решения по введению в банки временной администрации и фактической невозможностью для собственников банков обжаловать такое решение НБУ", - резюмирует управляющий партнер ЮФ "Можаев и Партнеры" Михаил Можаев.

Напомним: из более 40 выведенных с рынка в 2015-2016 гг. банков-банкротов половина показывала положительный результат по чистой прибыли как в 2014-м, так и вплоть до момента введения временной администрации.

Вывод: Отечественная банковская система не готова обслуживать бизнес. Системных иностранных банков в Украине нет: из представленных на рынке - те, кто не смог (или не успел) вовремя уйти. Надежность украинских банков даже невозможно адекватно оценить из-за отсутствия оперативных данных.

Налоги не стимулируют развитие бизнеса

Украина - страна далеко не с самыми высокими налогами. Однако, открывая офшорные структуры, бизнес не сбрасывает со счетов и экономию на налогах. "Негативное влияние на ведение бизнеса в Украине осуществляют высокие ставки налогов, особенно оплачиваемых с фонда заработной платы. Так, заработная плата в Украине облагается налогами, составляющими в общей сложности до половины размера самой заработной платы. Поэтому для отечественного бизнеса представляется намного более интересным открыть бизнес-структуру в иностранной юрисдикции с более мягким налоговым климатом. Кроме высоких ставок налогов, достаточно сложным является и администрирование украинских налогов", - поясняет суть проблемы управляющий партнер АО Suprema Lex Виктор Мороз. Помимо этого, отечественная фискальная система не стимулирует капитальные вложения, в том числе со стороны иностранных инвесторов. Отдельный вопрос - работа налоговых органов, которые в условиях завышенных планов по наполнению бюджета изыскивают пути искусственного повышения собираемости обязательных платежей.

Вывод: Отечественная фискальная система ориентирована исключительно на наполнение казны, не предлагает налоговых стимулов для развития бизнеса и инвестирования в производство.

Почему фискальная система не видит оптимизаций

На сегодняшний день в Украине отсутствует система эффективного контроля за минимизационными транзакциями. Основная оптимизация налогов у нас совершается через покупку товаров и услуг у нерезидентов с целью вывода средств. Чтобы отследить соответствующие сделки, еще в 2013 г. ВР приняла закон о трансфертном ценообразовании. Документ позволяет контролировать крупные операции со связанными лицами. Но пока правила трансфертного ценообразования реально работают лишь касательно заполнения специальной документации. "Трансфертное ценообразование было позаимствовано Украиной у ОЭСР. Но наша налоговая и правовая системы не умеют работать со многими правилами, характерными для мировой практики, и просто скопировав их, мы не получили работающий механизм", - считает эксперт по вопросам налоговой политики Института общественно-экономических исследований Юрий Федчишин.

Для применения правил нужны детальные методики, которых в Украине нет. Ведь трансфертное ценообразование предусматривает анализ биржевых котировок, сопоставление операций разных компаний, анализ специализированных ценовых баз данных.

Дополнительно ОЭСР утвержден проект BEPS (Base Erosion and Profit Shifting) по разработке мер противодействия размыванию налоговой базы и выведению прибыли. План BEPS, в частности, касается подачи документации по трансфертному ценообразованию, состоящей из трех уровней: Local file - касается лишь раскрытия информации о контролируемой сделке, совершенной на определенной территории; Master file - оговаривает предоставление общей информации о группе, включая анализ операций, описание ценообразования, информирование о нематериальных активах и предоставление финансовой отчетности группы; Country-by-country report - отчет по каждой стране, где работает компания. Специальная документация по трансфертному ценообразованию у нас пока соответствует лишь части Local file, что позволяет украинскому бизнесу, использующему офшоры, не раскрывать полностью суть своих операций во всем мире.

Вывод: отсутствие контроля за минимизационными транзакциями означает, что государство не может обеспечить неотвратимости наказания за незаконные налоговые и финансовые операции и предупреждать факты размывания прибыли путем вывода средств в офшорные юрисдикции.

Что делать

1. Устранить препятствия для свободного движения капитала:

• задекларировать и обеспечить на практике четкое гарантирование свободного обращения капиталов, что означает возможность не только беспрепятственного инвестирования, но и вывода вложенных средств в любое время (сроки возможных ограничений, устанавливаемые государством на свободное движение средств, не должны превышать 30-40 суток);

• отменить правило об обязательной продаже экспортерами 75% валютной выручки (на первом этапе государство может снизить долю выручки, подлежащей обязательной продаже);
• отменить ограничения на выплату дивидендов иностранным инвесторам.

2. Ввести режим нулевой толерантности к коррупции и перекрыть существующие сейчас возможности для коррупционных деяний:

• реформировать силовой экономический блок, а также обновить судейский корпус. До того как украинская экономика выйдет из кризиса, для этого можно использовать деньги финансовых доноров;

• ограничить обращение наличных средств, поскольку, как правило, нетрудовые доходы получают именно в наличной форме. Порог по безналичным расчетам нужно снизить с нынешних 150 тыс. до 10-15 тыс. грн.;

• ввести презумпцию вины: если есть подозрение, что человек получил деньги незаконно, он должен доказать обратное. Эта мера в первую очередь должна распространяться на тех, кто совершает дорогие покупки и не может объяснить происхождение доходов. Санкции могут быть разные - от штрафа до конфискации имущества и уголовного преследования;

• финансовая амнистия. Речь может идти о трех видах амнистии: налоговой, амнистии капитала и легализации нетрудовых доходов. Особое внимание нужно уделять тем, кто находился на госслужбе более полугода.

3. Реанимировать нормальную работу отечественной банковской системы, для чего необходимо:

• снять валютные ограничения;

• снизить ставку рефинансирования как минимум вдвое и создать условия для доступа финучреждений к рефинансированию;

• изменить систему работы Фонда гарантирования вкладов физлиц;

• поменять руководство НБУ, к которому утрачено доверие со стороны банковского сектора.

4. Реформировать налоговую систему и ликвидировать карательную модель налогового контроля:

• освободить бизнес от налога на прибыль в случае реинвестирования прибыли в производство;

• снизить налоговую нагрузку на труд;

• прекратить тотальную практику открытия уголовных производств в отношении должностных лиц, предприятий, по которым только проводятся налоговые или иные проверки. Уголовная ответственность должна быть исключительной мерой, применяющейся при наличии целенаправленных умышленных действий, содержащих признаки уголовного правонарушения.

5. Обеспечить неотвратимость наказания за финансовые и фискальные преступления, для чего обеспечить фискальным органам возможность эффективно контролировать потенциально рисковые транзакции:

• внедрение системы постранового отчета, что позволит получать от ФПГ больше информации о связанных лицах и о транзакциях с ними;
•пересмотр условий соглашений об избежании двойного налогообложения, в том числе отказ в праве на применение соглашения, если экономической цели, кроме построения минимизационной схемы, не преследовалось;

• внедрение правил о контролируемых иностранных компаниях. Если группа, контролируемая из Украины, имеет в своем составе структуры в низконалоговых юрисдикциях, то должна уплачивать в Украине налог с выведенной в офшоры прибыли;

• присоединение к международной системе автоматического обмена налоговой информацией.

Опубликовано в еженедельнике "Власть денег" № 5 (442) за май 2016 г.