Экономика

Образовательная вертикаль

В начале XIX ст. все труднее было мириться с массовой отсталостью и безграмотностью. Отечественная система образования обрела тогда комплексный, орган

В начале XIX ст. все труднее было мириться с массовой отсталостью и безграмотностью. Отечественная система образования обрела тогда комплексный, организованный характер.

Учебные заведения Российской империи были подчинены Министерству народного просвещения, созданному в 1802 г. А в январе 1803-го принятый царем Александром I Училищный устав провозгласил новую ведомственно-территориальную структуру образовательных учреждений. С этого времени страна была поделена на учебные округа во главе с окружными попечителями. Каждый округ охватывал несколько смежных губерний, а центром его служил университетский город.

Попечитель и его аппарат

Учебные заведения округа давали начальное, среднее (гимназическое) или высшее (университетское) образование. Венцом всей системы был университет. Ученые советы университетов курировали деятельность попечителей. При университетах же создавались училищные комитеты, которые непосредственно управляли низовыми учебными заведениями, назначали туда педагогов.

Правда, в дальнейшем, при Николае I, университетские вольности были значительно сокращены, а между разными ступенями образования возводились сословные перегородки...

В ранний период существования учебных округов территория нынешней Украины в составе царской России имела только один университет — Харьковский. Но в декабре 1832 г. учредили Киевский учебный округ, а вскоре открылся Киевский университет.

Потом появился также Новороссийский университет в Одессе. Киевский учебный округ охватывал Киевскую, Подольскую, Волынскую, Полтавскую и Черниговскую губернии. Кроме того, в 1912 г. к нему присоединили вновь созданную Холмскую губернию, "выкроенную" из Царства Польского.

Бюджет Министерства народного просвещения был очень значителен: на рубеже XIX-ХХ вв. он измерялся десятками миллионов рублей. Известны точные суммы затрат на содержание аппарата округов. Так, на жалование чиновников управ­ления Киевского учебного окру-

га в 1900 г. отпустили из казны 39 788,43 руб. Из них довольно внушительное для той поры содержание — 7800 руб. в год — получал попечитель округа, тайный советник Владимир Вельяминов-Зернов. Из этой суммы собственно попечительская зарплата составляла 3800 руб., а по две тысячи ему шло в виде столовых и квартирных доплат.

В штат входили также помощник попечителя, окружной инспектор, служащие канцелярии (включая бухгалтера и жур­налиста-архивариуса). Округ держал на ставке и специального архитектора, выполнявшего поручения по проектированию и ремонту школьных строений. Офис окружного управления традиционно находился в помещении Киевской 1-й гимназии на нынешнем бульваре Тараса Шевченко.

Пожертвование, отвергнутое властями

Самой яркой личностью среди попечителей Киевского учебного округа за время его существования был Николай Иванович Пирогов. Великий хирург, основоположник военно-полевой медицины, он оказался также выдающимся педагогом и организатором просвещения.

На должности попечителя округа в Киеве ему довелось работать не особенно долго — с июля 1858-го по март 1861 г. (перед этим он около двух лет служил на той же должности в Одессе).

Но за это время Пирогов успел необычайно много. Особенно отмечалось его моральное влияние: он последовательно насаждал между педагогами и учащимися человеческие, а не формальные отношения, отстаивал идеалы гуманизма. А бюджетные деньги он распределял строго для пользы дела.

Известный экономист Николай Бунге, тогдашний ректор Киевского университета, вспоминал о временах Пирогова: "Как щедро ассигновались и тратились им наши средства на переустройство астрономической обсерватории, на переделку помещений для практических занятий химией, как скупо расходовались они на роскошь ремонта".

Николай Пирогов заботился об охвате как можно более широких масс хотя бы начальным образованием. Однако на развитие низших школ выделялись тогда крайне скудные суммы. Тут-то гуманные чаяния попечителя поддержало киевское студенчество.

Впервые в Российской империи в Киеве была создана бесплатная воскресная школа для всех желающих — детей и взрослых, которая действовала по выходным и праздничным дням. Преподавали в ней главным образом студенты-волонтеры, жертвовавшие свой труд и время ради общего блага.

Она открылась в октябре 1859 г. в стенах уездного училища на Подоле, по нынешней Константиновской улице. Ее главным организатором стал профессор университета Платон Павлов, а Пирогов оказал всяческое содействие. Доброе дело сразу же начало распространяться: к 1862 году по империи насчитывалось уже 316 воскресных школ, из них в Киеве было девять. Но в этой демократической инициативе власти усмотрели опасную крамолу. Вскоре воскресные школы были запрещены.

Пенсионеры на службе

Учительская профессия в империи давала стабильный заработок и пенсию, но особой роскоши не сулила. Так, в мужских гимназиях и училищах к началу ХХ в. имелись четыре стандартные ставки: от 300 до 1500 руб. в год.

Даже самая высокая из них едва покрывала необходимые расходы обремененного семьей учителя, а низшая обрекла бы его на нищенское существование.

Однако положение существенно облегчали прибавки: за дополнительные уроки, а также квартирные (или служебная квартира натурой). Это порой поднимало учительский заработок до двух тысяч и выше. На них уже можно было пристойно жить.

