Экономика

Кто не даст утонуть украинской экономике

Доля малого и среднего бизнеса в нашей экономике не так уж незначительна. Другое дело, что для максимального эффекта МСБ должен расти, переходить от стартапов в категорию средних, а затем и крупных предприятий. А этого в Украине не происходит

Фото: Shutterstock

Как посчитать "малышей"

Малый и средний бизнес - та подушка безопасности, которая поддерживает экономики развитых стран в кризис. Украинские власти из года в год эксплуатируют этот тезис, утверждая, что небольшие компании - это "хребет украинской экономики европейского образца" и именно они способны поставить нашу страну в один ряд с Германией, Францией и другими развитыми государствами Европы. Для процветания Украине нужно всего "чуть-чуть" - чтобы доля МСБ в ВВП выросла с нынешних 15 до 50-70%, как в западноевропейских государствах. Но как этого добиться, чиновники все еще не придумали. Комплексный подход с понятной стратегией развития малого и среднего бизнеса до сих пор не удалось создать ни одному правительству.

Сегмент МСБ в Украине нельзя назвать малочисленным, даже если опираться на данные Госстата (по разным оценкам, от 40 до 70% бизнеса находится в тени, а значит, не попадает в официальную статистику). По информации ведомства, в 2014 г. в Украине работала 341 тыс. предприятий. При этом крупных компаний только 497, средних - 15,6 тыс. (более 4%) и малых 324,6 тыс. (более 95%). Фактически такое же соотношение наблюдается и в развитых европейских странах. В Германии, Италии и Франции доля МСБ составляет около 95% всех компаний. Разница лишь в том, что в Украине многие представители малого и среднего бизнеса на самом деле только фикция. "С одной стороны, многие предприятия, которые попадают в эту категорию, по украинским масштабам скорее крупные. С другой - многие компании, официально квалифицируемые как МСБ, в действительности входят в олигархические бизнес-административные группы, зачастую неформально. Так что официальные цифры весьма обманчивы", - заявил "ВД" эксперт программы USAID "ЛЕВ" Владимир Дубровский. 

Крупный бизнес дробится, мимикрируя под "малышей", чтобы безнаказанно оптимизировать налогообложение, сводя к минимуму отчисления в бюджет. В прошлом году в Минфине подсчитывали, что потери от налоговых ям составляют 600-700 млн грн. ежемесячно.

Где работают украинцы

"Малый и средний бизнес нужно рассматривать как средство обеспечения занятости населения, которое позволяет существенно уменьшить социальные расходы государства, в частности, по безработице, а также снизить социальное напряжение в обществе", - полагает эксперт "Реанимационного пакета реформ" Илья Несходовский. По данным Госстата, на средних предприятиях Украины сейчас занято 2,7 млн человек (около 43% от общей численности работников реального сектора экономики), а в небольших фирмах - почти 1,6 млн (27%). Доля занятых в малом и среднем бизнесе в Европе такая же - порядка 70%. Поэтому утверждать, что у нас мало людей работают в этом сегменте, было бы неверно. Действительно, 20 лет назад на отечественных крупных предприятиях трудились более 70% работающих украинцев, но теперь ситуация изменилась.

К тому же реальное количество занятых в МСБ намного больше. Малый бизнес на самом деле уже является подушкой безопасности: он обеспечивает занятость людей, лишившихся работы из-за остановки крупных предприятий и сокращения бюджетников. Именно этому сектору мы в немалой степени обязаны тем, что уровень безработицы в Украине все еще не превышает 10% трудоспособного населения, так же как в Италии, Словакии и Франции. Для сравнения: Греция является страной ОЭСР с самым высоким уровнем безработицы - там он достигает почти 25%. За ней следуют Испания с 20,5% и Португалия с 12,2%.

