Экономика

Кому правительство позволит отмывать грязные деньги

Чиновники анонсировали очередную «дутую» кампанию по борьбе с выводом средств из страны и финансированием терроризма

Татьяна Очимовская

Фото: lrytas.lt

Кабмин одобрил стратегию противодействия отмыванию денег, полученных преступным путем, и финансированию терроризма на ближайшие пять лет.  Согласно ожиданиям чиновников реализация ее положений должна снизить уровень коррупции в стране, привлечь иностранные инвестиции и ускорить процесс либерализации визового режима Украины и ЕС.  Однако едва ли такой оптимизм обоснован. Ведь утвержденный правительством рамочный документ — не более чем декларация.

"Создается впечатление, что он был принят только для того, чтобы отчитаться перед международными организациями (FATF, МВФ). Стратегия содержит перечень практически всех возможных мероприятий, которые могут быть осуществлены для улучшения системы, однако не устанавливает ни их приоритетности, ни сроков, а также не очерчивает хотя бы примерные средства и ресурсы, необходимые для их достижения", — отмечает адвокат адвокатского объединения "Скляренко, Сидоренко и Партнеры" Тимур Михайлов. Практическую часть работы возложат на Госфинмониторинг. Ежегодно до 1 декабря совместно с другими органами исполнительной власти регулятор будет разрабатывать и передавать в Кабмин план мер по борьбе с грязными деньгами.  

"Наиболее актуальны среди перечисленных в стратегии — меры по запуску Нацагентства по возвращению активов, внедрению эффективных механизмов розыска денег и имущества, полученных незаконным путем, а также процедур их специальной конфискации. Полноценная работа данного агентства — одно из условий запуска безвизового режима с ЕС", — полагает советник адвокатского объединения "Спенсер и Кауфманн" Николай Лихачев. Чиновникам действительно следует поторопиться. Так, еще в мае прошлого года власти широко рекламировали заморозку на банковских счетах $1,4 млрд, принадлежащих Януковичу и его окружению. Однако после этого никто так и не услышал ни о конфискации этих средств, ни о зачислении их в госбюджет. Хотя, как заявлял премьер-министр Арсений Яценюк, это дало бы возможность "и повысить социальные стандарты для граждан, и дополнительно профинансировать армию и борьбу с коррупцией". По данным Госфинмониторинга, за март 2014 — ноябрь 2015 гг. подразделения финансовых разведок других стран отрапортовали о замораживании $107,2 млн, 15,9 млн евро и 135 млн швейцарских франков, принадлежащих структурам и лицам, приближенным к беглому президенту. Но эти деньги так и не вернулись в Украину.

Как и многие другие документы, закон о борьбе с легализацией грязных денег действует выборочно и только в случае, если не затрагивает интересы власть предержащих

Широкую кампанию по борьбе с легализацией грязных денег правительство намеревалось развернуть еще год назад, тем более что в феврале 2015 г. вступил в силу новый Закон "О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и распространению оружия массового уничтожения".  Кое-какой позитив от его принятия действительно заметен. "За последний год стала прозрачной схема собственности многих предприятий, что даёт большую уверенность в надежности компаний", - отмечает Тарас Безпалый, управляющий партнёр АО "Безпалый и партнёры". Но принятый по настоянию МВФ документ не смог всерьез изменить ни стиль работы коррумпированных чиновников, ни ситуацию в стране в целом. "Закон, безусловно, действует, но правильнее было бы сказать, что его активно используют. Главным образом — для доступа к банковской тайне, которая сейчас превратилась в Украине в условность "благодаря", среди прочего, и этому закону", — утверждает партнер ЮФ "Ильяшев и Партнеры" Максим Копейчиков.