Правда, пенсия назначалась только в пределах голой ставки. Для ее достижения нужно было прослужить 25 лет. Многие учителя, даже набрав пенсионный стаж, оставались на службе.

Это сулило двоякую выгоду: во-первых, пенсию платили полным рублем сверх жалования; во-вторых, за каждые добавочные пять лет пенсионная сумма вырастала на 20%. Ввиду этого в учебных заведениях оставалось много пожилых, опытных педагогов.

Любопытный эпизод произошел с военным инженером-полковником Николаем Чекмаревым. Поначалу он служил при Киевской крепости, но в 1880 г. нанялся штатным архитектором Киевского учебного округа. На этой должности Чекмарев сделал немало; по его проектам были построены два значительных школьных здания в Киеве — для 4-й гимназии на Большой Васил

ьковской улице и для 5-й гимназии на Печерске. Но вот в июне 1898 г. Николай Иванович сообщил попечителю округа Вельяминову-Зернову, что хотел бы вернуться на действительную военную службу. Попечитель согласился отпустить его и поддержал просьбу инженера перед генерал-губернатором Михаилом Драгомировым. Вот только сразу после перевода Чекмарев вышел в отставку.

Зачем же ему потребовалось уходить из ведомства народного просвещения? Ответ прост: как раз в 1898 г. были существенно повышены пенсии для офицеров. Учитывая заслуги Чекмарева — видного строителя, участника боевых действий, ему позволили перед отставкой проделать такой нехитрый фокус.

Спасибо меценатам

Выделяя крупные суммы на содержание существующих учебных заведений, округ не всегда находил средства на строительство новых школьных зданий.

Здесь на помощь образовательному ведомству приходили щедрые благ отворители. Порой они даже сами строили учебные корпуса, оснащали всем необходимым и обеспечивали стабильным финансированием.

К примеру, киевлянка Мария Пото, дочь великого педагога Константина Ушинского, к 1901 г. на свои средства возвела училищный корпус на улице Фундуклеевской (Богдана Хмельницкого). Разместившейся в нем начальной школе присвоили имя ее отца.

Ученики и поклонники профессора-финансиста Николая Бунге, сложившись, организовали строительство роскошного здания на Липках для двухклассного народного училища в его честь (открылось в 1904 г. на углу нынешних улиц Липской и Пылыпа Орлыка).

Прославленный филантроп Никола Терещенко предоставил 100 тыс. руб. на строительство корпуса образцового городского училища, да еще 50 тыс. руб. неприкосновенного капитала для содержания заведения. Правда, смерть помешала ему воочию увидеть результаты своего пожертвования — замысел осуществил сын Александр, добавивший от себя еще 240 тыс. руб.

В результате на Ярославовом Валу возвели здание, в котором с 1906 г. обучались несколько сотен учащихся. В стенах бывшего народного училища имени Терещенко теперь действует Театральный университет имени И. Карпенко-Карого, но на фасаде доныне можно разглядеть инициалы жертвователей: "НТ" и "АТ".

Едва ли не самый щедрый дар Киевскому учебному округу сделал лесопромышленник Семен Могилевцев. Когда попечитель округа Петр Зиов обратился к нему за пожертвованием на помещение Педагогического музея, Семен Семенович ответил: "Народное образование всегда было близко моему сердцу".

Пожертвованных им 500 тысяч хватило на строительство прекрасного здания под стеклянным куполом по улице Владимирской, возведенного в 1911 г. (архитектор Павел Алешин). Позже в нем успели побывать и Украинская Центральная Рада, и музей Ленина. Однако в 1980-е гг. сооружение, по сути, вернули прежним хозяевам: его занял Дом учителя.

Завещатель-оптимист

Как-то раз попечителя Киевского учебного округа Петра Зилова известили, что в распоряжение округа поступила сумма, завещанная скончавшимся на днях полтавским чиновником Георгием Гуриным. На эти средства надлежало приобрести в городе Полтаве участок земли и построить университет, а также разбить сад.

Будущий университет должен был носить имя святого Георгия Победоносца, такое же имя следовало дать университетской церкви, и при каждой литургии священнику вменялось в обязанность молиться об упокоении души завещателя. В комплекс университета предполагалось включить клинику и библиотеку.

Особо оговаривалось, сколько денег необходимо будет выделить на стипендии "для ежегодной выдачи студентам недостаточного состояния".

Завещанный Гуриным капитал составлял... 100 (сто) рублей. Оказывается, полтавчанин распорядился, чтобы деньги были пущены в дело не сразу, а только через двести семьдесят лет после его смерти. В течение этого срока они должны были храниться в одном из кредитных учреждений. В те времена государственная рента составляла 4-5% в год.

За 270 лет неприкосновенного хранения, с учетом процентов и процентов на проценты, капитал увеличился бы примерно в 200 000 раз — то есть 100 рублей превращались в целых 20 млн! Да только оптимистичный расчет не оправдался. Дело было в ноябре 1907 года, так что пожертвованная Гуриным сумма до прихода новых властей не успела даже удвоиться.