Ситуация в МСБ не так плоха, как кажется, если судить и по показателю объема реализованной продукции. Согласно официальным данным за 2014 г. на крупные отечественные компании пришлось 41,8% реализованной продукции, на средние - 41,3% и на "малышей" - 16,9%. Причем нельзя забывать, что малый бизнес в основном работает на упрощенной системе налогообложения. А это означает, что оценить реальный объем реализации продукции невозможно - из-за серых и черных схем очень много товаров и услуг проходят без документов. "Малый и средний бизнес в Украине не просто существует, он является основой экономики. Это уже 60% объема реализованной продукции. Почти половина занятого населения работает в малом и среднем бизнесе. Если вы думаете, что налоги платит крупный бизнес, вы ошибаетесь - МСБ сегодня обеспечивает 70% налоговых поступлений, то есть финансирует пенсионеров, учителей, врачей...", - рассказала "ВД" председатель Государственной регуляторной службы Украины Ксения Ляпина.

Фото: business.ua

Выжать все из легального бизнеса

Вывести бизнес из тени мешает несовершенное налоговое законодательство. На словах правительство декларирует упрощение налогообложения, уменьшение налогового давления. При этом увеличение поступлений в госбюджет ожидается якобы за счет детенизации экономики. На самом деле практически все инициативы Минфина имеют фискальный характер. Принятые в конце прошлого года изменения к Налоговому кодексу де-факто увеличили количество налогов и повысили многие ставки (за исключением ЕСВ). "Резервы детенизации, а это около 10 млрд грн. в месяц, так и остались неиспользованными. Зато увеличилась налоговая нагрузка на бизнес и население. Экономически выгодными в Украине остались только теневые сделки, которые невозможны без тотальной коррупции", - утверждает первый вице-президент Ассоциации налогоплательщиков Украины Юрий Атаманюк.

По словам координатора Гражданской платформы "Новая страна" Валерия Пекаря, из 2,3 млн зарегистрированных субъектов предпринимательской деятельности только 1,3 млн официально ведут деятельность, остальные или находятся в тени, или просто не работают.

Обременительная система отчетности, сложности с возвратом НДС, большое количество различных прямых и косвенных налогов и сборов - все это реалии украинского бизнеса. "В Украине за последние два года не только ничего не сделано для развития малого предпринимательства, но и ведется систематическая работа по уничтожению ранее существовавших гарантий невмешательства государства в деятельность "малышей". Например, правительство всерьез намерено ликвидировать упрощенную систему налогообложения", - заявил "ВД" эксперт Экономического дискуссионного клуба Евгений Олейников.

Теневая экономика определяет правила игры на рынке и формирует конкурентные условия в бизнесе. "Природа коррупции в Украине такова, что заплатить за невыполнение закона всегда дешевле, чем его выполнять. А если вы находитесь под крышей, то к вам не придут контролирующие органы и не наложат штраф, который может поставить крест на вашем бизнесе", - говорит председатель Полтавского областного отделения Всеукраинского объединения предпринимателей малого и среднего бизнеса "Фортеця" Игорь Балицкий.

Недостаточно усилий государство предпринимает и в плане дерегуляции бизнеса. К примеру, регистрацию бизнеса в Минюсте действительно упростили - теперь это можно сделать бесплатно за пять минут через интернет. Но затем предпринимателям все равно приходится неделями ходить по другим органам, чтобы встать на учет, получить разрешение на открытие счета и т. п.

"Практически единственный способ вывести бизнес из тени - создать привлекательные условия для работы. Не стоит пытаться заставить уже легализованный малый бизнес платить больше налогов. Куда лучше, если он будет создавать рабочие места, абсорбируя безработицу", - полагает Владимир Дубровский. Общемировая практика выхода из экономического кризиса - снижение налогов для поощрения бизнеса. К примеру, в 2008 г. правительство Великобритании уменьшило НДС с 17,5 до 15%, и это дало стране импульс для экономического роста. На аналогичные меры решились США и Китай. Румыния с 1 июня прошлого года снизила ставку НДС на продукты питания с 24 до 9%. В Украине же уменьшать налоги не спешат, пытаясь выжать максимум из легального бизнеса. Более того, в планах Минфина до 2017 г. повысить налоговую нагрузку вдвое.