Как и многие другие документы, закон о борьбе с легализацией грязных денег действует выборочно и только в случае, если не затрагивает интересы власть предержащих. К примеру, в Госфинмониторинге любят рапортовать об остановке вывода средств, принадлежащих людям или компаниям, близким к предыдущей власти. "В то же время регулятор не нашел ничего предосудительного в выводе средств людьми, близкими к власти нынешней. Достаточно вспомнить широко освещавшийся в прессе случай с крупным платежом за рубеж публичным лицом, которое считается близким к одному из нынешних министров", — рассказывает Максим Копейчиков. Речь идет о переводе Ощадбанком $40 млн в интересах народного депутата Игоря Котвицкого. При этом банк не проверил источник происхождения средств, которые не были указаны в декларации народного депутата. Правда, в конце прошлого года НБУ все же оштрафовал госбанк за нарушение его должностными лицами закона. "Штраф наложен на Ощадбанк в связи с выводом капитала. В связи с транзакцией на $40 млн", — признала Валерия Гонтарева. Но, вероятно, это произошло лишь потому, что дело было предано гласности и приобрело скандальный характер. Сколько подобных транзакций осталось "незамеченными" Госфинмониторингом и НБУ, остается только догадываться. "Наибольшее внимание при борьбе с легализацией преступных доходов должно проявляться именно к людям, связанным с большими деньгами. Но те слишком крепко связаны с политикой и государством. Поэтому законодательство полноценно не работает. Основной контроль проводится скорее над средним классом и независимым от государства и публичных лиц крупным бизнесом", — утверждает эксперт Института общественно-экономических исследований Юрий Федчишин.

Как накажут схемщиков-банкиров

Через раз работают нормы закона и в других сферах. "Одной из основных целей документа является детенизация экономики и увеличение объёмов уплаты налогов и сборов в государственную казну. Но в связи с негативными тенденциями на валютном рынке, поскольку гривна слабеет, большинство старается сохранить свои сбережения в иностранной валюте и всяческими путями минимизировать свои расходы по уплате налогов и сборов", - отмечает юрист ЮК FCLEX Евгений Филоненко.

С одной стороны, финучреждения проводят идентификацию и верификацию клиентов, требуют информацию о конечных бенефициарах, мониторят сделки  и т. д. "Но с другой стороны, согласно отчету Госфинмониторинга за 2015 год, в восточных областях Украины были обналичены около 10,8 млрд грн., которые могли использоваться для финансирования терроризма. В такой ситуации сложно говорить об эффективности этого законодательного инструмента", — констатирует адвокат, директор департамента АФ "Грамацкий и Партнеры" Игорь Реутов.

Фото: zn.uaУдивительное равнодушие к "мойщикам" проявляют правоохранители. "Следователями органов прокуратуры Украины в течение девяти месяцев 2015 года в суд с обвинительным актом было направлено только три уголовных дела по ст. 209 Уголовного кодекса ("Легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем". — "ДС"), за девять месяцев 2014 года — всего четыре уголовных дела", — рассказывает Тимур Михайлов.

С особым рвением борьбой со схемщиками занимается разве что Национальный банк. За 2014-2015 гг. рынок покинула практически треть действовавших финучреждений. Многие из них не имели проблем с платежеспособностью. Их прикрыли либо по политическим мотивам, либо им не посчастливилось быть пойманными регулятором на "обнальных" операциях. В ближайшее время на выход укажут еще не одному финучреждению. С конца прошлого года НБУ начал проверки в средних и небольших банках (третьей и четвертой групп). На Институтской обещают, что финучреждения, уличенные в обналичивании и выводе средств, будут ликвидированы с привлечением правоохранительных органов. По предварительным оценкам, сейчас "схемных" кандидатов на вылет насчитывается девять. То есть рынок покинет каждый десятый небольшой банк (всего в группы небольших и средних входит 92 финучреждения).

Фото: Facebook/Игорь РеутовАдвокат, директор департамента АФ "Грамацкий и Партнеры" Игорь Реутов:

Чтобы устранить слабые места в борьбе с легализацией доходов, необходимо существенно усилить ответственность за нарушение процедур финмониторинга. Так, действующее законодательство предусматривает ответственность в виде штрафа в сумме от 1700 грн. (от 100 необлагаемых налогом минимумов) до 34 000 грн. (до 2000). Но это не отвечает ни сегодняшним реалиям, ни серьезности сферы, в которой такие штрафы применяются. Создается впечатление имитации борьбы с легализацией доходов и имитации наказания лиц за нарушения. При этом на банки эта ответственность не распространяется. Закон устанавливает, что НБУ самостоятельно применяет к ним меры воздействия. Таким образом, для разных субъектов финансового мониторинга применяются разные подходы и разные санкции.