Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Не все золото, что мандат

Четверг, 22 Марта 2012, 13:02
Стоит ли бросать бизнес и идти в политику? Недовольство предпринимателей экономической политикой власти сегодня крайне высоко, и многие из них искренн

Семь лет назад алчевский мультимиллионер Владимир Рисухин при­­нял ключевое решение, которое впоследствии позволило ему в разгар экономического кризиса не только сохранить, но и приумножить свой бизнес.

Пополнив ряды провластного тогда БЮТ, он стал "связующим звеном" между правительством и оппозиционерами-регионалами в Луганском облсовете. Очень скоро Рисухин приобрел репутацию "сво­его среди чужих", и такое посредничество оказалось выгодным во всех смыслах.

К примеру, местная власть одобрила продажу Рисухину компании "Луганские авиалинии", затем его бизнес-империя пополнилась предприятием "Металлы и полимеры", а также мощным заводом по очистке шахтных вод "Аквасервис". Без поддержки властей эти проекты наверняка бы оставались для бизнесмена несбыточной мечтой.

Однако стать независимым бизнес-игроком, к чему всегда стремился Рисухин, ему так и не удалось. В 2010 году власть сменилась, и вскоре "Луганские авиалинии" были признаны банкротом.

"Мы потеряли очень много денег, времени и, главное, мы потеряли веру — веру в государство, — резюмировал тогда Владимир Рисухин. — Основная проблема была в том, что, купив авиакомпанию, мы так и не смогли избавиться от непропорционального диктата со стороны Фонда государственного имущества".

Разочаровавшись, Рисухин вернулся из политики в бизнес. Правда, от выборов к выборам помогает различным кандидатам организационными и финансовыми ресурсами — для подстраховки.

Негативный опыт Рисухина и сотен таких, как он, бизнесменов, прошедших взлеты и падения украинской политики, не останавливает сегодня тысячи предпринимателей, готовящихся баллотироваться в Верховную Раду. И для этого у них достаточно веские причины.

Ради значка

Ключевая мотивация для предпринимателей, решившихся рискнуть бизнесом ради карьеры в политике, далека от рациональности — это желание реализоваться.

Казалось бы, они имеют возможность ежедневно видеть пребывающих в депрессии парламентариев, голоса которых фактически ничего не решают, но с собой поделать ничего не могут. Если финансы позволяют совершить покупку в несколько миллионов гривен, то минимальный бюджет для победной избирательной

кампании готов. Когда уже многие удовольствия перепробованы, тянет на эксклюзивные покупки. А приобретение де­­путатского статуса обещает не только увлекательные приключения, но и вызов для человека как личности. Это потом он узнает, что станет работать банальным кнопкодавом, в лучшем случае курирующим какой-то узкий вопрос во фракции. А пока им правят амбиции, которые, как ни крути, нужно удовлетворять.

Вторая по значимости причина, за­­ставляющая предпринимателей идти в депутаты, — желание защитить свой бизнес. Будет ли у членов следующего парламента неприкосновенность — большой вопрос. Но сам депутатский статус все-таки кое-что да значит для различных силовых и контролирующих органов, способных разрушить работу любого предприятия.

Например, полной выемкой документов в рамках внезапно открытого уголовного дела. В качестве защиты в таких случаях депутату достаточно организовать в административном здании предприятия свою приемную, и "без стука" проверяющие туда уже не ворвутся. "Сейчас главный мотиватор для кандидатов в депутаты — страх. Депутатский мандат представляет собою покупку безопасности для биз­неса", — говорит политтехнолог Юрий Кочевенко.

Сейчас он по заказу нескольких биз­несменов "окучивает" мажоритарные округа в разных регионах. По его наблюдениям, силовое давление на бизнес ощущается практически везде, и депутат­ский значок —лучшее средство для решения этой проблемы.

Помимо выполнения защитных функций депутатский мандат может стать и неплохим подспорьем для заработка. Эта третья вероятная причина, толкающая предпринимателей в борьбу за власть. Государственный бюджет центрального и регионального уровней в условиях экономического кризиса стал едва ли не единственным источником инвестиций.

А "распил" бюджета в украинских реалиях обычно происходит еще на этапе подготовки его проекта в Кабмине и Верховной Раде. Естественно, депутаты оказываются первыми, кто вносит нужные строчки в расходную часть.

Выучив ментальность отечественного предпринимателя за годы работы в Украине, президент Европейской бизнес-ассоциации чех Томаш Фиала воспринимает этот факт как данность: "Многими руководят нападающие мотивы. Ведь депутатство — это доступ к бюджетным ресурсам, возможность участвовать в государственных тендерах".

Стоимость избирательной кампании кандидата-фаворита может доходить до $5-7 млн. Отбить эти деньги за счет казны — первое, чем наверняка озадачатся многие депутаты сразу после перехода на работу в Верховную Раду.

Не стоит соблазняться

Отдельного анализа заслуживают и факторы, способные удержать бизнесменов от перехода в политику. В первую очередь — это риск потерять бизнес из-за того, что конкурент в мажоритарном округе окажется влиятельнее и агрессивнее. Нужно быть готовым к тому, что представители силовых органов и с решением суда на руках могут ворваться в офис сразу же после объявления о намерении баллотироваться.