Дмитрий Слесарев
Собственник компании-дистрибьютора парфюмерно-косметической продукции Lime
В нынешней экономической ситуации в стране приходится то и дело преодолевать одну за другой сложности, которые появляются в сфере бизнеса. Предприниматели пытаются выжить при любой власти и различных условиях, поскольку у них просто нет иного выхода, кроме как бороться за существование. Конечно, большинство людей в бизнесе сумеют приспособиться к сложным условиям сегодняшнего дня, но обидно, что это происходит вопреки, а не благодаря политике государства. Хочется, чтобы система работала на развитие экономики, а не исключительно на фискальное давление. Бытует мнение, что кризис - это время новых возможностей. Если уж говорить с этой позиции, то должен отметить, что в нашем сегменте в кризисное время появилась необходимость более тесного контакта с клиентом. Мы должны четко понимать и тонко чувствовать, кто наш потребитель. Для этого мы запустили новый проект parfum buro, целью которого является развитие культуры высокой парфюмерии среди украинской аудитории. С его помощью мы двигаем весь сегмент и открываем мир другой - нишевой, или так называемой художественной парфюмерии нашему потребителю. Вместе со всем сегментом мы двигаем все свое портфолио. А недавно проект обзавелся собственной локацией - Галерея parfum buro - в киевском арт-квартале "Воздвиженка", где в эстетике художественной галереи мы представляем высокие ароматы, суть которых сложно донести в общем потоке бесконечных запусков массовой парфюмерии. Там мы рады видеть своих клиентов, чтобы знакомить их с произведениями ольфакторного искусства.

Борьба за место под солнцем

Чтобы экономика получала максимальный эффект от деятельности малых предприятий, они должны расти, переходить от стартапов в категорию средних, а затем и крупных предприятий. Именно так система работает в развитых странах, в частности Европейском Союзе и США. Но такое развитие возможно только при условии госполитики, которая формирует эффективное регуляторное поле, действенную инфраструктуру поддержки малого и среднего предпринимательства, а также обеспечивает доступ к финансовым ресурсам. Ничего этого в Украине нет. Более того, система упрощенного налогообложения, с одной стороны, помогает "малышам" удержаться на плаву, а с другой - не дает им развиваться. Когда компания разрастается, она искусственно дробится на части, чтобы оставить себе предусмотренные государством льготы.

В целом условия ведения бизнеса в Украине благоприятными назвать сложно. В настоящее время по индексу верховенства права наша страна занимает 84-е место - как раз рядом с Угандой, по индексу коррупции - 144-е (рядом с Центральноафриканской Республикой), по рейтингу Economic Freedom - 162-е место (рядом с Боливией и Анголой). "Начать необходимо с борьбы с коррупцией в правоохранительных органах, налоговой и таможенной службах. Нет смысла бесконечно менять законы, если те, кто призван контролировать их выполнение, зарабатывают на разрешениях их обойти", - говорит Игорь Балицкий.

Также нужно внедрить простые условия и низкую стоимость создания и ведения бизнеса, устранить барьеры для его роста. "Главное - ликвидация возможностей для злоупотреблений крупного бизнеса, который имеет возможность давить мелких конкурентов не только экономически, но и политически, через лоббизм на уровне Верховной Рады", - говорит Владимир Дубровский. Сейчас монополисты и крупные участники рынка часто злоупотребляют своим монопольным или доминирующим положением и фактически навязывают "малышам" невыгодные условия, заставляя их работать с минимальной рентабельностью. Особенно это касается подключения к коммуникациям, предоставления производственных и торговых помещений в аренду, условий поставок товара в крупные торговые сети.

