Экономика

Кого и как любил Нацбанк

НБУ впервые опубликовал полные данные по рефинансированию банков за год

Фото: УНИАН

Статистика-2014 сама по себе примечательная: можно увидеть какие банки получали больше всего помощи от Нацбанка, какая это была помощь, что служило залогом и т.д. Но гораздо интереснее смотреть на эти цифры с точки зрения того, как менялась политика НБУ в зависимости от руководителя, и как этим пользовались банки.

Итак, начнем с Игоря Соркина - главного банкира времен Януковича. 2014 год начался как обычно: небольшими кредитами для банков, которым срочно нужны были деньги, и огромными суммами по операциям прямого РЕПО для госбанков. По большому счету происходило как раз то, что в народе принято называть "включили печатный станок". Власть формально не может печатать деньги, это запрещено законодательством. Но может выпустить ОВГЗ, которые в добровольно-принудительном порядке скупают госбанки, а Нацбанк потом под эти облигации дает им рефинансирование. В итоге у казны появляются средства, необходимые на выполнение бюджета, а у НБУ - бумажки Минфина. В этом нет ничего нового, власть давным-давно освоила эту схему.

Январская тенденция потом сохранялась вплоть до осени - госбанки получали деньги от НБУ, закладывая облигации. Всего на долю трех госбанков - "Ощадбанка", "Укрэксимбанка" и "Укргазбанка" - за год пришлось порядка 30 млрд. грн. (по всем видам рефинансирования). И это при общем годовом объеме рефинанса в 115,6 млрд. (данные на 28.01.2015, Нацбанк их все еще уточняет).

Гораздо интереснее был февраль. Ведь, во-первых, по такой же схеме выводить деньги кинулись банки "Семьи". Так, если в январе только "ВБР" младшего Януковича сбросил в НБУ минфиновских бумажек на 380 млн. грн., то в феврале - Брокбизнесбанк Сергея Курченко, ВБР Александра Януковича, Укрбизнесбанк (тоже связанный с сыном беглого президента) и Южкомбанк (принадлежит другу младшего Виктора Януковича - Руслану Цыплакову) получили от Нацбанка деньгами более 2,3 млрд. грн. Во-вторых, в списке получателей помощи НБУ появился "Приватбанк", который по итогам года стал номером один по рефинансированию: почти 10 млрд. грн.

Но, самое интересное, третье. В понятийном аппарате Нацбанка появился новый термин - кредит для сохранения ликвидности. Раньше, такого вида рефинансирования не наблюдалось. Его в день своего увольнения ввел в законодательство Игорь Соркин. Да, именно в тот день, когда его сняли, а Степана Кубива назначили свет увидело постановление НБУ №91,  предлагающее давать рефинансирование (по решению главы НБУ) банкам, у которых за 5 рабочих дней отток депозитов составил 2 и более процентов.

Сроки, на которые выдавались такие кредиты - не месяц или три, а - до года. Требования к залогу гораздо ниже, чем при всех других видах рефинансирования (кредит рефинансирования путем проведения тендера, операции прямого РЕПО, не говоря уже о стабилизационных кредитах). Контроля со стороны НБУ - почти никакого, бумаг вроде плана дальнейших действий - тоже. В общем - красота. Не возьмусь утверждать, была ли эта схема придумана под кого-то конкретно, но примечательно, что на следующий день после регистрации документа в Минюсте (26 февраля), первым такой кредит получил "Дельта Банк" Николая Лагуна - сразу 800 млн. грн. В этом период Игорь Соркин все еще являлся советником главы НБУ.

В понятийном аппарате Нацбанка появился новый термин - кредит для сохранения ликвидности. Его в день своего увольнения ввел в законодательство Игорь Соркин. Да, именно в тот день, когда его сняли, а Степана Кубива назначили свет увидело постановление НБУ №91, предлагающее давать рефинансирование (по решению главы НБУ) банкам, у которых за 5 рабочих дней отток депозитов составил 2 и более процентов

И потом весь март и начало апреля прошли под знаком этого нового рефинанса. Деньги (в основном под залог имущественных прав по кредитным договорам) получили многие прекрасные банки - "Приват" Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова, "Диамант" Давида Жвании, "семейные" банки, "Златобанк" Леонида Юрушева, "Еврогазбанк" экс-главы "Нафтогаза" Алексея Ивченко, "Финансы и кредит" Константина Жеваго, банк "Надра" Дмитрия Фирташа, конечно же "Дельта Банк" Николая Лагуна и многие другие. Всего менее, чем за два месяца было выдано таких кредитов на сумму свыше 23 млрд. грн. Или 25% всего выданного за год рефинансорования.

Само постановление отменили в конце мая, но денежный поток прекратился чуть ранее. В апреле НБУ внес изменения в первоначальное постановление Соркина - потребовал, чтобы оттоком депозитов не считалось снятие денег связанными лицами, прописал сроки погашения, а главное закрепил за собой право внедрять процедуру особого режима контроля за получателем средств и назначать куратора. Видимо, после ухода Соркина Кубиву понадобилось время, чтобы осознать масштабы происходящего. А уж после изменения постановления, такие кредиты стали неинтересны.

В мае на условиях Нацбанка "сохранять ликвидность" продолжила лишь "Финансовая инициатива" Олега Бахматюка, получив без малого миллиард. Но там уже были и стабилизационные кредиты, так что контролем НБУ их уже было не напугать. Кстати, о стабкредитах - в этом смысле май побил все рекорды, за месяц их было выдано 11 штук на общую сумму 8,7 млрд. Основные получатели - "Приватбанк", "Финансовая инициатива", "Ощадбанк" и "Надра".

Фото: УНИАН

После бурной весны, лето и осень Гонтаревой в вопросе рефинансирования оказались довольно скучными. Месячные объемы упали с 12-20 млрд. до 3-5 млрд. грн. Летом еще большие деньги в основном получали госбанки по вышеупомянутой схеме "печатного станка", и пошатнувшиеся банки в виде стабкредитов. Иногда проскакивали сенсации вроде рефинансирования "ВБР" на 300 млн., Укрбизнесбанка на 620 млн., или "Юнисон банка" экс-главы Минсдоха Александра Клименко на 70 млн., но в целом получатели понятны.

Осенью же Валерия Гонтарева отличилась тем, что НБУ практически перестал выдавать стабкредиты. Исключениями были "Дельта Банк" Лагуна, "Приватбанк" Коломойского и "ВиЭйБи" Бахматюка. Остальным давались только недолгие кредиты под залог гособлигаций. Так было вплоть до декабря, когда чиновники под конец бюджетного года снова начали играть в размещение ОВГЗ - за этом месяц госбанки только по операциям прямого РЕПО получили более 2,5 млрд. грн. Видимо, очень надо было закрыть бюджетный год.

В итоге, глядя на все это, можно прийти к нехитрому выводу: не будь в начале этого года ряда занимательных игрищ по выводу денег, может быть и курс в стране был бы другой, и инфляция. А так, как говорил классик, "маємо те, що маємо". Остается надеяться, что статистика этого года будет хоть и менее занимательной, зато менее катастрофической.