Именно поэтому до официального старта избирательной кампании большинство кандидатов не спешат публично заявлять о своих политических планах. Но в любом случае риски велики — это нужно осознавать.

"Весь бизнес, к которому я мог иметь отношение, а также бизнес тех людей, кто мог мне помочь финансово, преследовался го­­родской властью Одессы", — делится опытом зампредседателя Одесского облсовета Алексей Гончаренко, который тем не менее наверняка попробует стать депутатом на парламентских выборах 2012 года.

Еще один фактор риска — экономический кризис, царящий в стране. Даже дей­­ствующие народные депутаты под давлением ухудшающейся ситуации на рынках вынуждены бросать дела в парламенте и возвращаться к оперативному управлению бизнесом.

Уходя в Раду, они рассчитывали, что просто раз в месяц будут заслушивать расширенный отчет наемных менеджеров, давая рекомендации стратегического характера. На деле же такой стиль управления был возможен только до 2008 года. Подтверждает это и депутат Дмитрий Святаш, владеющий компанией "Автоальянс".

Относительно низкий спрос на автомобили потребовал от него личного участия в переговорах с крупными компаниями-производителями, чтобы договориться, например, о гибких скидках, рассрочке и отсрочке платежей. В связи с этим совет Святаша бесхитростен: "Если человек хочет стать политиком, он должен идти в парламент.

Если его политика не интересует, он в парламент идти не должен. Но совмещать эти вещи невозможно. Тут жертвовать не нужно. Нужно просто выбрать вид деятельности".

Но главную причину избежать соблазна стать депутатом знает любой, кто общался с действующими парламентариями. Это глубокая депрессия, вызванная конфликтом между внешними атрибутами, связанными со статусом за­­конодателя, и грустными реалиями.

Необходимость голосовать по команде, не­­возможность подать законопроект без согласования с руководителями фракции и партии, унизительный имидж депутатов как категории в восприятии абсолютного большинства украинцев — связанными со всем этим переживаниями украинские политики делятся мало с кем.

Но это и есть повод для депрессии, которую сегодня переживают практически все без исключения украинские депутаты. Ситуация значительно ухудшается, если для развития бизнеса народному избраннику нужно постоянно хо­­дить на поклон в кабинеты чиновников.

"Для меня бизнес по-украински превра­ти­л­­ся в необходимость стучаться в какие-то кабинеты, — рассказывает экс-министр по вопросам ЖКХ, миллионер Алексей Ку­­че­­­рен­ко. — Понимаете, если ты уже бизнесмен устойчивый, ты смирился и ходишь, а когда ты побывал на госслужбе на высоких должностях и тебе приходится вползать на ка­­рачках в какой-то кабинет и просить, чтобы тебя пощадили, — это очень тяжелая психологическая ситуация".

Что делать?

Приписываемое многим авторам известное изречение "если вы не занимаетесь политикой, то политика займется вами" в украинских бизнес реалиях звучит по-настоящему остро. Никогда особо не интересующийся политикой владелец компании "ПростоПринт" Денис Олейников благодаря футболкам "Спасибо жителям Донбасса…" в одночасье стал одним из ее фигурантов.

Из-за давления силовых органов ему пришлось бежать из страны, продав практически весь бизнес, а его попытки единолично восстать против государственной системы, отказавшись от помощи политиков, разлетелись в пух и прах. Правда, вдали от родины простопринтовец уже не столь категоричен.

Очевидно, что, повторись та же ситуация вновь, Олейников, скорее всего, никуда бы не сбежал, а предпочел бы сотрудничество с одной из политических сил. Но лишь в том случае, если бы она гарантировала ему и его бизнесу 100% неприкасаемость.

"Если бы какая-то политическая сила предложила мне ин­­тересную работу и я бы доверял ей, то согласился бы примкнуть к ней, — говорит он. — Не буду скрывать — политика мне интересна".

Безусловно, бизнесмену-новичку по­­добно Олейникову идти в парламент весьма опасно, но не идти — тоже нельзя. В этой ситуации оптимальным вариантом выглядит поиск подходящей кандидатуры из числа наиболее вероятных победителей в избирательной гонке на одном из мажоритарных округов.

Этому человеку можно предложить свою фи­­нансовую и организационную помощь — без широкой огласки. Естественно, в обмен на политическую "крышу", когда кандидат попадет в парламент. Нет никаких сомнений, что для малого и среднего бизнеса такой способ взаимовыгодного партнерства будет самым результативным.

К тому же именно при данном сценарии бизнесмен еще и страхует свой бизнес на случай, если поддерживаемый им кандидат в Верховную Раду не пройдет. Ведь зачастую после проигрыша все камни летят исключительно в огород проигравшего, тогда как бизнесмен, поддерживавший такого кандидата, номинально оказывается не у дел.

Мнение экспертов:

Александр Давтян: "Если я пойду в политику, то полностью избавлюсь от своего бизнеса".

