Экономика

У Королевской забирают главный источник обогащения

Скандально известная экс-глава Минсоцполитики, мечтавшая о пенсии в 500 евро, останется без угольного бизнеса

Фото: УНИАН

Депутат Верховной Рады от «Оппозиционного блока» Наталья Королевская теряет контроль над крупнейшим углеобогатительным предприятием в Украине. Как выяснила «ДС», 18 марта Хозяйственный суд Львовской области утвердил реестр требований кредиторов к ПАО «Львовская угольная компания», которая владеет фабрикой «Червоноградская». Ее производственные мощности по обогащению угля, как уже сообщала «ДС», превышают 9,6 млн т в год, а основными клиентами компании являются государственные предприятия «Львовуголь» и «Волыньуголь». Общая сумма долгов Львовской угольной компании, признанных судом, составила порядка 190 млн грн.,  большая часть из которых пришлась на государственные структуры.

Как уже писала «ДС», банкротство Львовской угольной компании стартовало в августе 2015 г. Инициатором этого процесса стал Альфа-Банк. Сумма претензий банкиров изначально составила около 11 млн грн. (были признаны бесспорными требованиями). Но после того как суд в конце августа ввел процедуру распоряжения имуществом предприятия, финучреждение заявило дополнительные требования, что позволило ему в итоге попасть в реестр с 28,5 млн грн. в «общем зачете».

С самого начала банкротства главной интригой был ответ на вопрос, сможет ли депутат Верховной Рады от «Оппозиционного блока» Наталья Королевская, в орбиту которой включают компании, совокупно владеющие контрольным пакетом акций Львовской угольной компании (зарегистрированные в Луганске фирмы «АСП Трейд Групп», «Ифорас» и Грузотранспортное управление), добиться контроля над комитетом кредиторов предприятия.

Для реализации этого плана была придумана незатейливая схема. В конце сентября зарегистрированное в Киеве малоизвестное ООО «Новиком» предъявило к Львовской угольной компании претензии сразу на 144 млн грн. По данным «ДС», эта структура в последние годы фактически завела на себя все ключевые финансовые потоки предприятия. Она занималась ремонтом оборудования фабрики, поставляла ей угольное сырье, проводила работы по очистке комплекса хранения отходов, при этом почти всегда выполняя работы через субподрядчиков. То есть фактически «Новиком» имел признаки прокладки, через которую могли вымываться деньги из угольного предприятия. Сама компания, как и акционеры ее должника, имеет луганские корни — «ее единоличным учредителем и директором числится глава наблюдательного совета Львовской угольной компании Наталья Чикаева (по информации «ДС», она переехала из Луганска в Киев несколько лет назад, прописавшись на Троещине). Сам же «Новиком» изначально был зарегистрирован в Киеве по улице Круглоуниверситетской, 3-5, где владел недвижимостью отец Натальи Королевской — Юрий Королевский.

В случае признания указанных требований судом «Новиком» в одночасье становился крупнейшим кредитором Львовской угольной компании и мог претендовать на контроль над соответствующим комитетом. Остальные кредиторы во главе с «Львовуглем» этого стремились не допустить и сделали все, чтобы вставить компании палки в колеса. В итоге 18 марта суд решил, что большая часть требований, предъявленных «Новикомом» (долги по векселям 2009-2012 г.), недействительна в связи с истечением срока давности. И признал лишь требования компании на символическую сумму в 358 тыс. грн.

Как результат, крупнейшим кредитором, чьи требования были внесены в реестр, оказался «Львовуголь», которому Львовская угольная компания оказалась должна около 64 млн грн. и который автоматически попадает в состав комитета. Кроме него, суд утвердил также требования ГП «Волыньуголь» на 12,7 млн грн. и шахты №1 «Нововолынская» на 9,3 млн грн.

Таким образом, западноукраинские государственные угледобывающие компании, находящиеся под контролем Минэнерго, на троих сконцентрировали чуть менее половины кредиторской задолженности. И при поддержке Пенсионного фонда и Государственной фискальной службы, которым Львовская угольная компания задолжала около 50 млн грн., они фактически гарантировали себе контроль над комитетом кредиторов стратегического углеобогатительного предприятия.

Следствием чего могут стать запуск санации предприятия уже в ближайшее время и переход оперативного контроля над ним в руки ставленников Минэнергоугля.