Разработкой комплексной программы развития бизнеса сейчас занимаются эксперты "Реанимационного пакета реформ". Документ предусматривает изменение системы регистрации, налого-
обложения, учета, отчетности в сфере предпринимательской деятельности. В частности, речь идет о внедрении сервиса "Электронный кабинет предпринимателя", который должен обеспечить полный комплекс услуг - регистрацию, расчет налогов, получение консультаций и т. д. "Все контакты с представителями налоговой и других учреждений предполагается осуществлять исключительно через этот сервис. Это существенно уменьшит возможность для коррупции и злоупотреблений с их стороны", - говорит Илья Несходовский. Соответствующий законопроект предположительно будет готов к концу мая. В "Реанимационном пакете реформ" надеются, что программа будет принята уже до 1 июля этого года.

Бизнес получит кредиты не раньше 2017 г.

Рынок кредитования МСБ продолжает пребывать в ступоре. Вот уже третий год кряду банкиры не финансируют бизнес. "В январе 2016 года в сравнении с январем 2015-го сокращение кредитного портфеля в гривне составило 17,7%. Практически настолько же сократился объем займов, выданных в долларах США (на 17,6%), а по евро этот показатель достиг 23,8%", - рассказал "ВД" директор департамента корпоративного бизнеса банка "Хрещатик" Алексей Манзя.

Причин, по которым финучреждения проявляют прижимистость, несколько. Во-первых, в Нацбанке подсчитали, что доля просроченных займов в кредитном портфеле банков превысила 40%. В целом по системе этот показатель составил более 24%. То есть каждый четвертый кредит оказался плохим. Наращивать проблемку банки не хотят, а потому выбирают заемщиков очень придирчиво. "Получить финансирование тем, кто ведет убыточную деятельность, имеет негативную деловую репутацию или только недавно открыл свой бизнес, практически невозможно", - говорит начальник управления бизнес-клиентов UniCredit Bank Ольга Полонская.

Во-вторых, кредиторы говорят, что спрос на кредиты очень низкий. Наиболее востребованы овердрафты и кредиты на пополнение оборотных средств, а вот заявки на инвестиционные кредиты в банки почти не поступают. В кризисные времена предприятия не готовы вкладывать средства в капитальные инвестиции. Исключение составляют разве что объекты недвижимости, спрос на которые сейчас резко упал. Застройщики и рады бы взять кредиты (ожидания относительно скорого восстановления рынка очень высоки), но из-за невозможности прогнозировать ситуацию банки не балуют их финансированием.

В-третьих, несмотря на снижение ставок по депозитам, цены на ресурс остаются высокими. А потому и стоимость кредитов для большинства заемщиков просто неподъемная. Эффективная ставка для бизнеса составляет в среднем 26-27% годовых. Но такую цену могут платить немногие. Да и приток депозитов в систему все еще очень слабый. А потому кредиторы ведут себя осторожно.

По прогнозам финансистов, рассчитывать на изменение ситуации в ближайшее время не приходится. "Для активизации кредитования необходимы улучшение экономической и военно-политической ситуации в стране, относительная стабилизация курсов валют, а также уменьшение объема проблемных кредитов", - перечисляет Ольга Полонская. Ни по одному из перечисленных направлений банкиры в этом году улучшения не ожидают. Так что разморозка кредитного рынка, которая планировалась на второе полугодие, может быть отодвинута до следующего года.

Что касается небанковского финансирования, то из тех инструментов, которые работают на мировом рынке, в Украине может применяться краудфандинг (так называемое народное финансирование). Такие схемы поддержки бизнеса достаточно распространены в Азии, Европе, США, но в нашей стране они пока не пользуются популярностью. "Например, украинские производители игрушек UGEARS в прошлом году собрали на сервисе софинансирования "Кикстартер" $406 тыс. Это наглядный пример того, какие возможности заложены в отечественном малом бизнесе, если создать для его развития надлежащие условия", - говорит Евгений Олейников.

О том, что будет с упрощенной системой налогообложения, читайте здесь

Опубликовано в еженедельнике "Власть денег" № 4 (441) за апрель 2016 г.