Миллионер Александр Давтян за попытки поддержать Евгения Марчука и Арсения Яценюка на избирательных кампаниях дважды становился мишенью для правоохранителей.

Несмотря на неоднократные провокации и наезды силовиков ему удалось сохранить не только бизнес-империю, но и ностальгию по политическим интригам — сегодня бизнесмен размышляет над тем, не отдать ли ему дань "мажоритарной" моде и не пойти ли в Верховную Раду.

Вы возглавляете фракцию "Фронта Змин" Харьковского областного совета. Будете стартовать на выборах с этой площадки?

— Да, действительно, такое предложение есть. Но сегодня можно и самому идти на выборы — были бы деньги. Пока я окончательно не решил, идти мне в большую политику или нет.

Если же ваш выбор будет сделан в пользу политики, как поступите с бизнес-империей?

— Бизнесом будут заниматься сын, дочь — если они захотят. Моя жена бизнесом не управляет. Если же не захотят родные, от активов придется избавляться. Но продать бизнес — это проблема. Может быть, и продал бы все, так кто же купит?! Империю, которая создавалась 20 лет, за те деньги, что она стоит, продать сейчас сложно.

Идя во власть, большинство владельцев бизнеса преследовали одну цель — обрести политическое прикрытие для лоббирования интересов собственного дела…

— Сегодня у бизнеса кризисное время. Но у меня такой вид предпринимательства, который больше зависит от уровня жизни конечного потребителя, чем от политики (Александр Давтян владеет активами в розничном ритейле, СМИ, а также гостиничном бизнесе — прим. "ВД"). То есть от людей, которые зарплату тратят, допустим, в ресторанах и гостиницах. Поэтому нужно заботиться об уровне жизни потребителей, тогда и прибыль у бизнеса будет выше.

Вы будете финансово поддерживать кандидатов-мажоритарщиков?

— Те, кто собирается идти на мажоритарные округа, уже обращаются ко мне за поддержкой. Однако им верить нельзя. Я на своем опыте убедился, что человек, став политиком, о заслуге тех, кто ему помогал, забывает. Если перед политиком возникнет задача: решать вопрос для человека, лоббировавшего и финансово поддер­живавшего его на выборах, или же помочь своему бизнесу, то он сделает второе.

На протяжении 15 лет мы поддерживали разных политиков, после чего с ними остались только хорошие отношения. Но были и провокации, и обыски в 1999-м и 2009 г., которые, с одной стороны, меня закалили, а с другой — я очень тщательно начал подходить к обещаниям политиков. На 90% они обманчивы.

Анатолий Гиршфельд: "Так устроена наша страна, что любой бизнес в ней всегда лоялен к существующей власти".

Владелец "Украинской промышленно-энергетической компании" Анатолий Гиршфельд на последних мажоритарных выборах стал народным депутатом. Попасть в парламент по спискам ему не удалось.

Сейчас он размышляет, стоит ли на данном поприще снова пробовать свои силы. О том, насколько сложно перейти из бизнеса в политику и обратно, миллионер рассказал "ВД".

Возможно ли, на ваш взгляд, в нынешних условиях вести бизнес в Украине без лобби в парламенте?

— Все зависит от того, каким бизнесом заниматься. Высокотехнологичный бизнес вполне можно вести без парламента. Другое дело, что государство должно создавать условия для этого. Но если бизнес завязан на каких-то сырьевых ресурсах или преференциях, предоставляемых государством, — лицензии, к примеру, — вести его без поддержки парламента не так-то просто.

Среди нардепов много бизнесменов. Этот тренд будет актуален и на грядущих выборах?

— Я честно скажу, что не знаю, много ли сейчас бизнесменов, которые хотят идти в парламент. Скажите мне даже на примере Харькова. Мне о таких бизнесменах не известно. В моем кругу таких знакомых просто нет.

Но без политического прикрытия развивать бизнес может оказаться делом неподъ­емным…

— Что значит "прикрытия"? Как показывает личный опыт, не сильно-то оно и помогает. В стране так быстро все меняется, что неизвестно, поход в парламент — это угроза или возможность для развития бизнеса.

Ну а если дело в политической позиции предпринимателя? Ведь известны случаи, когда владельцам создают проблемы в бизнесе за их "неправильный" выбор…

— Многие ли из них могут быть нелояльным и к власти? Поверьте, так устроена наша страна, что любой бизнес в ней всегда лоялен к существующей власти.

Поскольку совмещать эффективное управление бизнесом и политику сложно, стоит ли это делать в кризис?

— Все зависит от того, как выстроен бизнес, есть ли на кого его оставить и насколько велико влияние отдельного человека на стабильность развития бизнеса. Вот и все. Каждый в конкретном случае решает это сам. Вообще я считаю, если бизнесмену есть чем поделиться, есть опыт, который он может перенести на государственный уровень, — он должен идти в парламент.

У вас не возникало опасений, когда вы уходили из бизнеса в политику, что ваша компания пойдет ко дну?

— Такой риск есть всегда. Но тем не менее мы справились. Мне было несложно возвратиться в бизнес, когда я в 2006-м не прошел в парламент только лишь потому, что далеко от бизнеса и не уходил.