Экономика

Кто те счастливчики, которым возмещают НДС

Автоматическое возмещение получают крупные иностранные предприятия и компании, чьи собственники приближены к власти. Средним и малым предприятиям НДС просто не возвращают

Фото: comments.ua

Налоговая снова рапортует о своих достижениях, на сей раз НДС-ных. По данным ГФС, растут не только сборы от этого налога, но и объемы его возмещения. В первом квартале среднемесячные поступления от НДС составили 11,9 млрд грн. против 8,9 млрд грн. за аналогичный период прошлого года. К 1 апреля 2016 г. от возмещенного НДС предприятия получили живыми деньгами 22,2 млрд грн. — это почти вдвое больше, чем за январь—март 2015-го. "У нас больше нет проблем с возмещением НДС. Возмещение налога происходит в нормальном режиме, ожидание в среднем составляет 1,5—2 месяца: очередь, проверки — и плательщики получают тот НДС, который они должны получить. Прозрачные реестры на сайте ГФС: очередь, состояние проверки", — прокомментировал ситуацию главный налоговик страны Роман Насиров.

Так выглядит фасад новой системы администрирования НДС, сгенерированной депутатами параллельно с версткой бюджета-2016 и полноценно запущенной ГФС в начале марта. Речь идет о внедрении двух реестров претендентов на возмещение: в первом — крупные экспортеры с большими оборотами, во втором — остальные. По сути, депутаты законодательно закрепили существовавшую годами практику так называемых белых списков. Попавшие туда компании могли получать возмещение без дополнительных проверок и по упрощенной процедуре. Но означает ли это, что НДС стал менее коррумпированным, а государство наконец начало выполнять свои обязательства перед бизнесом в части своевременного его возврата?

Много вопросов вызывает само распределение предприятий по реестрам. Формально, если компания соответствует прописанным в Налоговом кодексе критериям, она автоматически должна попадать в первый реестр (хотя такого понятия, как автоматическое возмещение, уже не существует, определенные преимущества у фигурантов этого реестра все же есть). Но в реальности попадание в "реестр избранных" зависит от налоговой, а вернее, от того, как именно она посчитает, скажем, долю экспорта в общем объеме поставок или размер активов, или оценит иной параметр.

Также нигде не прописано, каким образом, в какой пропорции распределяются средства на возмещение. Закон лишь говорит, что возврат сумм НДС должен производиться в хронологическим порядке, то есть чьи накладные зарегистрированы раньше, тот раньше получает и возмещение. Но отследить эту хронологию пользователям реестра невозможно. Отсюда — слухи (налоговиков на этом никто за руку не ловил) о якобы имеющейся у фискалов возможности вмешиваться в работу реестра. "Раньше местные налоговые органы на требование возместить НДС переадресовывали плательщиков в центральный офис и ссылались на то, что ГФС после автоматизированного отбора вручную отбирала компании, которым будет возмещаться или не возмещаться НДС. Технически это осуществлялось путем примечаний в реестре, в которых местным фискальным органам в тех или иных формулировках давали указание не возмещать НДС, проводить проверки и т. д.  Неизвестно, как это происходит сейчас", — рассказывает Оксана Кобзар — адвокат Адвокатского бюро Оксаны Кобзар . 


Фото: vestnik.in.ua

Так же неизвестно, погашаются ли старые долги государства перед бизнесом, —  в реестрах не отображается соответствующая информация, а содержатся только данные о возмещении, заявленном за февраль и март 2016 г. Именно этот источник использует глава ГФС, когда в официальных выступлениях озвучивает суммы бюджетной задолженности по НДС. "Из имеющейся у нас информации по некоторым плательщикам,  суммы за январь-февраль были возмещены действительно с отсрочкой 1,5—2 месяца. Вместе с тем не погашаются старые накопившиеся за 2015, 2014 годы огромные суммы. Чиновники ГФС вообще называют их "неактивными", хотя это живые, вымытые из оборота средства. Как и раньше, плательщикам, у которых зависли большие суммы возмещения из прошлых периодов, звонят "люди из Киева", которые представляются то сотрудниками фискальной службы, то сотрудниками Минфина (если НДС уже взыскивается через суд) и обещают "содействие" в возмещении за вознаграждение в размере от 10 до 30% от суммы возмещения", — говорит Оксана Кобзар.

Впрочем, определенную систему в порядке возмещения НДС отследить все же возможно. "Автоматическое возмещение происходит только крупным иностранным предприятиям либо компаниям, чьи собственники приближены к власти. Средним и малым предприятиям НДС просто не возвращают. Даже при наличии всех проверок банально не направляются платежные поручения в казначейство для выплаты. Не говоря уже о том, что отказать в возмещении можно, найдя в цепочке сомнительную компанию и бесконечно проводя сверки и суды. Также налоговая не брезгует без согласованных уведомлений-решений возбуждать уголовные дела и таким образом давить, заставляя отказаться от возмещения НДС или затянув этот вопрос надолго", —  утверждает старший партнер юридической компании "Кравец и Партнеры" Ростислав Кравец.

С иностранцами ситуация понятна — им будут платить все до копейки и в срок, чтобы не нарваться на очередной неприятный разговор с донорами. Что касается местных компаний, то в неравное положение их ставит не только фактор приближенности к власти. Схемы с незаконным возмещением НДС (или позволяющим получить завышенную сумму) никуда не делись. Крупным холдингам проводить их легче за счет операций со связанными компаниями внутри ФПГ и безупречного оформления финансовой документации. А это означает, что, переплачивая одним, налоговая вынуждена экономить на других.

Управа на схемщиков вроде бы есть — контроль над трансфертным ценообразованием, позволяющий отслеживать минимизационные операции со связанными лицами. Но этим практически никто не занимается. Поговаривают, что на всю страну в налоговой работают лишь несколько профильных специалистов, основной же вал работы сгружают на обычных инспекторов, которые занимаются трансфертным ценообразованием спустя рукава. "Дают о себе знать и пробелы в регулировании. В западных странах правила контроля над трансфертным ценообразованием сопровождаются очень детализированными методиками и регламентами, которые в Украине не принимаются. Нет и эффективных общих правил против оптимизации налогов, так называемых GAAR, направленных на выявление операций, в которых отсутствует деловая цель", — говорит эксперт по вопросам налоговой политики Института общественно-экономических исследований Юрий Федчишин. Почему? — вопрос к налоговой и Минфину. И очень сомнительно, что новое руководство финансового ведомства захочет менять ситуацию.